Эволюция состава уездного дворянства во второй половине XV – первой трети XVII в. (на примере Угличской земли)

Внимание историков к процессу государственной централизации происходившей в России во второй половине XV-XVI вв., не ослабевает. Под новым углом зрения главные аспекты этой проблемы, с учетом неравномерного развития территории, вошедшей в состав Русского государства, в последнее время рассматривались в трудах А.А.Зимина и Ю.Г.Алексеева.1 Вместе с тем продолжает ощущаться необходимость более глубокого изучения специфики развития отдельных земель сложившегося к XVI в. единого Русского государства идущего по пути централизации в различных областях государственного строительства. Подобные локальные исследования, выявляющие особенности отдельных районов, различия социальных слоев и групп населения, уже заняли свое место в историографии последних лет2. Особое внимание в правительственной деятельности обращалось на организацию класса феодалов. В удельный период - это формирование состава двора удельного князя, его главной силы, а в дальнейшем - "государева двора" и корпораций детей боярских от городов (земель). Формирование и обеспечение службы уездных служилых корпораций (территориальной организации феодалов) ложилось на "город". Наряду с двором великого князя дети боярские от городов представляли значительную военную силу.

В настоящей работе рассматриваются особенности эволюции уездного дворянства на примере Угличской земли XV-XVI вв., которая в политической структуре Русского государства долгое время представляла собой удельное княжество. Значительный вклад в реконструкцию состава удельного боярства и верхнего слоя дворянство, связанного с Угличской землей в XV-XVI вв., внесли труды С.Б.Веселовского и А.А.Зимина3. Изучение состава дворянства Угличской земли осложняется скудостью сохранившихся источников. Немногочисленные акты, выписи из писцовых и межевых книг 30-90-х годов XVI в., отложившихся в монастырских архивах, дополняются данными Тысячной книги 1550 г. и Дворовой тетради 50-х годов XVI в., в которых записаны и дети боярские по Угличу (т.е. по уезду), где располагались их земли4. Существенное значение приобретают источники, появившиеся в процессе описания земель в более позднее время, их сведения используются в ретроспекции. Такова писцовая книга 20-х - начала 30-х годов XVII в. Угличского уезда, дающая общее представление об Угличской земле этого времени5.

Со второй четверти XV в., времени феодальной войны, вовлекшей в свою орбиту и Угличскую землю, устанавливается служебная связь с Угличем таких представителей старомосковского рода как Сатины, "выезжие" из Галиции Волынские, возможные коренные угличане Потопчины, дьяк Колудар Ирежский (от которого пошли Колударовы и Ирежские), Нефимоновы. На рубеже XIV - начала XV в. землевладельцами Углича были представители старомосковского рода Бутурлиных (их потомки упоминались в Угличской земле до 20-30-х годов XVII в.). Среди мелких служилых людей местного происхождения, владевших землями в районе Углича, можно назвать Феликсовых, Карцовых, Мауриных, Репехова, Савельевых, Суседовых, Ушаковых, Никитиных, Есипова (последний, возможно, из новгородцев). Упоминания о многих из них далее 20-х годов XVI в. не идут6.

В 1462-1491 гг., когда Угличские земли входили в удел князя Андрея Васильевича Большого, его сторонниками, связавшими свою судьбу с Угличским уделом, и составлявшими удельную знать (удельный Двор), можно назвать представителей старомосковских княжат Оболенских и Стародубских (князь Василий Никитич Оболенский в 70-90-е годы XV в. - боярин князя Андрея Угличского; князь Семен Стародубский в 1482 г. - воевода). Угличскому князю Андрею Большому служил Игнатий Борисович. Образец (родоначальник Образцовых, далее в Угличской земле не встречаются) - из могущественной старомосковской фамилии Кобылиных. По преданию в Угличе действовал и принадлежавший к другой ветви Кобылиных Фома Семенович Колычев, возможно, угличский наместник в 1492 г. или позднее. Колычевы не теряли связи с Угличем и далее. В Тысячной книге с Угличем связаны Федор Иванов сын Умново Колычев, записан как сын боярский II статьи, в Дворовой тетради (далее - ДТ) он был упомянут как боярин и окольничий (видимо, ошибка: окольничим был Иван Иванович Умной Колычев, что отметил Б.Н. Флоря). Известно, что воевода Дмитрий Колычев в 1606 г. подписывал земельные выписи в Угличском уезде.

Отраслью рода Кобылиных-Кошкиных было потомство Беззубцевых. В 70-80-х годах XV в. службой по Угличу известен Константин Александрович Беззубцов, боярин угличского князя. Его внук Василий Андреевич Шереметев, известный великокняжеский воевода (упоминался в разрядах до 1537 г., умер монахом Троице-Сергиева монастыря в 1548 г.), владел вотчиной в Угличской земле. Среди "порозжих" вотчина числилась за ним до 20-30-х годов XVII в. В 60-80-х годах XV в. служил при дворе угличского князя представитель старейшего боярского рода Морозовых Дмитрий Давыдович. Один из его 7 детей - Иван Голочело (родоначальник Голочеловых). Связь Голочеловых и Морозовых с Угличем прослеживается до конца XVI в. Григорий, Яков, Степан Голочеловы дети Пятово названы вотчинниками Угличской земли по актам и по приправочной книге князя Дмитрия Вельского 1595-1597 гг. Эти известия включены в писцовое описание 20-30-х годов XVII в. Поплевины, отрасль рода Морозовых, представлены в Угличе Яковом Григорьевичем (1494 г.), в 30-е годы XVI в. он стал окольничим великого князя.

Из потомков древнейшего боярского рода Вельяминовых (от Протасьевых) среди великокняжеских наместников после "поимания" угличского князя Андрея Большого в 1491 г. в Угличе назывался Иван Васильевич Шадра. Его брат Иван Обляз в 1507 ив 1512 гг. числился воеводой угличского князя Дмитрия Ивановича Жилки. В первой половине XVI в. среди получивших поместья в Угличе упомянут помещик Невежа Тимофеев Облязов. Из выезжих родов угличскому князю служил потомок Поливановых-Климент Григорьевич Поливанов. Он был боярином в 1474-1491 гг. Далее связь Поливановых с Угличем не прослеживается. Дьяческий род Дубровиных упоминается в источниках Угличской земли в 70-е годы XV в. Известен слуга князя Андрея Угличского (1472 г.) Исаак Дубровин. Его сын Небогатый Исаков Дубровин был дьяком угличского князя. В ДТ по Угличу упомянуто двое Дубровиных (Воин и Пятой Ивановы Дубровины). В описании "порозжих" поместий Угличского уезда Дубровины встречаются до 20-30-х годов XVII в.

С 70-80-х годов XV в. называются в актах угличские землевладельцы Опочинины. Они не порывают с Угличем и далее. Их владения отмечаются в писцовых описаниях Угличского уезда до 20-30-х годов XVII в.7 В период существования Угличского удела Дмитрия Ивановича Жилки (1504-1521 гг.)8 у него на службе были как представители старомосковских родов, так и выходцы из других земель и местные землевладельцы. Из служивших при князе Андрее Большом старомосковских княжат Оболенских в начале XVI в. Продолжают упоминатся сын Василия Никитича Оболенского Иван Курля (родоначальник Курлятевых). Далее начала XVI в. связь Курлятевых с Угличской землей не обнаруживается. Тоже можно сказать и о потомках княжат Стародубских. Ветвью Оболенских были князья Кашины и Щербатовы, они владели землями в Угличе, до 20-30-х годов XVII в. Среди "порозжих" земель записано поместье кн. Михаила Кашина.

При дворе Дмитрия Ивановича Жилки среди бояр известен потомок суздальских княжат Владимир Иванович Барбашин (1507г.). Далее по Угличу служба Барбашиных не прослеживается. Боярином угличского князя (1521 г.) был и один из представителей известной княжеской семьи Хованских (из Патрикеевых-Гедиминовичей) - Андрей Федорович. Среди "порозжих" земель Углича до 20-30-х годов XVII в. Значится поместье кн.Ивана Хованского. С Угличем связывали свою судьбу Кокошкины, выходцы из древнего рода Сорокоумовых-Глебовых. Федор Большой Васильевич Кокошкин был постельничим угличского князя Дмитрия Ивановича. В его духовной назван другой брат - Федор Меньшой Кокошкин. Известен и еще брат - Юрий. Поместья Федора Большого и Юрия числятся среди "порозжих" земель Угличского уезда до 20-30-х годов XVII в. В этом же разделе названы земли Александра Кокошкина. На связь Кокошкиных с Угличем указывают грамоты 1626-1629 гг. на угличские земли, подписанные дьяком Неупокоем Кокошкиным.

Видный боярский род Плещеевых (от жителя Черниговской земли Федора Бяконта) поддерживал отношения с Угличем по линии пятого сына Бяконта Александра Плещея. Его наследники занимали важные позиции при великокняжеском дворе. Один из них Иван Меньшой Кудреватый Юрлов, умерший в молодости, был владельцем земель в Угличе до 1521 г., продал свое село угличскому князю Дмитрию Ивановичу. В 50-е годы XVI в. в Угличской земле известно поместье Андрея Васильевича Плещеева. Он, его брат и отец записаны среди дворовых детей боярских по Кашину, входившему ранее в Угличский удел. Следующее упоминание о Плещеевых в Угличе относится к 1629/30 г., когда стольник Дмитрий Григорьевич Плещеев покупает старые вотчины Чириковых и Левашевых.

Держали связь с Угличем некоторые из Воронцовых (ветвь древнейшего рода Протасьевичей). Семен Иванович Воронцов (в 1520 г. боярин) с сыном Михаилом присутствовали на похоронах угличского князя Дмитрия Ивановича. Его последний сын Федор-Демид (в разрядах с 1522 г.) был в 1538-1542 гг. угличским дворянином. Трое Воронцовых - Гридя, Злобин, Федька Казаковы дети упоминаются при описании "порозжих" вотчин в 20-30-е годы XVII в. в качестве землевладельцев.

Некоторые потомки старинного рода Квашниных, пришлого с запада или с юго-запада, имели владения в Угличской земле. Один из упоминавшийся в 1528-1545 гг. Василий Никифорович Басалай Квашнин, другой - сокольничий Андрей Александрович Квашнин Известен в 1531 г. Поместья, принадлежавшие им, числятся "порозжими" до 20-30-х годов XVII в. Потомки смоленских князей Полевых в лице Василия Федоровича (Темного) Полева и его сына помещика Ивана Васильевича служил угличскому князю Дмитрию Ивановичу. Федор Васильевич Полев, другой его сын, упоминается при описании в Угличе "порозжих" поместий в 20-30-е годы XVII в.

Угличскому князю Дмитрию Ивановичу служили дети боярские Кожуховы и Погожие. В Угличской земле их владения записаны до 20-30-х годов XVII в.

Суседовы, известные в Угличской земле во второй половине XV в., продолжают служить угличскому князю Дмитрию Ивановичу. Его шатерничим был Волох Суседов. Суседовы и их родственники Рахманиновы числятся в Угличской земле до 20-30-х годов XVII в. То же можно сказать о Заломовых. Одним из помещиков в духовной угличского князя Дмитрия Ивановича назывался Яков Поплевин.

Ростовские вотчинники Гнильевские, возвысившиеся в период правления Глинских, упоминаются среди служилых людей Углича при князе Дмитрии Ивановиче Жилке. Хранителем его казны был Гридя Захаров Гнильевский. Представители рода Гнильевских названы при описании "порозжих" вотчинных земель в 20-30-х годах XVII в. - это Григорий и Чулок Гнильевские (Гнилевские).

Михалковы (С.Б.Веселовский называет их среди худородных) владели вотчиной в Угличе. Один из них Тимофей (Тиша) Федоров Михалков был дьяком угличского князя Дмитрия Ивановича, позднее - дьяком великого князя. Вотчина Федора Михайловича Михалкова продолжала числиться среди "порозжих" земель в 20-30-е годы XVII в. В разрядах он проходит под 1598 г.

Князь Федор Иванович Вельский (Гедиминович) выехал из Литвы на Русь в 1481/82 г. Служба знатного выходца из-за рубежа проходила с трудностями, но в конце XV в. он получил вотчину на Волге. В 1506 г. кн. Федор Иванович Вельский служил с угличским удельным князем, будучи вторым воеводой большого полка в его судовой рати. Неясно, когда у Вельских появились владения в Угличе. Известно, что внук кн. Федора Ивановича, один из самых больших вельмож при Иване IV, Иван Дмитриевич Вельский владел вотчиной в Угличской земле, которая в 1572 г. по приказу Ивана IV перешла в Суздальский Спасо-Евфимиев монастырь. В 1595-1597 гг. приправочные книги по Угличской земле составлялись под присмотром кн. Дмитрия Григорьевича Бельского.

Среди группы литовских выходцев, появившихся в первой половине XVI в. на Руси, были князья Мстиславские. В 40-е годы XVI в. великий князь пожаловал боярину Ивану Федоровичу Мстиславскому в Угличе обширную вотчину, которая числилась за ним среди "порозжих" до 20-30-х годов XVII в.9

Выяснение состава служилых людей при Дмитрии Ивановиче Жилке существенно расширяется данными Дворовой тетради (велась с 1552 г. по 1561). В ней дети боярские по Угличу помечены как "княж Дмитриевские Ивановича", т.е. двора угличского князя Дмитрия Ивановича Жилки10. Следовательно, их связь с Угличем относится, по крайней мере, ко всей первой половине XVI в. Ядро дворян угличского удельного князя теперь входит составной частью в "государев двор" 50-х годов XVI в.

Из "лучших слуг" ближайшего окружения Ивана IV, связанных с Угличем, в Тысячной книге записано 4 человека (Федор Иванов сын Умново Колычев, Иван и Юрий Федоровы дети Алексеева, Алексей Постников сын Сатина). Служба Колычева и Сатина отражена по Угличу и в ДТ. Как угличский дворецкий в ДТ записан Иван Григорьевич Выродков. (Далее в известных нам документах по Угличу не упоминается. Б.Н.Флоря сомневается, что Выродков занимал этот пост в момент составления документа). В составе ДТ по Угличу числятся (включая умерших, отставленных, переведенных в другие уезды) 85 человек, а с учетом троих из Тысячной книги и дворецкого - 89, 33 фамилии (род). Связь Колычевых с Угличем прослеживается до начала XVII в. Имена тысячников Ивана и Юрия Алексеевых и их матери остаются до 30-х годов XVII в. в разделе владельцев "порозжих" поместных земель угличской писцовой книги11.

Среди родов, записанных по Угличу в ДТ, - Сатины, Волынские, Колударовы (Ирежские), Нефимоновы действовали в Угличской земле еще в первую половину XV в., Дубровины - с 70-х годов XV в., Колычевы - с конца XV в.

Род Сатиных (от кн. Ивана Шанур Козельского) в ДТ представлен 7 человеками. До 20-30-х годов XVII в. среди владельцев "порозжих" вотчин сохраняются имена Постника Андреева и Позняка Сатиных. Первое имя совпадает с Постником Андреевым Сатиным, служившим угличскому князю Дмитрию Ивановичу Жилке, трое сыновей которого (Федор, Алексей и Андрей) записаны в ДТ. Двое поздних казнены в опричнину. Можно предположить и то, что Постник Андреев Сатин, сын казненного Андрея, назван в честь деда, важно, что имена Сатиных, упомянутых в ДТ, или их прямых потомков сохраняются среди имен владельцев Угличской земли до 20-30-годов XVII в.

Из рода Волынских в ДТ по Угличу записано 6 человек. Василий и Тимофей дети Усова получили помету "умре", т.е. умерли до 1560 г. Упоминание о помещике Василии Волынском встречаем до 1521 г. в духовной угличского князя Дмитрия Ивановича Жилки. Эти имена продолжают сохраняться среди владельцев "порозжих" поместных земель до 20-30-х годов XVII в. Там же упомянуто еще четверо Волынских. Среди них две женщины. Прямая их связь с лицами ДТ не устанавливается.

От Колударовых (Ирежских) в ДТ по Угличу назван только Ивашка Иванов Колударов. Это имя находим среди владельцев "порозжих" поместных земель, перечисленных в 20-30-е годы XVII в. в Угличской земле. Там же назван Андрей Ирежский. Колударовы сохраняли в Угличской земле и "живущие" поместья. Семен Колударов упомянут был в угличских приправочных книгах в 1595-1597 гг. дети - Иван, Лукьян и Степан владели поместьями близ Углича 20-30-е годы XVII в.

Нефимоновы в угличских землях действуют с 10-20-х годов XV в. Дьяк Ивана III Василий Дмитриевич Нефимонов известен в 1503/04 г., в 1507 и до 1521 г. он неоднократно упоминается в качестве дьяка угличского князя Дмитрия Ивановича. Еще четверо Нефимоновых служивших угличскому князю, были записаны в ДТ по Угличу, т.е. продолжали служить в середине XVI в. Потомство одного из них - Павлина прослеживается в угличской писцовой книге 20-30-х годов XVII в. Среди владельцев "порозжих" поместных земель названы его сыновья Иван и Голочел Павлиновы Нефимоновы, а "живущие" владения вдовы Ивана продолжают упоминаться до 1627/28 г.12

Служба Шумихиных-Замыцких, Белкиных, Мятлевых, Литоминых, Едигеевых, Бураковых, Шершавиных, Козодавлевых (Косодавлевы), записанных в ДТ по Угличу, ранее XVI в. в Угличской земле не прослеживается. Принадлежавшие к этим родам и упомянутые в ДТ лица или их прямые потомки продолжают быть связанными с Угличской землей и числиться владельцами "порозжих" поместий или вотчин до 20-30-х годов XVII в.

От Шумихиных-Замыцких (из древнейшего рода Ратшичей) в ДТ по Угличу входило 5 человек, двое с пометой "умре" - Истома Васильев и Петрок Григорьев Шумихины-Замыцкие. Первое имя в числе трех других братьев упоминается среди владельцев "порозжих" поместных земель в Угличском уезде 20-30-х годов XVII в. В это же время при описании "пустой" поместной земли назван Григорий Шумихин, по-видимому, отец или сын Петрока Григорьева. Угличские поместья, принадлежавшие представителям этого рода, действующим скорее всего, в 50-60-е годы XVI в., сохраняются в писцовом описании за ними до 20-30-х годов XVII в.

Род московских служилых людей Белкиных в ДТ по Угличу представлен шестью именами. Из них - двое сыновей постельничего угличского князя Дмитрия Ивановича Андрея Ивановича Белкина - Семен и Василий и двое его внуков от Василия - Богданко и Иванец. По-видимому, поместье Иванца - Ивана Белкина, принадлежавшее ему до 1606/07 гг., продолжает упоминаться в писцовой книге Угличского уезда (затем владелицей поместья записана его вдова). Так, связь Белкиных с Угличем переходит в XVII в.

В ДТ по Угличу двое Мятлевых - Иван и Андрей Семеновы Мятлевы (потомки старого боярского рода Ратшичей). Их отец Семен Григорьевич Мятлев был воеводой угличского князя Дмитрия Ивановича. При описании "порозжих" поместных земель угличского уезда 20-30-х годов XVII в. назван владелец поместья Иван Мятлев, имя которого совпадает с именем лица ДТ. Мятлевы, таким образом, связаны с Угличем на протяжении XVI-XVII вв.

Литоминых в ДТ по Угличу записано 5 человек, один из них – Путята Башмакова Литомин. О связи Литоминых с Угличской землей до 20-30-х годов XVII в. напоминает указание на "Башмаковское поместье Литоминых" среди "порозжих" земель.

От Едигеевых в ДТ по Угличу попало 5 человек, двое с пометой "умре". Постника Иванова Едигеева - сына боярского ДТ возможно связать с Будиславом Постниковым Едигеевым, упомянутым в 1589 г. и 20-30-e годы XVII в. при описании "порозжих" поместных земель Угличского уезда. Саню Иванова Едигеева - сына боярского ДТ можно видеть в Сане Едигееве, поместье которого так же значилось среди "порозжих" земель Угличского уезда в 20-30-е годы XVII в.

Имена двух Бураковых, названных в ДТ, совпадают. Правда, они записаны в разных местах - Ивашка Яковлев сын Бураков с пометой "умpe" (N 66) и Иванец Яковлев сын Бараков (видимо, описка, N 84). Одно ли это лицо? Скорее всего, второй Бураков внесен по Угличу в связи со смертью первого, полное совпадение имен часто встречалось в дворянских семьях. Упоминания о Бураковых в Угличской земле сохраняются до 20-30-х годов XVII в. За вдовой Ивана Буракова продолжает числиться "живущее" поместье мужа. Среди описанных "порозжих" поместных земель называется имя Никиты Иванова Буракова.

Из рода Шершавиных в ДТ попали Смага и Никита Васильевы дети Шершавина. Среди владельцев "порозжих" вотчинных земель до 20-30-х годов XVII в. продолжают числиться Григорий, Иван, Дмитрий и Смага Шершавины. Григорий, возможно, Гридя Шершавин, владелец 7 деревень, купленных у него угличским князем Дмитрием Ивановичем до 1521 г. Смагу возможно отождествить со Смагой ДТ.

Связь Косодавлевых (Козодавлевы) ДТ - Ивана и Глеба Игнатьевых детей Косодавлева - прослеживается с Угличской землей до 1617/18 г. Ранее этого времени Гаврила Глебов Козодавлев (скорее всего сын Глеба ДТ) владел поместьем вблизи Углича13.

Таким образом, для 15 родов городовых детей боярских ТК и ДТ, записанных по Угличу, можно установить, что лица, названные там, или их прямые потомки обнаруживаются среди владельцев "живущих" или "пустых" земель, внесенных в писцовую книгу Угличского уезда 20-30-х годов XVII в.

Представители 8 родов, числившихся по Угличу, - Тироновы (Тароновы - испорч.), Свербеевы, Константиновы, Маракушевы, Ржевские (Ржавские), Ярцевы, Лошаковы, Раковы - продолжают называться в угличской писцовой книге 20-30-х годов XVII в. Однако не удается установить их непосредственное родство с лицами ДТ.14

Наличие земельных владений у лиц 9 фамилий, записанных в ДТ по Угличу, во второй половине XVI в. и далее в Угличской земле не прослеживается. Это Дедевшины, Дмитриевы15, Мелентьевы, Мичурины, Отяшевы (Отяевы - ?), Плишкины16, Протасьев, Тоболин, Щибрин.

Представленные в ДТ дети боярские под рубрикой "Углич" - только небольшая часть служилых людей середины XVI в., владевших угличскими землями (часть из них уже была названа выше). Актовый материал XVI в. в сочетании с писцовой книгой 20-30-х годов XVII в. по Угличу (учитываются станы - Городской, Елоцкий, Кадский, Рожаловский, Койский) позволяют расширить наши представления об угличских землевладельцах. Это ярославские князья Моложские и Сицкие, дьяк Федор Жареный, Брюхов, Кашниковы, Моложенинов, Орлов, Сабуровы, Пивовы17.

С 60-70-х годов XVI в. встречаются в Угличской земле упоминания о вотчинах и поместьях, принадлежавших представителям таких фамилий, как Бороздины, Болотенин, Годуновы, Епишевы, Лазаревы, Собакины, Татищевы, князья Хворостинины, Юхновы. Только Болотениных и Юхновых можно отнести к старым землевладельцам Углича. Остальные были испомещены в Угличе не ранее второй половины XVI в.18 Почти все они упоминаются в Угличе до 20-30-х годов XVII в. Тогда же названо "порозжее" поместье подключника Ванеева, которого возможно отождествить с подключником Сытного дворца 1573 г. Фуфляем Ванеевым и отнести к землевладельцам Угличского уезда19.

Угличская земля не была отписана в опричнину. Однако отдельные владения опальных были взяты в нее царем (так попала вотчина Раковых)20. Связаны с Угличем и некоторые лица, зачисленные в опричнину. Таковы: Степан Васильевич, Яков Афанасьевич и Федор Иванович Годуновы, Иван Васильевич Сицкий, князь Дмитрий Иванович Хворостинин, Ишук Бухарин (видимо, дьяк, воевода Бухарин Наумов Иван Иванович Ищук), Иван Мятлев. Эти фамилии встречаются в Угличе до начала XVII в.21

В 80-90-е годы XVI в. в Угличской земле среди землевладельцев появляется более 40 новых фамилий (свыше 100 человек). Упоминания о них находим в выписях из угличской приправочной книги князя Дмитрия Григорьевича Вельского 1595-1597 гг., в ссылках на нее. В межевой книге 1593 г. и в десятне новиков, поверстанных в Угличе 1596 г., а также в списке 1591/92 г. (ТКДТ.С.232). Это - Бирилев, Бревновы, Василевские, Волынцов, Голосов (Гомосов ?), Грязной, Дедюрневы, Дуровы, Замыцкие, Истленевы, князь Катырев-Ростовский, Качаловы, Кашины, Квасов, Козины, Козловский (?), Кувшинов, Курбатов, Курдюмов-Новиков, Лодыженские, Милюковы, Муранов (Муринов), Нагие, Нелединские, Олешевы, Подосеновы, Савастьяновы, Салтыковы, Самойловы, Скрипицыны, Совин, Сосновские, Стюнеевы, Татьянины, Тушин, Фроловы, Чашниковы, Шахматовы, Шишиморовы, Щекин, Щербатовы.

Большая группа помещиков и вотчинников числится в писцовой книге Угличского уезда 20-30-х годов XVII в. только в разделах "порозжих" земель. Ранее в сохранившихся источниках по Угличу они встречаются. Учитывая выводы А.П.Павлова, доказавшего, что одавляющее большинство названных в писцовых книгах 20-х годов XVII в. прежних помещиков и вотчинников реально владели землями до составления приправочных книг конца XVI в.22, относим эту группу помещиков и вотчинников "порозжих земель" к землевладельцам, появившимся в Угличе ранее 90-х годов XVI в. Вероятнее всего они попали в писцовую книгу 20-30-х годах XVII в. на основании приправочной книги Дмитрия Григорьевича Вельского 1595-1597 гг., в которой, скорее всего, были записаны также в разделе "порозжих земель".

Перечислим их фамилии: Аминев, Андреев, Аскаковы, Багалин, Бармин, Баскаков, Башенин, Бегичев, Безобразовы, Бибиков, Блиновы, Борисовы, Бормосов, Бузунчеевы, Бурмасовы, Бухвалов, Буянов, Васильчинин, Вечесловы, Вешентелев (Вецелтьев ?), Волосатов, Волоский, Воронов, Воронцовы, Голенищевы, Головин, Голосов, Горяйнов, Григорьев, Грозново, Губастово, князь Губкин, Гурьев, Дедковы, Дементьевы, Демидов, Дубинины, Дурасовы, Елизаров, Еремеевы, Житов, Зеленин, Змеевы, Ивановы, Игнатьевы, Иконолековы, Истопниковы, Казаков, Калигинский, Карабузин, Качабаровы, Киндяков, Кисляков, Клементьев, Климовы, Ключников, Ковернев, Колокольцев, Костев, Крестниковы, Кубасовы, Кухаркин, Кукин, Кусков, Левашевы, Лихорев, Лобнин, Мансуров, Мартыновы, Масловы, Медведев, Мацериновы, Митрофановы, Митьков, Михайлов, Морев, Наумов, Нащекин, Некрасов, Несвитаев, Николаев, Обобуров, Овдурин, Омудаев, Павлов, Парасковьин, Перекладовы, Перский, Позняков, Помяс, Поскочин, Похрин, Прокофьев, Рубцовы, Руготин, Русинов, Рындин, Савелков, Савины, Савлуковы, Санчеев, Светников, Семичев, Семьин, Сидоровы, Симоновы, Скворцов, Скорняков, Стерлядевы, Стрелков, Строновы, Сытниковы, Тарусин, Татбин, Теняков (?), Тихонов, Тишенин, Томоков, Трубниковы, Тюреевы, Фалеевы, Фомин, Харзеевы, Черный (Черного), Черных, Чернов, Чертов (Чортов), Умашелков, Шарыков, Шеметов (Шемет ?), Шестов, Шишкин, Шурлаковы, Юрьев, Якимов. Всего - 134 фамилии (около 200 человек).

Угличская земля была одним из регионов, который использовался правительством для испомещения выезжавших на русскую службу. Этому способствовало наличие здесь запустевших земель. В 80-90-е годы XVI в. и в начале XVII в. в Угличской земле появляется группа "выезжих иноземцев" ("панов", "литвинов", "угренинов", "немчино", греков) и "новокрещенов". Все они за службу наделяются поместья с правами и привилегиями местных дворян. Подобное явление нельзя не связать с изменениями социально-экономического и военного характера (реформа 60-х годов XVI в. в Великом княжестве Литовском, приведшая к росту малоимущих и неимущих прослоек в составе господствующего сословия, и война начала 80-х годов XVI в. с Речью Посполитой). Местное дворянство пополнилось не только за счет выходцев с Запада и Юга (Крым), но и за счет аристократических групп населения бывшего Казанского ханства, татарских князей и мурз. Значительные владения в Угличском уезде принадлежали казанском царевичу Ураз Махмет Антонову (Уразмагмет Анданович), участвовавшему в походах и поездках царя Федора Ивановича и Бориса Годунова. На поместном праве получил землю в Угличском уезде шамаханский царевич Шахим (Шихим)23. По-видимому, к 80-90-м годам XVI в. можно отнести и существование в Угличском уезде поместий паши Мурзы Дербишева (ногайского ?) мурзы, которые в начале XVII в. были переданы другим владельцам24. Испомещено было в Угличской земле к концу XVI в. более 40 человек. Среди них - "иноземцы" Яминский, Климашевский, Шубинский; "немчины" Тепель, Товмосов, Бертламанов, Ацанбулов, Франзбек, Волос, Ботов, Вилинолат, Бартлов, Локортов, Букалтов, Бертов, Барсмен; "литвины" Гурский, Гутовский, Кучковский, Ивановский, Бороновский, Янов, Седлецкий, Олжинский, Остромельский, Субботцкий, Огурецкий, Краевский, Лепленин, Николаев; "паны" Зуевский, Белявский; "угренин" Матвеев; "новокрещены", "служивые татары" Шайчурин, Теребердеев, Ангулатов (Баранчеевы); "греченины" Дмитриев, Ильин, Селунский25. Во второй половине XVII в. все эти в недавнем прошлом выходцы из-за рубежа и их потомки воспринимались уже как местные дворяне.

Во второй половине XVI в. источники уже содержат достаточно материала, чтобы представить состав служилого города. Подавляющее большинство угличских землевладельцев составляли отряды детей боярских, служивших "с городом" (по Угличу). Город организовывал и обеспечивал службу, поддерживал относительную замкнутость и преемственность уездной корпорации, которая постепенно становилась неотъемлемой частью единого сословия дворян. Служба начиналась с включения в списки "новиков". Следующими служебными ступенями были "городовые" и "дворовые". Наконец, вершина службы - "выбор", тяготевший уже к московскому чину. В боярских списках 1588-1589 гг. среди выборных по Угличу значились: Тимофей Васильевич Грязной, Иван Григорьевич и Русин Алексеевич Милюковы26. Низший слой уездного дворянства представляли городовые служилые люди. Немногие держались на уровне средних дворян и служилых в жильцах, стряпчих, стольниках. Единицы получали назначения из центральных учреждений, составляя дворцовое окружение царя. В 80-90-е годы XVI в. и в начале XVII в. в Боярских списках значатся следующие лица, связанные с Угличем. Бояре - князь Иван Федорович Мстиславский (1577 г.), Степан Васильевич Годунов (1584-1589 г.), Иван Иванович Годунов (1605 г.); окольничий - Тимофей Васильевич Грязной (1610/11 г.); стольники - Иван Иванович Годунов (1588-1589 гг.), Иван Михайлович Катырев-Ростовский (1598-1599, 1606-1607 гг.); жильцы - Афанасий Иванович Милюков (1588-1589, 1606-1607 гг.), Иван Кириллович Татищев (1588-1589 гг.), Гурий Иванович Волынцов, Иван Юрьевич Нелединский, Полуект Михайлович Пивов, Тимофей Никитьевич Качалов (все до 1604 г.); дворяне - Федор Федорович Волынский, Иван и Семен Борисовичи Погожие, Степан Иванович Погожий (1577 г.), Михаил Богданович Сабуров (1588-1589, 1598-1599 гг.), "выезжие иноземцы" Иван Дмитриевич Селунский (1598-1599, 1606-1607 гг.) и Ян Гурский (1602-1603 гг.); губной староста - Федор Козин (1604)27.



1 Зимин А.А. 1) Россия на пороге нового времени. М., 1972; 2) Россия на рубеже XV-XVI столетий. М., 1982 и др.; Алексеев Ю.Г. Под знаменами Москвы. М.,1992.
2 См., напр.: Фомин Н.К. Социальный состав землевладельцев Суздальского уезда // Россия на путях централизации. М.,1982.С. 89-94; Павлов А.П. Опыт ретроспективного изучения писцовых книг (на примере писцовой книги Старицкого уезда. 1624- 1626 гг.) // Вспомогательные исторические дисциплины (далее - ВИД). Л., 1985.T.XVII. С. 100-120; Демкин А.В. Феодальное землевладение Романовского уезда в конце XVI в. // Аграрный строй в феодальной России XV - начала XVIII в. М., 1986.С. 99-120; работы по генеалогии, посвященные составу "Государева двора" середины XVI в. (В.Д.Назаров) и провинциальному дворянству XVI-XVII вв. уездов Боровского (II.А.Киселев), Новгородского (В.М.Воробьев, А.Я. Дегтярев), Ростовского (В.А.Кадик), Ярославского (В.Н.Козляков), см.: Генеалогия: источники, проблемы, методы исследования.М., 1989.
3 Веселовский С.Б. 1) Исследования по истории опричнины. М.,1963; 2) Исследования по истории класса служилых землевладельцев. М.,1969; 3) Ономастикон. М., 1974; Зимин А.А. 1) Удельные князья и их дворы во второй половине XV - первой половине XVI в. // История и генеалогия. М., 1977. С.161-188; 2) Формирование боярской аристократии в России во второй половине XV - первой трети XVI в. М., 1988.
4 Тысячная книга 1550 г. и Дворовая тетрадь 50-х гг. XVI в. (Далее - ТКДТ). М., Л.,1950, - О других источниках по Угличской земле см.: Ивина Л.И. Внутреннее освоение земель России в XVI в. Л., 1985. С. 31-34 и др.
5 Писцовые книги Угличского уезда XVII в. с предисловием и примечаниями М.А.Липинского. // Временник Демидовского лицея (Далее - ВДЛ). Ярославль, 1886. Кн. 41; 1887. Кн. 42-46, - Для уточнения датировки книги отметим, что позднейшие акты упомянутые при описании земель Угличского уезда, относятся к 138 и 140 гг. (1629-1632 гг.) (Кн.44. С.287, 309).
6 Вселовский С.Б. Исследования по истории класса... С. 461; Зимин А.А. Витязь на распутье. Феодальная война в России XV в. М., 1991. С.94,243 (прим. 108); Ивина Л.И. Внутреннее освоение земель... С.37,38,41,55,60,77,80.
7 Веселовский С.Б. 1) Исследования по истории класса... С.200; 2) Ономастикон. С. 102; Зимин А.А. Формирование боярской аристократии... С.44,160,175,189,292; ТКДТ С. 60, 113; Флоря Б.Н. Несколько замечаний о "Дворовой тетради" как историческом источнике // Археографический ежегодник за 1973 год. М., 1974. С.56; Ивина Л.И. Внутреннее освоение земель... С.43,50,53,81; ВДЛ.Кн.41. С.74, 110; Кн. 42. С. 127,128,133; Кн.45. С. 393,397,400.
8 См. его духовную: Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV-XVI вв. (Далее - ДДГ) М.; Л, 1950. N 99.
9 Веселовский С.Б. 1) Исследования по истории класса...С.258,266; 2) Исследования по истории опричнины... С.128-129; 3) Ономастикон. С.119,137; Зимин А.А. 1) Формирование боярской аристократии...С.29, 46, 72-73, 158, 195,198,219,293; 2) Реформы Ивана Грозного. М., 1960. С.266-269; Ивина Л.И. Внутреннее освоение земель... С.43, 60-64, 87,90, 99 (прим.82), 111 и др.; ДДГ. N99; ВДЛ. Кн.41. С. 1, 11, 93-94, 98, 106; Кн.42. С. 113,117,120; Кн.43. С.154; Кн.45. С.330,388,392-393, 402,404 415-416, 428, 444-446.
10 В рубрике ДТ "Углич" использована более ранняя документация. См.; Флоря Б.Н. Несколько замечаний о "Дворовой тетради..." С.45.
11 Об этом см. выше: с.З. См. также: ВДЛ. Кн.41. С.109; Флоря Б.Н. Несколько замечаний о "Дворцовой тетради..." С.56.
12 Веселовский С.Б. Исследования по истории опричнины. С.442; Ивина Л И Внутреннее освоение земель...С.75, 78, 108; ДДГ. N 99. С.410; ВДЛ. Кн.41. С 73 87 100-101; Кн.44. С. 258,260,262,280; Кн.45. С. 338,349,397-398.
13 Веселовский С.Б. 1) Исследования по истории класса... С.245,484; 2) Ономастикон. С. 107,361; Ивина Л.И. Внутреннее освоение земель... С.55; ДДГ.К 99. С 411 ВДЛ. Кн.41. С.58,75,88,99,112; Кн.42. С.113; Кн.43. С.156; Кн.44. С.254,280; Кн. 45. С.330, 350, 398, 431.
14 Ивина Л.И. Внутреннее освоение земель... С.45, 50-51, 61, 70, 86-88, 90 и др.; ВДЛ. Кн.41. С.108; Кн.44. С.318-319.
15 Потомки легендарного рода Нетши. Один из Дмитриевых Иван Дмитриевич служил в Угличе князю Дмитрию Ивановичу. Его сын Андрей записан в ДТ по Угличу (Зимин А.А. Формирование боярской аристократии... С.257.).
16 Родоначальником Шишкиных был Федор Тимофеевич Плишка Фролов (1510 г.). С Угличем связаны Иванец и Яковец Плишкины. Они продали село удельному князю, которое по его духовной грамоте было им возвращено (до 1521 г.). В ДТ по Угличу записано трое Шишкиных, их родственные отношения с упомянутыми неясны (Веселовский С.Б. Ономастикон.С.247; Ивина Л.И. Внутреннее освоение земель... С.110 (прим.286)). Во ВДЛ есть отметка, что в 1595-1597 гг. вотчины Безсона Плишкина "не сысканы" (Кн.45. С.417).
17 Веселовский С.Б. Ономастикон. С.102,111; Ивина Л.И. Внутреннее освоение земель... С.41-81; ВДЛ. Кн.42. С.114.
18 Ивина Л.И. Внутреннее освоение земель... С.72-90 и др.
19 ВДЛ. Кн.41. С.104-105; Веселовский С.Б. Ономастикон. С.61.
20 Зимин А.А. Опричнина Ивана Грозного. М.,1964. С.308 (прим. 3), 481.
21 Веселовский С.Б. Исследования по истории опричнины. С.209-210, 365.
22 Павлов А.П. Опыт ретроспективного изучения... С. 105-109 и др.
23 Ивина Л.И. Внутреннее освоение земель... С.79, 82-84.
24 ВДЛ. Кн.44. С.297,311; Кн.45. С. 328-329.
25 Ивина Л.И. Внутреннее освоение земель...С.47, 51-52; ВДЛ. Кн.41. C.61-65, 80-88, 108; Кн.43. С.171, 174; Кн.44. С. 240-241, 252-253, 259-267; Кн. 45. С. 321-322. - С начала XVII в. начинают упоминаться фамилии новых испомещенных: "иноземцы" Валмасов, Водель, Лунев, Македонский, Рогульский, Сорокин, Тимофеев, Томановский, Черкашенинов, Яворов; "немчины" Витценгузен, Еверлаков, Прапорщиков, Фалгорн; "литвины" Краевский, Микулаев, Сорновский, Христофоров; "новокрещены", "служивые татары" Еменоков, Кобеосланов, Ненашев, Семенов, ; Шигаевы; "греченины" Арнаут (Орноут), Хазей. Всего не менее 25 человек (ВДЛ. Кн.41. С.5-20, 53, 61, 70-71; Кн.43. С. 223: Кн.44. С. 227, 243, 298-299, 304-305).
26 Боярские списки последней четверти XVI - начала XVII в. и роспись русского войска 1604 г. М., 1979. Ч.1. С. 148.
27 Там же. Ч. 1-2 (см.по указателю).


Просмотров: 5972

Источник: Средневековая и новая Россия. Сборник научных статей к 60-ти летию профессора И.Я. Фроянова. СПб.: изд-во СПбГУ, 1996. С. 354-367



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 0
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
X