Московская биржа как представительная организация крупной буржуазии (1870-1913 гг.)

Представительные организации буржуазии, воздействующие на органы власти в целях создания возможно более благоприятных условий для функционирования промышленности и торговли, являлись одним из важнейших элементов практики предпринимательства. В то же время деятельность таких организаций способствовала созданию в деловом мире критериев отношения к торгово-промышленной политике правительства и к социально-экономическим проблемам своей страны, обычаев его общественного поведения. Таким образом, деятельность представительных организаций была не только одним из важнейших показателей и проявлений социального самосознания буржуазии, но и одним из факторов его формирования.

Биржи в дореволюционной России в отличие от бирж других стран выполняли функции представительных предпринимательских организаций. Среди бирж и представительных организаций в целом одно из первых мест занимала Московская биржа. Поэтому как отечественные, так и зарубежные исследователи неоднократно обращались к ее истории. Однако она рассматривалась в значительной степени фрагментарно: отдельные аспекты деятельности этой организации исследовались попутно при изучении других сюжетов из социально-экономической истории России1. Существует единственная работа, специально посвященная Московской бирже, — исторический очерк, составленный к ее пятидесятилетию2. Издание имеет обзорно-описательный характер, хотя построено на широком использовании архивных материалов.

Автор надеется, что настоящая статья поможет создать более целостный облик этой организации, дополнить и уточнить имеющееся в исторической науке представление о предпринимательских кругах, объединяемых ею.

Биржевые организации в системе представительства интересов российской буржуазии

Законодательные и административные условия деятельности российских бирж. — Состояние представительства торгово-промышленных интересов в России I860—1880-х гг. — Биржи как представительные предпринимательские организации



Историю бирж как представительных организаций принято начинать с утверждения 20 марта 1870 г. нового Устава Московской биржи, узаконившего существование биржевого общества, возглавляемого избираемым им биржевым комитетом, который получал право защиты интересов предпринимателей3. Однако впервые торгово-промышленное представительство было выделено в самостоятельное направление деятельности в Уставах Харьковской (1868 г.)4 и Самарской (1869 г.)5 бирж. Понятие «биржевое общество» появилось еще раньше — в 1865 г. в Уставе Киевской биржи6.

Появление у российских бирж функций торгово-промышленного представительства, инициированное непосредственно из предпринимательской среды, не было исторической случайностью. Рынок вообще является первой ареной общественной деятельности для торгово-промышленного класса. Здесь проявляются не только противоположность конкурентных интересов предпринимателей, но и общность их коренных экономических нужд и социально-политических стремлений. Неудивительно поэтому, что при определенной неразвитости в России общественно-политических учреждений, при сравнительно ограниченных возможностях буржуазии к классовой организации биржи стали ее первыми общественными объединениями7.

В России юридической базой функционирования бирж было как общегосударственное законодательство — соответствующие статьи Торгового устава, так и частное — каждая российская биржа получала свой собственный, высочайше утверждаемый устав. Поскольку общероссийские законы были «не слишком мелочны в своих определениях» (они фиксировали только самые общие основания биржевой организации и деятельности8), то «для уставного творчества всегда было достаточно простора, который и был в надлежащей степени использован»9. Именно в биржевых уставах определялись подробности прав и обязанностей биржевиков, компетенции и структуры биржи. Регулирование деятельности бирж главным образом частными уставами, вырабатываемыми самими заинтересованными предпринимателями, обеспечивало возможность более мобильного реагирования юридических норм на изменение социально-экономических реалий и потребностей буржуазии.

Биржи в России являлись сравнительно автономным институтом. Инициатива в учреждении бирж была передана на места, а за государством в лице императора было закреплено только утверждение уставов. В пореформенную эпоху российские биржи сначала находились в подчинении Министерства финансов по Департаменту внешней торговли10. В 1864 г. дела по заведованию биржами были переданы в Департамент торговли и мануфактур11, с 1900 г. — в Центральные учреждения Министерства финансов по части торговли и промышленности12, а с 1905 г. — в Отдел торговли Министерства торговли и промышленности13. При этом законодательство позволяло биржам «в случаях особенной важности и не терпящих отлагательства» обращаться непосредственно к министру финансов или в любое другое министерство14. Текущий правительственный контроль над деятельностью бирж в форме обязательного присутствия на заседаниях биржевых органов специальных чиновников в России отсутствовал.

Местные власти в лице начальников губерний и областей и подчиненной им полиции были практически устранены от непосредственного вмешательства во внутреннюю жизнь бирж15. Право биржевых комитетов на свою печать ставило их в разряд правительственных присутственных мест. Личный состав руководящих органов российских бирж являлся полностью выборным. Даже то, что подчинение Министерству финансов (позже — Министерству торговли и промышленности) было юридически закреплено не в общегосударственном законе — Торговом уставе, а в уставах отдельных бирж, нужно рассматривать как известное признание автономного начала в деятельности бирж.

В России власть довольно легко санкционировала организацию бирж и сама привлекала их к обсуждению экономических проблем, поскольку она, с одной стороны, нуждалась в буржуазии как источнике информации и эксперте по торгово-промышленным вопросам, а с другой, — стремилась ограничить круг ее запросов экономическими проблемами. Известной гарантией последнего должна была служить статья Торгового устава, формально запрещающая заниматься на бирже обсуждением политических вопросов16.

Российские биржи в выполнении своего первоначального назначения служить товарным и фондовым рынком — практически до начала XX в. не играли столь заметной роли, как биржи в национальных экономиках западных стран17. При этом они являлись центрами деловой информации и официально разрешенными местами более или менее постоянного общения между предпринимателями. Это давало возможность использовать сравнительно независимые от властей биржевые организации для удовлетворения более насущных потребностей отечественной буржуазии, выявившихся в то время на фоне общего социально-экономического подъема и масштабных изменений в стране.

К использованию бирж как одной из форм объединения буржуазии непосредственно подводило положение, сложившееся в пореформенные годы в деле организации представительства интересов делового мира. Мануфактурный и Коммерческий советы даже после их преобразования в 1872 г. в единый Совет торговли и мануфактур с местными комитетами сохранили свои существенные организационные недостатки и общий полубюрократический характер. Купеческие управления несли в себе сильную традицию сословности и по своим задачам являлись своеобразным придатком казенных ведомств. Научно-практические организации — Русское техническое общество (создано в 1866 г.), Общество для содействия развитию русской промышленности и торговли (возникло в 1867 г.) — не были организационно и по своим изначальным задачам приспособлены к использованию их предпринимателями в качестве центров объединения и притяжения.

Всероссийские торгово-промышленные съезды, первый из которых был созван в 1870 г. в Петербурге, не стали регулярно работающими объединениями. Это произошло в первую очередь из-за неудовлетворительного, по мнению предпринимателей, принципа организации съездов, обусловившего случайность и разнородность состава их участников, среди которых собственно предприниматели были в меньшинстве. Вероятно, буржуазия, не прошедшая еще к тому времени пути организационного оформления местных и отраслевых интересов, вообще не была готова к объединению в масштабах огромной империи, разные регионы и отрасли которой характеризовались различной степенью развития. Кроме того, в условиях достаточно стабильного развития промышленности, вполне благоприятной торгово-промышленной политики правительства и отсутствия явных социально-политических конфликтов у буржуазии еще не возникло потребности к созданию некоего «единого фронта».

В 1870-х гг. в России возник принципиально новый тип предпринимательских объединений — съезды промышленников отдельных отраслей. Съезды созывались самими предпринимателями, что позволяло закрыть в них доступ либерально-интеллигентскому и бюрократическому элементам. Однако первое время съездовская форма охватила только область добывающей промышленности, поскольку Министерство государственных имуществ в отличие от Министерства финансов довольно легко санкционировало возникновение таких объединений18.

Все это делало биржи весьма привлекательной формой организации для защиты интересов не только торговли, но и обрабатывающей промышленности и удовлетворения потребностей в объединении региональных групп буржуазии. Право бирж осуществлять функции торгово-промышленного представительства складывалось из следующих элементов. Во-первых, биржи имели право ходатайствовать об устранении неудобств, произошедших вследствие исполнения каких-либо законов или распоряжений в области торговли и промышленности, а также о пресечении злоупотреблений в этих сферах. Во-вторых, биржевые общества должны были обсуждать проекты, присылаемые министерствами, с изложением своих заключений и отзывов на них. В-третьих, биржи могли представлять свои собственные предположения о мероприятиях, необходимых для развития торговли и промышленности. В-четвертых, представители биржевых обществ могли принимать участие (по приглашению, по закону или по собственному ходатайству) в работе различных государственных и общественных учреждений и организаций. В частности, биржевые общества участвовали в формировании состава Государственного совета, избирая выборщиков от торговли и промышленности.

По своим социальным характеристикам биржи были организациями преимущественно крупного и крупнейшего капитала, хотя в начале XX в. имел место процесс некоторой «демократизации» составов провинциальных и специализированных бирж19. Биржи, являясь территориальными организациями, нередко выступали выразителями интересов отдельных отраслей промышленности своего района. Однако главной функцией бирж было согласование интересов разных отраслей внутри своих районов и представительство их общих территориальных интересов во вне20.

Биржи как представительные организации играли довольно заметную роль в социально-экономической жизни буржуазии и явились одной из форм проявления ее общественной инициативы. Поэтому этот тип предпринимательских объединений следует подвергнуть более детальному изучению на микроуровне, исследуя деятельность отдельных его представителей.

Уставы и структура Московской биржи

Из истории возникновения биржи в Москве. Уставы Московской биржи 1839 г. и 1870 г. — Органы управления Московской биржи: общее собрание членов биржевого общества, собрание выборных, биржевой комитет. — Общая характеристика структуры Московской биржи



Согласно официальным документам, относящимся к концу 80-х и началу 90-х гг. XVIII в., биржа в первопрестольной столице тогда признавалась уже существующей21. Но вплоть до конца 1830-х гг. она не имела ни специально оборудованного помещения, ни каких-либо органов, которые представляли бы ее перед купечеством и перед властями.

Специально выстроенное для Московской биржи здание было торжественно открыто 8 ноября 1839 г. Но обустроенная биржа не очень-то заинтересовала купечество, которое вполне довольствовалось привычными неофициальными собраниями на крыльце Гостиного двора и близ него, на Ильинской улице. Поэтому руководство Московской биржи было вынуждено обратиться 1 января 1840 г. к московскому обер-полицмейстеру с прошением «принять зависящие меры», чтобы прекратить сходки вне биржевого здания22. Однако и с уничтожением этих сходок предприниматели все-таки не стали посещать биржевой зал. Теперь ежедневные купеческие собрания обосновались на террасе биржевого здания, ступенях лестницы, на прилежащем тротуаре и самой улице.

Только в 1860 г. после ряда предпринятых Московским биржевым комитетом мер23 удалось достичь перенесения биржевых собраний внутрь здания. Но коренные причины изменения отношения предпринимателей к бирже были связаны с развитием промышленности и торговли. Социальные процессы также стимулировали внимание предпринимателей к бирже как к разрешенному и поощряемому властями объединению. О том, что интерес крупных московских промышленников и торговцев к бирже стал возрастать, свидетельствует постановление выборных Московского купеческого сословия от 25 октября 1863 г. о необходимости произвести за счет купеческого общества расширение биржи. Старое здание, рассчитанное на довольно ограниченное количество посетителей и небольшие масштабы торга, перестало быть удовлетворительным. 17 мая 1866 г. окончательно было решено приступить к составлению проекта постройки. Он был утвержден в сентябре 1872 г., а 3 июля 1873 г. была совершена закладка нового биржевого здания. Приговором собрания выборных купеческого сословия от 19 марта 1876 г. новое здание биржи было передано в вечное пользование Московского биржевого общества24.

Свой первый устав Московская биржа получила по решению Московского биржевого комитета от 11 ноября 1839 г. Устав не был ее собственным, т.е. специально для нее выработанным: «до времени в руководство»25 был принят Устав Петербургской биржи 1832 г.26 Сюжет выработки собственного устава для Московской биржи интересен с точки зрения выявления приоритетов в потребностях объединяющейся вокруг нее буржуазии. 14 марта 1869 г. в Московский биржевой комитет, возглавляемый тогда Т.С. Морозовым, поступило заявление от крупнейших предпринимателей Промышленного центра России, в котором обосновывалась необходимость выработки для биржи нового устава27. В заявлении говорилось, что положения, заключенные в действующем Уставе, «по резкому различию между торговыми действиями Москвы и С.-Петербурга не вполне применимы к Московской бирже, между тем потребности в таких правилах в настоящее время... обнаруживаются в несравненно большей, против прежнего, мере...». Авторы заявления полагали, что в юридическом прояснении и обосновании нуждались права и обязанности биржевиков, а также порядок рассмотрения вопросов, представляемых на их обсуждение. Указывалось и на то, что у многих появившихся в то время в России бирж Уставы более соответствовали «настоящим потребностям торговли». В заявлении предлагалось избрать из торгующих при Московской бирже купцов комиссию для составления проекта нового устава и потом передать его на обсуждение всех московских биржевиков28.

В ответ на данное заявление руководство Московской биржи организовало Комиссию из двух отделов: отдела по составлению проекта устава под председательством Н.А. Найденова и отдела по выработке правил для биржевых артелей во главе с И.А. Ляминым29. Выработанный комиссией новый Устав Московской биржи, утвержденный царем 20 марта 1870 г.30, отличался от старого большим количеством статей и обстоятельностью изложения, что было вызвано стремлением как можно точнее регламентировать не только внутреннюю жизнь биржи, но и определить ее общественный статус.

Наиболее важные новшества, вводимые Уставом 1870 г., касались двух аспектов: компетенции биржи и ее структуры. Если в старом уставе самый большой параграф был отдан перечислению лиц, имеющих право торговать на бирже31, то в новом наиболее пространные параграфы были посвящены компетенции биржи в лице ее руководящих структур32. Принципиальным новшеством было придание биржевой организации Москвы представительных функций33, чему со стороны авторов проекта устава уделялось особое внимание34. 12 ноября 1869 г., извещая министра финансов о выработке проекта, руководство Московской биржи замечало: «Торговая деятельность Москвы, как главного промышленного и коммерческого центра Империи, усиливается с каждым годом, ее биржа получает все большее и большее значение, и заявления московского биржевого купечества в вопросах, касающихся преуспеяния русской торговли и промышленности, постоянно обращают на себя внимание правительства, признающего за Москвою полное право быть одним из главнейших представителей русских промышленных и торговых интересов». Этим в первую очередь москвичи и объясняли необходимость для своей биржи нового устава, «которым бы точно были определены правила для руководства при обсуждении многочисленных и часто весьма сложных вопросов, относящихся до торговли и промышленности и до облегчения биржевых сделок...»35.

Устав 1870 г. вводил следующие изменения в структуру Московской биржи. Во-первых, «для заведования делами общественными» по примеру земских и городских гласных биржевики должны были избирать так называемых выборных биржевого общества36. Во-вторых, выборным давалось право образовывать при бирже комиссии «для предварительного рассмотрения» вопросов, подлежащих их компетенции37. В появлении института выборных нашла свое отражение тенденция к централизации, которая свидетельствует о поиске наиболее оптимальных организационных форм. Возможность создания вспомогательных биржевых органов выражала тенденцию к специализации, являющуюся признаком усложнения и расширения деятельности организации. Данные структурные изменения находились в полном соответствии с введением представительных функций. И институт выборных, и вспомогательные структуры должны были обеспечить на практике известную степень качества реализации биржей функций по защите предпринимательских интересов.

Устав 1870 г., утвержденный в статусе «временного» (это дополнение к своему названию он получил, поскольку в то время в правительстве и деловых"кругах широко была распространена идея о необходимости создания единого для всех бирж, так называемого «нормального» устава), служил московским биржевикам в течение всего интересующего нас периода. За это время в него были внесены лишь некоторые дополнения и незначительные изменения (в 1872, 1875, 1876 гг.38), которые имели преимущественно внутриорганизационный характер и были связаны с адаптацией уставных норм к практике торговой и представительной деятельности биржи.

Московская биржа как корпоративная организация предпринимателей управлялась общим собранием членов Московского биржевого общества, выборными биржевого общества и биржевым комитетом.

Компетенция общего собрания, именуемого в уставе «собранием биржевого общества», была очень узкой и сводилась к избранию выборных биржевого общества и кандидатов к ним. Кроме того, лишь общее собрание могло решить вопрос об увеличении количества выборных при условии увеличения числа членов биржевого общества39.

Необходимость института выборных для Московской биржи (подобная структура уже существовала у Нижегородской ярмарочной биржи с 1866 г.) мотивировалась ее руководством тем, что ее состав отличался от составов подавляющего большинства других бирж многочисленностью, а обсуждать вопросы в чрезвычайно многолюдных собраниях было бы затруднительно40. Естественно, что более узкий и определенный круг лиц мог бы более мобильно и слаженно решать дела. Очевидно, что на мысль о выборных навели и мотивы более прозаичного характера. Вряд ли было бы вообще реально собирать для рассмотрения и разрешения все возрастающего количества вопросов достаточно большое число людей, чьим основным делом был бизнес, требующий много времени и личного внимания.

Уставом 1870 г. и его последующими дополнениями на выборных была возложена обширная компетенция, затрагивающая все стороны биржевой жизни. Выборные имели право «постановлять приговоры», т.е. принимать окончательные решения «обо всем, что касается устройства и порядка биржевых собраний, удобности и облегчения биржевых сделок»41, назначать пеню за несоблюдение уставных порядков и устанавливать правила для биржевой торговли42, они осуществляли распоряжение принадлежащими бирже имуществами, рассматривая и утверждая сметы доходов и расходов43, приобретая, отчуждая и закладывая недвижимые имущества биржи44. Выборные избирали должностных лиц биржи45, образовывали для непосредственного заведования отдельными частями ее деятельности и для рассмотрения отдельных вопросов специальные структурные подразделения46. Выборным принадлежало право осуществлять представительные функции биржи47. Таким образом, действующим «именем биржевого общества»48 выборным были делегированы все его права и обязанности в отношении не только внутренней жизни биржи, но и проявления ее внешнего, общественного существования.

Выборные избирались в количестве 100 человек всеми членами биржевого общества из всего его состава. Для их замещения на случай выбывания или отсутствия избирались специальные кандидаты, количество которых не должно было быть менее четвертой части от числа выборных49. Фактически число кандидатов было большим, однако они были разделены на два разряда: старших и младших кандидатов. Число первых было жестко лимитировано: 25 человек (это и была та самая четвертая часть выборных).

6 июня 1906 г. по предложению П.П. Рябушинского количество выборных Московского биржевого общества было увеличено до 120, а старших кандидатов — до 30 человек50. Эта инициатива имела непосредственную связь с решением, принятым в конце августа 1905 г. в Нижнем Новгороде на совещании либерально настроенного крыла московских биржевиков. Тогда было решено противодействовать выборам в будущую Государственную думу представителей группы биржевого лидера консервативного направления Н.А. Найденова. Для этого было необходимо по возможности изменить состав выборных на предстоящих в 1906 г. выборах51.

Первоначально, согласно § 19 Устава 1870 г., предполагалось ежегодное избрание выборных. Но уже 6 июня 1872 г. был определен новый порядок избрания — раз в три года52. Увеличение срока службы в должности выборного было продиктовано банальным стремлением устранить ежегодные хлопоты по выборам. Свою роль сыграли и кадровые соображения: желание получить орган, составленный из привыкших к соответствующей регулярной деятельности членов, приобретших определенный опыт и более или менее сработавшихся между собой.

Должность выборного Московского биржевого общества с течением времени становилась как бы наследственной, передаваясь от одного поколения той или иной предпринимательской семьи другому. Выявляется целый ряд династий, которые имели своих представителей среди выборных и кандидатов с 1870 г. и вплоть до первой мировой войны. Среди них — Алексеевы, Арманды, Баклановы, Барановы, Бахрушины, Беренсы, Булочкины, Вогау, Крестовниковы, Лосевы, Михайловы, Морозовы, Найденовы, Рабенеки, Рябушинские, Сапожниковы, Сорокоумовские, Столяровы, Третьяковы, Тюляевы, Четвериковы, Щенковы.

Московский биржевой комитет вел историю своего существования с 16 ноября 1837 г.53 Первоначально на него были распространены правила для комитета Петербургской биржи. Комитет состоял из председателя, трех биржевых старшин и гоф-маклера (старшего маклера). Председатель, которым по Уставу 1832 г. являлся городской голова, и гоф-маклер были «непременными» членами комитета, старшины избирались на трехгодичный срок купечеством первой гильдии54. С 1859 г. должность председателя Московского биржевого комитета стала выборной55.

Устав 1870 г. внес существенное изменение в принцип формирования этого органа. Теперь биржевые старшины и председатель избирались не только из первогильдейского купечества и первогильдейскими купцами, как ранее, а выборными биржевого общества из всего состава биржевого общества56. В 1876 г. число старшин Московского биржевого комитета было увеличено до пяти57. В разные годы членами биржевого комитета состояли видные представители делового мира первопрестольной столицы: К.К. Арно, И.К. Бакланов, К.К. Банза, А.А. Бахрушин, Н.М. Борисовский, Г.М. Вогау, И.Е. Гучков, М.В. Живаго, А.Л. Кноп, А.А. Колли, А.И. Коновалов, Г.А. Крестовников (председатель биржевого комитета в 1905—1915 гг.), А.И. Кузнецов, А.Л. Лосев, Т.С. Морозов (председатель в 1868—1876 гг.), А.Н. Найденов, Н.А. Найденов (председатель в 1876—1905 гг.), М.Е. Попов, П.П. Рябушинский (председатель в 1915—1916 гг.), П.И. Санин, В.Г. Сапожников, П.П. Сорокоумовский, А.К. Трапезников, С.Н. Третьяков («исполняющий дела» председателя в 1916—1917 гг.), К.А. Ясюнинский58.

В своем законченном виде компетенция Московского биржевого комитета, помимо наблюдения за материально-хозяйственной частью59, включала выполнение самых разных функций, которые можно разделить на три категории. Первую составляли обязанности, которые так или иначе содействовали функционированию биржи как товарного и фондового рынка: надзор за порядком биржевых собраний, организация деятельности маклерского института, разработка свода торговых правил и обычаев, информационное обеспечение биржевого торга и торгово-промышленной и финансовой деятельности вообще (вывешивание в биржевом зале разного рода объявлений и правительственных распоряжений). Сюда же следует относить экспертные (организация экспертиз качества товаров с выдачей соответствующих справок) и третейские (разбор торговых споров) обязанности комитета60.

Вторую категорию составляли обязанности, возлагаемые на биржевой комитет законом и не имеющие непосредственного отношение к биржевому торгу: обеспечение деятельности биржевых артелей и надзор за ними, а также участие в разрешении дел о несостоятельности в форме учреждения администраций61.

В третью категорию входили функции по обеспечению деятельности Московской биржи как предпринимательской организации представительного типа, а именно: осуществление по решению собрания выборных представлений и ходатайств в вышестоящие органы, прием и направление в соответствующие биржевые органы информации или запросов и требований от властных структур и др.62 Кроме того, члены биржевого комитета «по должности» включались в состав всех наиболее важных вспомогательных биржевых органов.

Расширение и активизация деятельности Московской биржи в начале нашего века вели к концентрации власти в биржевом комитете, что выразилось в создании в конце 1907 г. его особого структурного подразделения — секретариата63. Последний выполнял далеко не канцелярские обязанности. По функциям, ими выполняемым, и роли в деятельности биржевой организации секретари фактически являлись чиновниками особых поручений. Они занимались предварительной разработкой особо крупных вопросов, составляли проекты докладов по этим вопросам, устанавливали их окончательную редакцию и подбирали материалы, которые должны были отправляться в министерства. Если вопрос проходил через структуру, специально создаваемую при бирже для его обсуждения, или существующие для рассмотрения вопросов данной области комиссию или комитет, то секретари биржевого комитета выполняли функции секретарей в этих органах.

Опирающийся на громадный личный авторитет своих членов, Московский биржевой комитет был не только координатором внутренней текущей жизни биржи, но и лабораторией выработки решений по всем вопросам, подведомственным бирже как представительной организации.

Уставом Московской биржи 1970 г. предусматривалось возникновение при ней вспомогательных временных или постоянных структур «для предварительного рассмотрения отчетов и других дел, подлежащих обсуждению выборных»64, «ближайшего заведования отдельными частями общественного управления, равно как и для разрешения вопросов, касающихся отдельных отраслей торговли и промышленности и по другим предметам»65. К 1914 г. при Московской бирже, помимо комиссии для котировки фондов из биржевых маклеров, комиссии для котировки хлопка из прядильщиков, торговцев хлопком, маклеров и торговых посредников, и десяти комиссий для составления бюллетеней о справочных ценах на товары (образованы в 1908—1909 гг.)66, функционировали следующие постоянные структуры: Постоянная (создана в 1870 г.), Банковская (1906 г.), Лесопромышленная (1907 г.), Юридическая (1910 г.) комиссии, Комитет по железнодорожным делам (1891 г.), Хлопковый (1907 г.) и Прядильно-ткацкий (1909 г.) комитеты.

В соответствии с различными потребностями при Московской бирже учреждались временные структуры. Среди них были: Комитет по вопросу о неудовлетворительности порядков, существующих на железных дорогах (создан в 1879 г.)67, совместный с Московским отделением Совета торговли и мануфактур Комитет для рассмотрения материалов Министерства финансов по пересмотру общего таможенного тарифа (1889 г.)68, а также комиссии — по рабочему вопросу (1905 г.)69, по вопросу о фабрично-заводском законодательстве (1906 г.)70, об увеличении площади посевов под хлопок (1907 г.)71, по промысловому налогу (1908 г.)72, по вопросу о введении торгово-промышленных палат в России (1910 г.)73, по подготовке введения в действие законов об обязательном страховании фабрично-заводских рабочих от несчастных случаев и на случай болезни (1912 г.)74, по вопросу о программе обследований промышленности в виду пересмотра торговых договоров (1912 г.)75 и др.

Таким образом, в течение тридцати пяти лет со времени утверждения Устава 1870 г. при бирже функционировало только два постоянных вспомогательных органа: Постоянная комиссия и Комитет по железнодорожным делам. С 1906 г. по 1910 г. таких органов было учреждено пять. В это же время появляется стойкая тенденция к использованию проектной департаментализации структуры биржи (создание временных органов для обсуждения и решения какого-либо одного конкретного вопроса). Следовательно, заложенные в первой половине 1870-х гг. уставными нормами потенциальные структурные возможности Московской биржи были реализованы предпринимателями только в послереволюционный период.

Деятельность постоянных вспомогательных органов Московской биржи

Постоянная комиссия. — Комитет по железнодорожным делам. — Банковская комиссия. — Лесопромышленная комиссия. — Хлопковый комитет. — Прядильно-ткацкий комитет. — Юридическая комиссия



Постоянная комиссия Московской биржи была учреждена 14 июля 1870 г. Поводом к ее созданию послужил съезд фабрикантов, заводчиков и лиц, интересующихся отечественной промышленностью, проходивший с 18 мая по 16 июня 1870 г. в Петербурге, Члены Московского биржевого комитета сочли, что многие из вопросов, рассматривавшихся съездом, «имеют для торговли и промышленности весьма важное значение» и было бы полезным, если бы Московское биржевое общество подвергло «таковые вопросы... рассмотрению». По предложению биржевого комитета выборные образовали специальную комиссию, которой было решено поручить рассмотрение как вышесказанных, «так и всяких других имеющих возникать вопросов». Она получила статус и наименование Постоянной76. Создание Постоянной комиссии было ответной реакцией московских биржевиков на съезд, отразившей их сомнение в его возможностях адекватно осветить важные для делового мира вопросы.

На заключение Постоянной комиссии выборными передавались наиболее важные для московских предпринимателей вопросы, а также проблемы, обсуждение которых требовало предварительного сбора и обработки информации. Доклады Постоянной комиссии, размноженные типографским способом, рассылались для ознакомления выборным, а затем выносились биржевым комитетом на обсуждение их собраний. Деятельность комиссии была весьма эффективной, поскольку предварительное рассмотрение дел ее членами являлось, как правило, окончательным: на собраниях выборных выводы и заключения из докладов комиссии становились «приговорами» (окончательными постановлениями) выборных. Таким образом, Постоянная комиссия не только осуществляла информационную подготовку и предварительное рассмотрение тех или иных вопросов, но также выполняла ответственную функцию по формулировке и обоснованию мнения биржевого общества по данным вопросам. Кроме того, Постоянная комиссия вырабатывала правила для различных биржевых органов77 и составляла кандидатские списки по выборам должностных лиц биржи и ее представителей в государственные и общественные инстанции.

В Постоянную комиссию входили все члены Московского биржевого комитета и двадцать человек, избираемых выборными из своей среды на трехгодичный срок. 6 июля 1906 г. количество выборных членов комиссии было увеличено до 25 человек78. Личный состав этого органа являлся своеобразной демонстрацией наиболее избранных представителей деловой элиты первопрестольной столицы. П.А. Бурышкин весьма метко называл Постоянную комиссию «сконцентрированным, более интимным собранием выборных»79. Ее можно также рассматривать в качестве расширенного состава биржевого комитета.

Постоянная комиссия нормально функционировала до начала XX в. Далее, если судить по имеющимся данным, началось известное снижение активности ее деятельности80. В 1913 г. не было проведено ни одного ее заседания81. Затухание деятельности ранее важнейшего органа Московской биржи было связано с появлением секретариата биржевого комитета и образованием ряда специальных органов. Постоянная комиссия превратилась из полнокровного рабочего органа в структуру, персонифицирующую в своих членах моральный авторитет организации.

* * *

Вторым по времени возникновения среди постоянно действующих вспомогательных органов Московской биржи был Комитет по железнодорожным делам. В условиях громадных'пространств Российской империи проблема транспорта была одной из самых важных. Поскольку водные пути имели ряд существенных недостатков, таких, как сезонность, продолжительность перевозок, ограниченность широтного распространения, то железнодорожный транспорт приобрел особое значение. Внимание к общим и частным железнодорожным вопросам со стороны Московской биржи стимулировалось еще и тем обстоятельством, что Москва являлась одним из важнейших и крупнейших железнодорожных центров Империи.

Особое место в системе интересов отечественных предпринимателей к концу прошлого века заняли вопросы, связанные с железнодорожными тарифами. Это объяснялось правительственной политикой в отношении тарифного дела. С 8 марта 1889 г. была введена государственная монополии на железнодорожные тарифы. Руководство тарифным делом было с этого времени сконцентрировано в Министерстве финансов в Совете по тарифным делам, Тарифном комитете и Департаменте железнодорожных дел. Закон 1889 г. обеспечил железнодорожному транспорту место в ряду важнейших рычагов экономической политики правительства.

Департамент железнодорожных дел, координировавший всю деятельность тарифных органов, при проектировании тарифных мероприятий, как правило, совещался с представительными организациями. В частности, Московская биржа привлекалась Департаментом железнодорожных дел к обсуждению различных тарифных вопросов путем запросов и приглашения ее представителей на соответствующие совещания. Поэтому у московских биржевиков возникла потребность в более четкой разработке своей позиции в тарифном деле вообще и отношения к конкретным тарифным вопросам. 25 июня 1891 г. по предложению председателя Московского биржевого комитета Н.А. Найденова при бирже был учрежден Комитет по железнодорожным делам82.

В составе комитета, руководимого Ю.П. Гужоном, в разное время работали виднейшие предприниматели Промышленного центра — А.Г. Каменский, Г.А. Крестовников, М.Л. Лосев, П.И. Санин, П.М. Третьяков, В.С. Алексеев, В.А. Бахрушин, С.Т. Морозов, Я.А. Кошш, Э.А. Липгарт, В.В. Орлов, А.В. Бари, С.В. Гоппер, В.Ю. Гейс, И.И. Оловянишников и др.83

5 декабря 1892 г. при Комитете по железнодорожным делам был создан Железнодорожный отдел, на который была возложена техническая разработка тарифных вопросов. Заведующий отделом осуществлял функции постоянного представительства интересов Московской биржи на съездах представителей железных дорог и в различных учреждениях по железнодорожным делам. Отдел формировался из наемных специалистов-железнодорожников84 и бессменно возглавлялся Н.А. Куровым, который заведовал коммерческим отделом Московско-Курской железной дороги и считался весьма авторитетным в своей области85.

Деятельность железнодорожных органов Московской биржи была довольно насыщенной. В частности, за период 1893—1903 гг. ими было рассмотрено и обсуждено около шести тысяч самых разнообразных вопросов86. Главная задача, поставленная перед данными органами — обоснование и содействие реализации «такого принципа построения тарифов, который, ограждая интересы центральной промышленности, в то же время примирял бы интересы всех районов и таким образом являлся бы основой общегосударственной тарифной политики»87, — в целом реализовывалась более или менее успешно. К мнениям Московской биржи в лице представляющего ее заведующего Железнодорожным отделом прислушивались и деловые круги, и власти88. Подводя в 1903 г. итог своей деятельности, Комитет по железнодорожным делам и Железнодорожный отдел подсчитали, что благодаря тарифным мероприятиям, осуществленным по их ходатайствам, минимум экономии для соответствующих предприятий Центрального промышленного района составил, например, по цементу — 90 тыс. руб., по шерсти — 250 тыс. руб., по кожам и шкурам — 100 тыс. руб., по пряже — 1 млн. руб., по чаю — 2,8 млн. руб. В целом за десятилетие деятельности Железнодорожного отдела экономия для названного промышленного района составила минимум 12,5 млн. руб.89

С 15 ноября 1894 г. по предложению Н.А. Курова Железнодорожный отдел начал осуществлять справочные операции: составлять тарифные справки по железнодорожным платежам и проверять правильность провозных плат и других сборов железных дорог по накладным совершенных грузоперевозок. Мотивировалось это тем, что сборы за совершение перевозок исчислялись железными дорогами «едва ли не в большинстве случаев неправильно». Это происходило отчасти вследствие нечеткого применения тарифов станционными агентами и центральными органами управления железных дорог, а в большинстве случаев — «от сознательных арифметических ошибок, допускаемых... агентами при округлениях». В данных условиях грузохозяева чувствовали себя «совершенно беззащитными»90.

При осуществлении справочных операций Комитет по железнодорожным делам регулярно обращался в соответствующие правительственные инстанции и в правления железных дорог с указаниями по поводу замеченных неправильностей и за разъяснениями по спорным вопросам. Хотя объемы справочных операций в масштабах Москвы и Центрального промышленного района были не так уж и значительны, однако более важным является сам факт предоставления услуг такого рода. В нем нашло свое проявление стремление биржи к поиску новых форм и способов защиты интересов предпринимателей.

Это стремление проявлялось и позже. С весны 1899 г. Железнодорожный отдел стал получать с железных дорог переборы, сделанные ими в начислении оплаты грузоперевозок, а также взыскивать другие денежные претензии по накладным92. 30 апреля 1910 г. при комитете начала функционировать юридическая консультация, которая осуществляла ведение исков к железным дорогам судебным порядком по заявлениям владельцев накладных, имеющих какие-либо претензии к руководству железных дорог или неудовлетворенных решениями по разного рода железнодорожным делам93.

Железнодорожные органы Московской биржи принимали активное участие в обсуждении и разрешении общих железнодорожных проблем. Например, в 1909 г. Н.А. Куров представлял деловую Москву в Тарифной комиссии при Совете Съездов представителей промышленности и торговли, которой был поручен пересмотр Общего устава российских железных дорог. В начале 1910-х гг. московские биржевики участвовали в работе правительственной Особой высшей комиссии для всестороннего исследования железнодорожного дела в России94.

Таким образом, в своей работе железнодорожные органы Московской биржи пытались не только насколько возможно влиять на общую тарифную политику правительства и способствовать установлению приемлемых для предпринимателей тарифов на конкретные группы товаров, но и контролировать и корректировать применение тарифных норм в практике железнодорожных, перевозок.

* * *

Главное объединение деловых людей Москвы не могло не интересоваться различными кредитно-финансовыми проблемами95. В данной сфере деятельности Московского биржевого общества существенное место занимало участие его членов в работе Московской конторы Государственного банка. В разные годы в члены ее Учетно-ссудного комитета избирались А.К. Трапезников, А.К. Банза, К.И. Катуар, А.А. Карзинкин, В.Н. Сабашников, С.А. Протопопов, И.Ф. Елагин, О.М. Вогау и др.96 И.Ф. Гиндин отмечал, что учетноссудные комитеты стали органами тесной деловой связи ведущих чиновников Государственного банка и верхов столичной и местной буржуазии97: Не менее именитые предприниматели представляли Московскую биржу в Совете Государственного банка, например А.Н. Найденов, К.И. Риш, В.Н. Бакланов98.

Организационное оформление обсуждения вопросов, волнующих финансистов, путем формирования при бирже специальной совещательной структуры — Банковской комиссии — было осуществлено только 6 июня 1906 г. Вероятно, создать при бирже этот постоянный орган в известной степени побудила деятельность образованного в Москве в конце января 1906 г. чрезвычайного банковского синдиката — консорциума учреждений краткосрочного кредита для «облегчения тягостного положения промышленности и торговли, явившегося результатом забастовок и народных волнений»99. Непосредственным основанием к организации Банковской комиссии послужило заявление представителей ряда банков, рассмотренное выборными 29 мая 1906 г.

В составе комиссии работали представители крупнейших учреждений частного коммерческого кредита Москвы и московских отделений банков, имеющих правления в столице и других городах, а именно: банков Московского купеческого, Московского торгового, Московского учетного, Московского международного, Русского для внешней торговли, Петербургского международного, Русского торгово-промышленного, Петербургского частного, Сибирского торгового, Волжско-Камского, Южно-Русского промышленного, Северного, Русско-Китайского, Соединенного, Русско-Азиатского, Московского, Азовско-Донского, «Лионского кредита», а также Московского купеческого общества взаимного кредита и банкирских домов Рябушинских, Джамгаровых, Юнкера, «Г. Волкова с с-ми». Бессменным главой комиссии являлся председатель правления Московского купеческого банка А.Д. Шлезингер100.

На своих заседаниях Банковская комиссия рассматривала различные вопросы, связанные с кредитно-финансовой практикой и правом, имеющие внутреннее и международное значение101. Она осуществляла также информационно-консультативное содействие банкам в их операциях с ценными бумагами102. Для квалифицированных ответов на вопросы, возникающие в банковской практике, с февраля 1912 г. при Банковской комиссии функционировала специальная юридическая подкомиссия, в состав которой вошли юрисконсульты московских кредитных учреждений. Ежегодно по результатам ее деятельности составлялись полные сводки протоколов заседаний, которые рассылались заинтересованным кредитным организациям103.

* * *

Лесопромышленная комиссия была создана 4 декабря 1907 г. по предложению, сделанному состоявшимся при бирже совещанием лесопромышленников и торговцев лесными товарами под председательством П.П. Рябушинского104, который и возглавил данный орган. Деятельность комиссии была не очень активной и концентрировалась вокруг проблем транспортировки лесных грузов105. Поэтому возможно предположить, что создание комиссии явилось не только оформлением реальных нужд производителей и потребителей лесных товаров, но и одним из проявлений активности группы «молодых» московских предпринимателей во главе Рябушинским, которая стремилась укрепить свои позиции в авторитетнейшей представительной организации Центрального промышленного района.

* * *

Совершенно особое место в структуре Московской биржи занимал Хлопковый комитет, у истоков создания которого стояла временная Хлопковая комиссия под председательством А.И. Коновалова. Целью последней были проведение предварительной работы по изучению российской хлопковой торговли и выработка проекта правил о торговле хлопком106. Основы деятельности Хлопкового комитета, учрежденного в 1907 г., были разработаны как единый документ вместе с правилами торговли русским, среднеазиатским и персидским хлопком на Московской бирже107.

Хлопковый комитет предназначался в первую очередь «для разрешения всяких могущих возникнуть при торговле... хлопками споров и вообще для урегулирования торговли... хлопками». В его компетенцию были включены классификация и стандартизация хлопка, получение при посредстве биржевых маклеров ежедневных сведений о рыночных ценах на хлопок. Комитету была поручена также выработка правил и постановлений, касающихся хлопковой торговли, организация опытного исследования нормальной влажности хлопка и установление процента допускаемой влажности. Кроме того, Хлопковый комитет должен был представлять биржевому комитету ходатайства и соображения, касающиеся интересов отечественного хлопководства, торговли хлопком и хлопчатобумажной промышленности108.

Первоначально в состав Хлопкового комитета входило 15 членов: 6 членов, избираемых от хлопкопрядильных предприятий, 6 — от хлопкоторговых фирм, 3 — от биржевых маклеров и торговых посредников. Позже состав комитета был увеличен на 7 человек109, что свидетельствовало о расширении его деятельности. В разное время в работе этого биржевого органа принимали участие от прядильщиков — А.Л. Лосев, А.И. Коновалов, А.Л. Кноп, А.А. Найденов (младший), Л.А. Рабенек, Н.В. Скобеев; от торговцев — А.Н. Крафт, А.И. Шимко, Р.В. Живаго, Я.М. Шлосберг, А.М. Термикиртичев, Ф.И. Прове; от биржевых маклеров и торговых посредников — И.Д. Ершов, К.К. Кноп, К.И. Прове и др. Бессменным главой комитета был избранный от прядильщиков Р.И. Прове.110

Для ведения дел Хлопкового комитета и исполнения его решений было образовано хлопковое бюро из наемных служащих и классификаторов. Бюро, в частности, представляло в комитет заключения классификаторов о предоставляемых образцах хлопка и готовило материалы для разрешения предъявленных комитету споров111.

Московские биржевики стремились поставить хлопковый арбитраж на солидную основу. Об этом говорит тот факт, что весной 1908 г. председатель Хлопкового комитета совершил поездку в традиционные мировые центры торговли хлопчатобумажным сырьем — Бремен и Ливерпуль — для ознакомления с организацией арбитражного дела. Об этом свидетельствует и сюжет формирования состава хлопкового бюро. Было решено на первое время на должности классификаторов и эксперта по сдаче-приемке хлопка пригласить иностранцев. Это мотивировалось желанием иметь в составе бюро лиц, чуждых «всем посторонним влияниям», а также воспитанных «на тех строгих началах коммерческой справедливости, которая водворилась за границей». Было также признано желательным отправлять за счет Хлопкового комитета за границу русских молодых людей для практического изучения операций, производящихся при сделках с хлопком112. При комитете работал юрисконсульт113.

Помимо осуществления арбитражной деятельности, начавшейся с октября 1908 г., Хлопковый комитет занимался другими вопросами, связанными с производством и сбытом хлопка. Например, к 1910 г. он организовал сбор основных статистических сведений о запасах хлопка на складах в Москве и на фабриках Центрального промышленного района, о подвозе хлопка в Москву из Средней Азии и другой подобной информации путем периодических опросов114. С 30 октября 1910 г. Хлопковый комитет стал привлекаться к участию в хлопковых котировках Московской биржи115.

* * *

В области интересов хлопчатобумажных промышленников и торговцев действовал еще один орган Московской биржи — Прядильно-ткацкий комитет. У его основания стояло совещание представителей 22 хлопчатобумажных фирм Московского промышленного района, открывшееся при Московской бирже 30 января 1909 г. под председательством старшины биржевого комитета А.Л. Кнопа. Совещание заявило о желательности создания при бирже органа для рассмотрения вопросов, касающихся хлопкообрабатывающей промышленности, который также мог бы послужить в качестве официального представителя этой отрасли российской промышленности в Международной федерации бумагопрядильных и ткацких организаций, Исполнительный комитет которой находился в Манчестере. 21 февраля эта инициатива получила одобрение выборных116. Организационное заседание Прядильно-ткацкого комитета состоялось 24 марта 1909 г.117

В составе Прядильно-ткацкого комитета, возглавляемого Н.Д. Морозовым, работали Р.И. Прове, А.И. Коновалов, А.Л. Кноп, П.П. Рябушинский, Н.В. Скобеев, М.Н.Бардыгин, И.Н. Дербенев, А.Л. Лосев, С.В. Крестовников, Ф.Г. Карпов, Э.А. Рабенек, М.А. Ясюнинский и др.118

В.Я. Лаверычев соотносил возникновение комитета с влиянием кризисных явлений в хлопчатобумажной промышленности в 1908 г. и со связанной с ними тенденцией к монополизации. Однако на практике решение вопросов, присущих картельным соглашениям, не получила движения119. В процессе работы Прядильно-ткацкого комитета его членами обсуждались вопросы, связанные с проблемами сбыта продукции хлопчатобумажной промышленности, такие, как: недостатки пряжи, связанные с упаковкой и формой, в каких она поступала на рынок; основания компенсации по возникающим спорным вопросам между продавцами и покупателями и др.120 При комитете создавались специальные подкомиссии для проведения опытов по исследованию влажности пряжи, для разработки вопросов, связанных с нормальным контрактом по продаже пряжи121 и др.

Другим направлением деятельности комитета было посредничество между российскими фабрикантами и Международной федерацией бумагопрядильных и ткацких организаций. Комитет вступил в федерацию и с 19 января 1910 г. имел своего представителя (Н.Д. Морозова) в ее Исполнительном комитете. Московские биржевики-текстильщики регулярно посылались на организуемые федерацией конгрессы. Фактически Прядильно-ткацкий комитет представлял в международной организации текстильщиков большую часть крупной прядильно-ткацкой хлопчатобумажной промышленности России, поскольку Текстильный отдел Общества заводчиков и фабрикантов Петербургского района признал Морозова своим делегатом123.

В литературе деятельность Прядильно-ткацкого комитета оценивается как практически бесплодная. Действительно, правила регламентации торговли хлопчатобумажной пряжей и тканями обсуждались комитетом длительное время, но совершенно безрезультатно. В 1912—1913 гг. он ни разу не собирался на свои заседания124. Деятельность комитета была парализована происходившей в то время борьбой между двумя главными в хлопчатобумажной промышленности России группами — Кнопами и Рябушинскими125. При этом юридически Прядильно-ткацкий комитет продолжал существовать вплоть до создания в 1914 г. Общества фабрикантов хлопчатобумажной промышленности, руководство которого решило соблюдать преемственность задачам и принципам деятельности этого биржевого органа126.

* * *

Московская биржа как представительная организация не могла обойти своим вниманием такой важный фактор и условие предпринимательства, как торгово-промышленное законодательство. Однако ее деятельность в этом направлении носила преимущественно рефлектирующий характер: московские биржевики приступали к соответствующей работе, как правило, только после приглашения вышестоящих инстанций. Обращает на себя внимание и тот факт, что вплоть до начала XX в. обсуждение законодательных вопросов осуществлялось московскими предпринимателями своими собственными силами, без привлечения специалистов в области юриспруденции. В связи с этим особый интерес представляет сюжет организации и функционирования при Московской бирже Юридической комиссии.

Инициатором ее создания был Г.А. Крестовников. 23 февраля 1910 г. он выступил перед биржевым руководством с заявлением о необходимости «скорейшего пересмотра многих... отделов... торгово-промышленного законодательства». Председатель Московского биржевого комитета акцентировал внимание на том, что «переобременение... министерств и законодательных учреждений массой работы более общего государственного значения» отдалит его разработку. Крестовников подчеркнул также, что степень важности корректировки того или иного отдела российского торгово-промышленного законодательства «более ясно ощущается как лицами, заинтересованными в торгово-промышленной жизни, так и теми юридическими силами, работа которых наиболее близко с ней соприкасается», именно ими могло быть намечено «наиболее правильное и целесообразное направление... изменений в... законодательстве». Поэтому Крестовников предложил создать при бирже специальный постоянный орган для самостоятельного предварительного обсуждения вопросов, касающихся торгово-промышленного законодательства — Юридическую комиссию127.

В работе данного органа приняли участие как представители торгово-промышленных и кредитных учреждений (К.К. Арно, П.А. Бурышкин, А.Л. Кноп, Г.А. Крестовников, А.И. Кузнецов, А.Н. Найденов, С.Н. Третьяков, С.И. Четвериков, П.П. Рябушинский и др.), так и юристы-профессионалы (М.О. Гиршман, О.Б. Гольдовский, А.Ф. Дерюжинский и др.). Возглавлял комиссию председатель Московского коммерческого суда НА.Победоносцев128. Фактически постоянная Юридическая Комиссия была сформирована на базе временной биржевой комиссии по пересмотру положений об администрациях и конкурсах129, которая работала в 1907—1909 гг.130

Среди рассмотренных Юридической комиссией вопросов был министерский проект правил об администрациях по делам торговым131. Особое внимание члены комиссии уделили вопросу о проектируемом Комиссией по судебным реформам Думы изъятии дело допущении администраций из ведения биржевых комитетов и передаче их в компетенцию коммерческих и окружных судов. Доводами для этого служили следующие соображения. Во-первых, поскольку биржевые комитеты существовали не везде, то распространить закон на территорию всей империи было бы практически невозможно. Во-вторых, суть разрешения дела по учреждению администрации сводилась, по мнению думцев, к столкновению имущественных интересов двух сторон (хозяев предприятия и его кредиторов), что являлось предметом гражданского процесса и, следовательно, входило в число нормальных функций суда. В-третьих, рассмотрение дел о допущении администраций в судах давало бы больше гарантий в беспристрастности и всесторонности изучения дела.

Члены Юридической комиссии Московской биржи довольно убедительно опровергали доводы думской комиссии. Они замечали, что по закону просьбы об учреждении администрации могли подаваться в тот биржевой комитет, какой будет избран большинством кредиторов, сама же администрация при этом могла быть где угодно. Главный вопрос при решении дел об администрациях, по мнению москвичей, состоял не в имущественном споре сторон, а в «достоинстве» и жизнеспособности предприятия. Утверждения о большей объективности судов, нежели биржевых комитетов, члены биржевой комиссии считали голословными, поскольку «практика... до сих пор не возбуждала нареканий». Высказывалась уверенность, что суды будут относиться к делу формально, а разрешение вопросов, имеющих широкое экономическое содержание, сведется к выяснению некоторых финансовых сторон, а именно — наличности большинства кредиторов предприятия и арифметического отношения пассива к активу в его бюджете132. (В рассматриваемый нами период реформа законодательства о несостоятельности, оформленная в виде законопроектов об администрациях по делам торговым и промышленным и о переходе промышленных предприятий, так и не была осуществлена.)

* * *

Динамичное развитие структуры Московской биржи в начале XX в., с одной стороны, было связано с ростом активности буржуазии, группирующейся вокруг нее, а с другой, отражало позицию биржевого руководства по отношению к задачам организации. «Совершенно новые условия для законодательной деятельности», возникшие с созданием Государственной думы, как считали лидеры Московской биржи, должны были вызвать «применение новых методов работы и со стороны совещательных... учреждений». Их отзывы и предположения должны были теперь служить не только материалами для министерств при выработке законов и мероприятий, как ранее, но и оказывать влияние на законосовещательные учреждения. Последнее представлялось «особенно важным в силу крайне слабого представительства в них промышленности и торговли»133. Эта установка в деятельности Московской биржи находилась в полном соответствии с общим пониманием крупными отечественными предпринимателями задач своих организаций в новых условиях, четко выраженным емкой формулой «противопоставить авторитет мнения авторитету силы». Представительные организации должны были теперь рассматривать вопросы не только с принципиальной, но обязательно и с технической стороны, к чему, по мнению буржуазии, была неспособна Дума в силу незначительности в ее составе «достаточно подготовленных к черновой работе лиц»134.

Отсюда было такое внимание руководства Московской биржи к использованию вспомогательных структур, которые были призваны осуществлять более тщательную с информационно-технической точки зрения разработку соответствующих вопросов. В этом же русле шло и привлечение к деятельности биржевой организации профессиональных юристов и статистиков. В этом отражалось, с одной стороны, стремление к более квалифицированному рассмотрению вопросов и к формулировке грамотно мотивированного мнения, а с другой, — желание придать заключениям биржевой организации больше авторитетности в глазах членов Государственной думы и общественного мнения вообще. Естественно, что к работе в биржевых структурах привлекались, как правило, те специалисты, которые были непосредственно связаны с деловым миром либо исповедовали социально-экономические взгляды, совпадающие с линией крупной московской буржуазии.

Лидеры биржевой Москвы не могли не учитывать изменения в начале XX в. ситуации и в системе организованного представительства предпринимательских интересов, а именно появления отраслевых представительных организаций, а также создания всероссийских объединений — Съездов представителей промышленности и торговли и Съездов представителей биржевой торговли и сельского хозяйства. В условиях разрастания системы торгово-промышленного представительства и обретения ею более совершенных и завершенных форм уровень требований со стороны буржуазии к организациям и группам лиц, осуществлявших представительные функции, естественно, возрастал. Это также явилось фактором более динамичного структурирования Московской биржи в начале XX в.

Персонифицированным проявлением и в то же время условием расширения понимания представительных задач биржи были изменения, произошедшие в начале XX в. в ее руководстве. Скончавшегося в ноябре 1905 г. Н.А. Найденова на посту председателя биржевого комитета сменил Г.А. Крестовников. Последний, принадлежавший к новой генерации предпринимателей135, менее болезненно и более взвешенно реагировал на социально-экономические и политические изменения в России в начале XX в. Он оказался способным к известному компромиссу с группой «молодых» биржевиков, лидеры которых, П.П. Рябушинский и А.И. Коновалов, вошли в 1906 г. в состав биржевого комитета. В 1910 г. Коновалов стал заместителем председателя биржевого комитета. В связи с состоянием здоровья он довольно скоро фактически отошел от активной деятельности на этом посту, однако его обязанности выполнял П.П. Рябушинский. В 1912 г. последний официально занял пост заместителя председателя Московского биржевого комитета, в состав которого тогда же вошел один из членов финансово-промышленной группы Рябушинских — С.Н. Третьяков.

Таким образом, факторы, обусловившие активизацию динамики структурирования Московской биржи, в конечном итоге находились в связи с генеральными изменениями и тенденциями в социально-экономической и политической жизни России.

Автор — Епифанова Лилия Михайловна — кандидат исторических наук.




1 См., например: Боханов А.Н. Вопрос о подоходном налоге в России и крупная буржуазия (конец XIX — начало XX в.) // Исторические записки. Т. 114. 1986. С, 276-293; История Москвы. В 6-ти тт. Т. 4. М., 1954. С. 219-225; Т. 5. М., 1955. С. 127-129, 673-674; Лаверычев В.Я. По ту сторону баррикад (из истории борьбы московской буржуазии с революцией). М., 1967; Шумилов М.М. Проекты реформы представительных торгово-промышленных организаций России в конце XIX — начале XX в. // Исторические записки. Т. 118. 1990. С. 292—311; Owen Т.С. Capitalism and Politics in Russia. A Social History of the Moscow Merchants, 1855—1905. Cambridge University Press. 1981; Ruckman J.A. The Moscow Business Elite: A Social and Cultural Portrait of Two GeneratiОпs, 1840—1905. Northern Illinois University Press. 1984; и др.
2 Московская биржа. 1839—1889. М., 1889.
3 Петров Ю.А., Боханов А.Н. Предпринимательство и российское общество в начале ХХ в. // Предпринимательство и предприниматели России от истоков до начала XX в. М., 1997. С. 122; Шепелев Л.Е. Царизм и буржуазия во второй половине XIX в. Проблемы торгово-промышленной политики. Л., 1981. С. 131—132.
4 Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе (далее: ПСЗ II). Т. 43. Отд. 2. № 46310, § 27, 28.
5 Там же. Т. 44. Отд. 2. № 47374, § 28, 29.
6 Там же. Т. 40. Отд. 2. № 42646, § 9.
7 Лившин Я.И. «Представительные» организации крупной буржуазии в России в конце XIX — начале XX вв. // История СССР. 1959. № 2. С. 98.
8 См.: Свод законов Российской империи (далее: Свод законов). Т. 11. Ч. 2. Кн. 3. 1887. Раздел 1. Гл. 1, ; Свод законов. 1893; Свод законов. 1904.
9 Филипов Ю.Д. Биржа. СПб., 1912. С. 169.
10 ПСЗ II. Т. 7. № 5648, § 24, 30 и др.
11 Там же. Т. 39. Отд. 2. № 41374.
12 ПСЗ III. Т. 20. № 18736.
13 Там же. Т. 25. № 26851.
14 См., например: ПСЗ II. Т. 7. № 5648, § 36; Т.45. Отд. 1. № 48159, § 53.
15 См., например: там же. Т. 42. Отд. 1. № 44355, § 23; Т. 44. Отд. 2. № 47374, § 30; Т. 41. Отд. 2. № 43792, § 21; ПСЗ III. Т. 26. Отд. 1. № 27544, § 26. Надзор за порядком и тишиной на бирже осуществлялся самими исполнительными органами бирж, биржевыми комитетами, которым принадлежало право наложения административного взыскания на признанное виновным лицо (Свод законов. Т. 11. Ч. 2. 1893. Ст. 597).
16 Свод законов. Т. 11. Ч. 2. 1857. Ст. 2158; там же. 1887 и 1893. Ст. 597; там же. 1904. Ст. 662.
17 Об особенностях биржевой торговли товарами и ценными бумагами в России см.: Лаверычев В.Я. Монополистический капитал в текстильной промышленности России (1900—1917 гг.). М., 1963. С. 53—59; Осадчая А.И. Биржа в России // Вопросы истории. № 10. 1993. С. 9; Шепелев Л.E. Акционерные компании в России. М., 1973. С. 153, 155, 159, 239-242 и др.
18 Шепелев Л.E. Царизм и буржуазия во второй половине XIX в. С. 163-165.
19 См.: Гушка А.О. Представительные организации торгово-промышленного класса в России. СПб., 1912. С. 87; Мосина И.Г. Формирование буржуазии в политическую силу в Сибири. Томск, 1978. С. 105—106.
20 Шепелев Л.E. Царизм и буржуазия в 1904—1914 гг. Проблемы торгово-промышленной политики. Л., 1987. С. 109.
21 Центральный исторический архив Москвы (далее: ЦИАМ). Ф. 143. Oп. 1. Д. 544. Л. 61.
22 Там же. Д. 1. Л. 77 об.
23 См.: Московская биржа. 1839—1889. С. 12—13.
24 Там же. С. 13—15.
25 ЦИАМ. Ф. 143. Оп. 1. Д. 1. Л. 2об.
26 ПСЗ II. Т. 7. № 5648.
27 См.: ЦИАМ. Ф. 143. Оп.1. Д. 19. Л. 714 об.
28 Там же. Л. 7.
29 Московская биржа. 1839—1889. С. 33, сноска.
30 ПСЗ II. Т. 45. Отд. 1. № 48159.
31 Там же. Т. 7. № 5648, § 5.
32 Там же. Т. 45. Отд. 1. № 48159, § 21, 39.
33 Там же. § 21 (б, в, д), 39 (б).
34 Обретение Московской биржей представительных функций имело предысторию, связанную с обсуждением записки германского Торгового съезда о торговом договоре Германии с Россией и попыткой созыва по этому поводу предпринимательского съезда в Москве в 1865 г., а также с участием московских предпринимателей в обсуждении таможенного тарифа 1869 г.
35 ЦИАМ. Ф. 143. Оп. 1. Д. 19. Л. 9-9 об.
36 ПСЗ II. Т. 45. Отд. 1. № 48159, § 17.
37 Там же. § 24.
38 См.: там же. Т. 47. Отд. 1. № 50944; Т. 50. Отд. 1. № 54732; Т. 51. Отд. 1. № 55599.
39 Там же. Т. 45. Отд. 1. № 48159, § 17.
40 ЦИАМ. Ф. 143. Оп. 1. Д. 19. Л, 58-59об.
41 ПСЗ II. Т. 45. Огд. 1. № 48159, § 10, 12, 20, 21(a).
42 Там же. Т. 51. Отд. 1. № 55599, § 21 (а, е).
43 Там же. § 21 (г), 23.
44 Там же. Т. 47. Отд. 1. № 50944, § 21 (г).
45 Там же. § 21 (д), 23.
46 Там же. Т. 50. Отд. 1. № 54732, § 26 (прим. 2).
47 Там же. § 21 (б, в, д), 23.
48 Там же. Т. 45. Отд. 1. № 48159, § 20.
49 Там же. § 17.
50 ЦИАМ. Ф. 143. Оп. 1. Д. 243. Л. 10.
51 Лаверычев В.Я. По ту сторону баррикад. С. 41; Петров Ю.А. Династия Рябушинских. М., 1997. С. 79.
52 ПСЗ II. Т. 47. № 50944. § 19.
53 Там же. Т. 12. Отд. 2. № 10713.
54 Там же. Т. 7. № 5648, § 9, 10, 14.
55 Там же. Т. 34. № 34032.
56 Там же. Т. 45. № 48159, § 30.
57 ЦИАМ. Ф. 143. Оп. 1. Д. 70. Л. 18.
58 Там же. Д. 49. Л. 1, 17, 24, 29, 39, 46, 5?, 62, 71, 75, 82; Д. 89. Л. 1; Д. 135. Л. 7; Д. 209. Л. 49об.; Д. 216. Л. 24, 28, 33; Д. 233. Л. 23; Д. 243. Л. 16, 20, 23; Д. 371. Л. 10—10 об.
59 ПСЗ II. Т. 45. № 48159, § 11, 29, 51.
60 Там же. § 15, 29, 39 (а, в, г, д, е, ж, з), 45, 46, 47, 50; Т. 50. Отд. 1. № 54732, § 39 (а, з); Т. 51. Отд. 1. № 55599, § 39 (к, л).
61 Администрация выборный орган из состава кредиторов испытывающей затруднения фирмы для временного управления всеми ее делами.
62 ПСЗ II. Т. 45. Отд. 1. № 48159, § 39 (б), 42.
63 ЦИАМ. Ф. 143. Оп. 1. Д. 544. Л. 69об.
64 ПСЗ И. Т. 45. Отд. 1. № 48159, § 24.
65 Там же. Т. 50. Отд. 1. № 54732, § 26 (прим. 2).
66 Это были комиссии по нефти и нефтепродуктам, по вигоневой пряже, по шерсти и козьему пуху, шерстяной пряже, льняной пряже и ниткам, металлам, каменному углю, антрациту и коксу, шелку и шелковой пряже, сахару и сахарному песку, химическим товарам (ЦИАМ. Ф. 143. Оп. 1. Д. 487. Л. 5-6).
67 См.: ЦИАМ. Ф. 143. Оп. 1. Д. 81. Л. 6-6 об.
68 Там же. Д. 139. Л. 72.
69 См.: там же. Оп. 2. Д. 133.
70 Там же. Д. 134. Л. 2-6.
71 См.: Экспедиция в Каракумскую степь, организованная в 1908 г. состоящей при Московской бирже Комиссией по вопросу об увеличении посевов под хлопок в Средней Азии. М., 1910. С. IX.
72 См.: ЦИАМ. Ф. 143. Оп. 1. Д. 715.
73 См.: там же. Д. 372. Л. 6; Д. 722. Л. 45; Д. 723.
74 См.: там же. Д. 438. Л. 44.
75 См.: там же. Д. 409. Л. 293об., 296-297об., 299-300, 314, 330, 331.
76 Там же. Д. 22. Л. 6 об.-7.
77 См., например: там же. Д. 142а. Л. З об.
78 Там же. Д. 243. Л. 12.
79 Бурышкин П.А. Москва купеческая. М., 1990. С. 237.
80 ЦИАМ. Ф. 143. Оп. 1. Д. 400. Л. 11 об.-12; Д. 438. Л. 17об.
81 Там же. Д. 487. Л. 10.
82 Там же. Д. 142а. Л. ЗЗоб.
83 Там же. Л. 13, 14 об.; Д. 152. Л. 9, 32, 70; Д. 156. Л. 2; Д. 173. Л. 70; Д. 210. Л. 4, 51, 67, 81, 94 об.; Д. 216. Л. 31 об.; Д. 335. Л. 1-1 об.; Оп. 4. Д. 10. Л. 50 и др.
84 Там же. Оп. 1. Д. 152. Л. 9.
85 Бурышкин П.А. Указ. соч. С. 242.
86 ЦИАМ. Ф. 143. Оп. 1. Д. 156. Л. 3.
87 Там же. Л. 6.
88 См., например: там же. Л. боб.—7об.
89 Там же. Л. З об.—4, 5об.
90 Там же. Д. 152. Л. 54-54 об., 58об.
91 В частности, за 1897 г. было выдано 880 справок и проверено 7920 накладных, за 1900 г. — 312 и 7338 соответственно, за 1903 г. — 643 и 2622, за 1906 г.- 715 и 3264, за 1909 г.- 586 и 7273, за 1912 г.- 2475 и 7340 (ЦИАМ. Ф. 143. Оп. 1. Д. 173. Л. 22, 73; Д. 156. Л. 8; Д. 210. Л. 81, 82 об.; Оп. 4. Д. 10. Л. 1 об.).
92 ЦИАМ. Ф. 143. Оп. 1. Д. 152. Л. 284, 288, 292.
93 Там же. Д. 210. Л. 110.
94 Там же. Д. 372. Л. 49.
95 См., например: там же. Д. 37. Л. 12—12 об.; Д. 88; Д. 154. Л. 1, 9 об., 24—25 и др.
96 Там же. Д. 22. Л. 1 об.-2; Д. 37. Л. 8; Д. 46. Л. 55; Д. 49. Л. 2, 12, 14, 16, 21, 23, 40, 52, 55; Д. 92. Л. 32об.; Д. 95а. Л. 4; Д. 105. Л. 1; Д. 118. Л. 15 об.; Д. 141. Л. 3 и др.
97 Гиндин И.Ф. Государственный банк и экономическая политика царского правительства (1861—1892 годы). М., 1960. С. 338—339.
98 ЦИАМ. Ф. 143. Оп. 1. Д. 216. Л. 10 об.; Д. 335. Л. 10 об. и др.
99 См.: Петров Ю.А. Коммерческие банки Москвы. Конец XIX в.— 1914 г. С. 99-114.
100 ЦИАМ. Ф. 143. Оп. 1. Д. 216. Л. 31 об.—32; Д. 243. Л. 9, 1-10 об.
101 См., например: там же. Д. 328. Л. 57—73; Д. 359. Л. 26—27, 34—38; Д. 732; Петров Ю.А. Коммерческие банки Москвы. Конец XIX в. — 1914 г. С. 65.
102 Не случайно в годы Первой мировой войны комиссия стала выполнять функции контроля за фондовой торговлей на Московской бирже, которая осуществлялась, несмотря на официальное запрещение (Мукосеев В.А. Война и фондовые биржи / / Банковая энциклопедия. Т. II. Биржа. Киев, 1916. С. 408-409).
103 См.: ЦИАМ. Ф. 143. Оп. 1. Д. 732. Л. 1-2 об., 33-40 об.; Труды Юридической подкомиссии при Банковской комиссии при Московском биржевом комитете. М., 1917.
104 ЦИАМ. Ф. 143. Оп. 1. Д. 266. Л. 23-23об.; Оп. 2. Д. 151. Л. 1.
105 См.: там же. Д. 152.
106 Там же. Оп. 1. Д. 318. Л. 1.
107 См.: там же. Д. 267. Л. З об., 5, 6, 10, 16, 18, 22, 25, 28, 29, 37; Положение о Хлопковом комитете и правила торговли русским, среднеазиатским и персидским хлопками на Московской бирже (с приложением классификации русского, среднеазиатского и персидского хлопков). М., 1908.
108 Положение о Хлопковом комитете. § 1, 15.
109 ЦИАМ. Ф. 143. Оп. 1. Д. 318. Л. 9.
110 Там же. Д. 266. Л. 23 об.; Д. 267. Л. 1; Д. 318. Л. 1, 9-9 об. и др.
111 Положение о Хлопковом комитете. § 15, 16, 17.
112 ЦИАМ. Ф. 143. Оп. 1. Д. 267. Л. 30, 31, 34-34об.
113 Там же. Л. 50 об.
114 Там же. Д. 286. Л. 16; Д. 318. Л. 2.
115 Там же. Д. 372. Л. 40, 46; Д. 488. Л. 1.
116 Там же. Оп. 2. Д. 153. Л. 3—6.
117 Там же. Л. 20.
118 Там же. Оп. 1. Д. 335. Л. 8; Оп. 2. Д. 153. Л. 1.
119 Лаверычев В.Я. Монополистический капитал в текстильной промышленности России (1900—1917). С. 90—92.
120 ЦИАМ. Ф. 143. Оп. 2. Д. 153. Л. 191.
121 Там же. Л. 147, 191.
122 Там же. Л. 40, 100, 127, 159.
123 Лаверычев В.Я. Монополистический капитал в текстильной промышленности России (1900—1917). С. 89.
124 Отчет о деятельности Московского биржевого комитета за 1912 г. М., 1913. С. 32; Отчет а деятельности Московского биржевого комитета за 1913 г. М., 1914. С. 19.
125 Лаверычев В.Я. Монополистический капитал в текстильной промышленности РЬссии. С. 92.
126 ЦИАМ. Ф. 143. Оп. 2. Д. 153. Л. 322.
127 Там же. Оп. 1. Д. 372. Л. 8 об.
128 Там же. Д. 216. Л. 32; Д. 372. Л. 9.
129 Конкурс и администрация являлись двумя формами решения дел о коммерческой несостоятельности. Конкурсный процесс прекращал все дела должника, чтобы из оставшейся наличности удовлетворить претензии всех кредиторов. Главной задачей администрации как меры предупреждения объявления должника несостоятельным былЬ восстановление его дела.
130 См.: ЦИАМ. Ф. 143. Оп. 1. Д. 692. Л. 1-4, 123 об.—124; Д. 335. Л. 13-19.
131 См.: там же. Д. 691. Л. 19-31
132 Там же. Д. 487. Л. 15-16.
133 Там же. Д. 544. Л. 120.
134 Представительные организации торгово-промышленного класса // Нефтяное дело. 1912. № 13. С. 11.
135 Петров Ю.А. Коммерческие банки Москвы. Конец XIX в. — 1914 г. С. 114-115.


Просмотров: 318

Источник: Епифанова Л.М. Московская биржа как представительная организация крупной буржуазии (1870-1913 гг.) // Экономическая история. Ежегодник, 1999. С.235-261



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 0
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
X