Петербургские сады для развлечений

Первоначально данная статья под названием "Сады для "рассыпания мыслей"" опубликована в газете "Секретные материалы XX века", N4, февраль 2014 г.

---
В Петербурге помимо садов, предназначенных для отдыха горожан в окружении природной роскоши, существовали сады исключительно для развлечений, одно из первых упоминаний о них относится к 1738 г. 17 апреля газета «Санкт-Петербургские ведомости» поместила такое вот объявление: «У господина Вице Адмирала и Ковалера Синявина отдается в наймы сад регулярной с разными деревьями, и ежели кто для летнего увеселения оной сад нанять пожелает, те бы для осведомления о цене явились на дворе помянутого господина Вице Адмирала, который на Мойке у галерной верфи самой крайней двор».

Снял ли кто у вице-адмирала сад и какие там устраивались развлечения, нам неведомо, вот из объявления той же газеты от 4 июля 1777 года мы узнаем, что «сего июля 9 дня откроется на Каменном острову в новой галерее фоксаль, коего содержатели господа Гротти и Шеневет ласкаются, что всяк найдет в сем месте к совершенному своему удовольствию по вкусу расположенные украшения, музыку и всякие забавы...»

До 1765 года Каменным островом владел канцлер Бестужев-Рюмин, который построил здесь дворец, а при нем разбил сад. За садом на берегу Малой Невки была построена «Галерея, или амфитеатр для общественных гуляний». Здесь давали театральные представления и проводили музыкальные вечера на открытом воздухе.

Словом «фоксаль» французы обозначали загородное увеселительное заведение. Словечко пришло из Англии и, звучало оно там как Vauxhall (Вокс-холл) и означало «зал госпожи по имени Джейн Вокс» - увеселительное заведение этой особы, находившееся в одном из предместий Лондона. Позднее в России подобного рода заведения стали называть «воксал», а затем и «вокзал» (кое-кто считал, что это сокращение от «вокальный зал»), Каменноостровский вокзал просуществовал несколько сезонов. Посетителям предлагались «музыкальный хор» (оркестр), всевозможные увеселения» (вероятно, танцы) и «великой фейерверк».
Следующим известным общественным увеселительным центром в Петербурге стал «Вокзал в Нарышкином саду», учрежденный в 1793 году помощником директора императорских театров бароном Ванжурой. Он арендовал у обер-шталмейстера (начальника царской конюшни) Нарышкина усадебный двухэтажный дом и часть сада. Здесь по средам и воскресеньям устраивались танцевальные вечера и маскарады. Попеременно играли два оркестра - бальный и роговой. Начинали с медленного кругового танца бранд. Потом шел тоже круговой, но уже быстрый танец гавот. Затем танцевались контрдансы, экосезы, котильон и наконец модный в то время вальс. С вальсом было не все просто. В близости танцующих, а также в положении руки партнера на талии дамы императрица Екатерина усмотрела нечто безнравственное, и танец подвергался гонениям со стороны властей.

Однако от этого он становился еще более привлекательным.

В саду Нарышкина можно было увидеть выступления бродячих артистов, мастеров вольтижировки, фокусников, дрессировщиков, атлетов. Посещала этот сад публика достаточно состоятельная. Для людей попроще существовал увеселительный сад на Круглом (ныне Гутуевском) острове. Недорогими были «Вольфов сад» при Оспопрививательном доме и «Фридериксов сад» при Ситцевой фабрике. Другого рода увеселительный сад располагался во второй половине XVIII века на восточной стрелке Крестовского острова. Здесь существовали два трактира - Немецкий и Русский, танцевальная площадка, павильон с каруселью, деревянные горы с креслами на колесах, давались цирковые и эстрадные представления.

Граф Строганов, владевший огромным участком земли в Новой Деревне, приказал в конце XVIII века разбить на территории между Большой Невкой и Черной речкой палатки и оборудовать площадки для танцев. Здесь же вырыли пруд, проложили аллеи, благоустроили территорию. В результате получился сад, названный Строгановым. Вход был свободным. Посетители могли потанцевать, послушать графский оркестр, посмотреть спектакли крепостной труппы с участием знаменитостей и даже пообедать на счет хозяина.

В 1799 году скончался Нарышкин. В 1805 году усадьбу приобрел придворный банкир барон Ралль, который решил возобновить в саду публичные увеселения. В 1831-м сад купил камер- юнкер Демидов, который устроил в бывшей нарышкинской усадьбе «Демидовский дом призрения трудящихся». В 1833 году часть Строганова сада была сдана в аренду «Заведению искусственных минеральных вод». Здесь начали устраивать балы, привлекшие светское общество. Сад освещался газовыми фонарями, а официанты на серебряных подносах разносили между отдыхающими шампанское в хрустальных бокалах и экзотические фрукты. Среди кавалеров и дам в вечерних туалетах можно было встретить и Пушкина с супругой.

В 1834 году «Заведение искусственных минеральных вод» открыло в Новой Деревне театр с садом. Содержателем его стал некий Декер-Шенк. Помимо спектаклей здесь давались балы. В саду работал буфет, играла музыка, проводились игры на свежем воздухе. У петербуржцев это заведение получило название «Минерашки».

Были сады и рангом пониже. К таковым, например, относились сад с трактиром «Марьина роща» на 4-й версте Петергофского шоссе или трактир с садом на Шлиссельбургском тракте под названием «Александрия». В «Марьиной роще» обычно гуляло купечество не выше третьей гильдии, да приказчики. Здесь помимо хорошей выпивки предлагались «арлекинада с фонтанами и бенгальскими огнями» и «картина извержения Везувия» «Везувий» порой «извергался» настолько натурально, что приходилось вызывать пожарных. В дни проведения балов, а таковые здесь тоже бывали, приглашался бальный оркестр. Тогда стень трактира сотрясались от топанья при исполнении кадрили. В «Александрии» развлекались преимущественно мастеровые Невской заставы.

Самым же, пожалуй, популярным местом садово-развлекательного отдыха петербуржцев второй трети XIX столетия стал Павловск. Этому способствовало строительство первой российской железной дороги от Петербурга сначала до Царского Села, а затем и до Павловска. Строитель дороги Франц фон Герстнер, в расчете на привлечение пассажиров, заказал архитектору Штакеншнейдеру сооружение на станции Павловск роскошного музыкального зала с рестораном-вокзалом, который открылся, как и дорога, в мае 1838 года (так железнодорожные вокзалы получили своё название - statehistory). Балы и концерты в Павловском вокзале привлекли большое количество горожан. Оркестром дирижировал прославленный венский дирижер Иозеф Герман. Помимо балов здесь можно было насладиться пением знаменитого «Соколовского» (руководитель И.О. Соколов) цыганского хора.

В 1844 году Павловский вокзал сгорел, но благодаря хорошей страховке был быстро заново отстроен. С 1845 года здесь стали проводиться ежегодные симфонические концерты, в которых принимали участие не только российские, но и зарубежные знаменитости - дирижеры Иоганн и Иосиф Гунгль, Иоганн Штраус-младший. В антрактах играл оркестр лейб-гвардии 2-го Стрелкового батальона. В 1861 году построили новое здание Павловского вокзала, которое просуществовало до 1941 года. Фашисты уничтожили этот памятник русской и европейской культуры.

Популярность увеселительных садов привела к появлению в Петербурге талантливых антрепренеров. Одним из них был кондитер и владелец ресторана Излер, ставший в середине XIX века владельцем «Заведения минеральных вод». «Северная пчела» писала в 1862 году: «Г-н Излер подготовил нечто новое для посетителей воксала минеральных вод: он составил прекрасный хор русских песельников из парней и девиц Новой деревни. Хор этот исполняет все цыганские песни не хуже цыган, а девицы-крестьянки танцуют в кринолинах!». Увеселительный сад Излера в Новой Деревне славился и фейерверками и иллюминациями.
В бывшем Нарышкином саду, с 1848 года также принадлежавшем Излеру, выступали лучшие бальные оркестры Петербурга - Цезаря Пуни, Иосифа и Иоганна Гунглей. При Излере здесь было построено несколько павильонов, крытых галерей, крупнейший в Петербурге концертный зал и эстрадный театр, по воскресеньям собиравшие тысячи петербуржцев.

Театр-варьете в саду И. И. Излера в Петербурге в 40-50-е гг. 19 в.
Театр-варьете в саду И. И. Излера в Петербурге в 40-50-е гг. 19 в.

Под руководством Излера процветал и Воксал Полюстровских минеральных вод. Находился он на территории дачи графа Кушелева-Безбородко. Она была частью Полюстровского парка. На участке, выходящем к Неве, еще в конце XVIII столетия Кваренги построил особняк. В глубине дачного участка был устроен музыкальный вокзал с роскошным рестораном и великолепным оркестром, руководимым венским маэстро Германом. Это место петербуржцы называли «Тиволи», так как рядом находились живописные развалины некоего сооружения, напоминавшие город с этим названием в окрестностях Рима.

После смерти графа Кушелева-Безбородко в 1870 году вокзал сгорел и более не восстанавливался.

В 1859 году петербургские газеты сообщили, что заведение под названием Villa Monde Brillant, находящееся на Аптекарском острове, возглавил «основатель общественных развлечений» Излер. В первой четверти XIX столетия здесь находилась дача министра финансов графа Гурьева. Затем она перешла по наследству к его дочери княгине Куракиной, а от нее к откупщику Гарфункелю, который устроил здесь прекрасные оранжереи. После банкротства Гарфункеля в 1855 году дачу приобрел некий господин Оппенгейм и открыл здесь увеселительное заведение «Вилла Боргезе». Популярность заведению принес оркестр под управлением композитора Цезаря Пуни. На балах с 1857 года играл оркестр Гунгля. Другим привлекательным элементом для публики было выступление цыганского хора под руководством Петра Соколова. Публика здесь собиралась солидная.

После переименования «Виллы Боргезе» в Villa Monde Brillant появились проблемы у петербургских извозчиков, которым владелец заведения приплачивал за дополнительную рекламу. Если слова Villa и Brillant ими произносились достаточно внятно, то слово Monde в их транскрипции звучало весьма двусмысленно, и потенциальные клиенты заведения сильно сомневались, стоит ли сюда ехать. Заведение переименовали в «Кафе-шантан». После ухода Излера художественный уровень его понизился и заведение оказалось на грани краха. В 1865 году оно прекратило свое существование.

Закончил свою карьеру в области развлечений Излер на Петровском острове. Здесь с 1845 года сибирский купец Иван Поляков содержал гостиницу и трактир под названием «Любек». Трактир славился своей кухней под руководством известного кулинара Беранже. Летом в саду на открытой эстраде, а зимой в трактире выступали «тирольские певцы», русский и цыганский хоры. В 1858 году Поляков получил от государя дозволение на устройство здесь вокзала. Однако задача эта оказалась для него непосильной. Тогда за дело взялся Излер. Им были приглашены два оркестра, которые выступали с концертами и играли на танцевальных вечерах. Входные билеты являлись одновременно и лотерейными. По ним можно было выиграть не только нужные в хозяйстве вещи, но также изделия из золота и серебра.
Дело пошло, вокзал в саду Петровского острова приобрел у горожан определенную популярность. 15 лет он радовал посетителей, а в ночь с 13 на 14 сентября 1875 года «сгорел дотла».

Другим известным антрепренером был Егарев. В1864 году он арендовал у Демидовского дома призрения участок сада, выходившего на Офицерскую улицу, и открыл «Русский семейный сад». Впрочем, все продолжали называть сад Демидовым.

В первые годы он обслуживал за невысокую плату, главным образом, семейную публику среднего достатка, развлекая ее концертами духового оркестра Гвардейского флотского экипажа и разнообразными дивертисментами. После смерти Демидова в 1870 году характер развлечений изменился. Сначала в программах появились привезенные Егаревым из-за границы имитаторы, фокусники, акробатические ансамбли. Затем на открытой эстраде стали давать французские оперетки и выступления немецкого хора. Наконец в саду открылся кафешантан, помещавшийся во вновь построенном каменном театре "Ренессанс". Здесь темнокожие артистки стали танцевать канкан, а шансонетка из парижского кафешантана пела «У нас есть то, чего бы вы хотели...», вызывая восторг мужской части зрителей. В сад валом повалила «золотая молодежь» и даже представители высшего общества.
Среди талантливых антрепренеров увеселительных садов были и дамы. Одной из них стала некая мадам Картавова. Ее заведение, с 1894 по 1915 годы неоднократно менявшее названия («Америка», «Альгамбра», «Антей», «Эден»), часто называли просто «народным», так как плата за вход составляла всего 12 копеек. Здесь можно было посмотреть одноактные комедии, водевили, а иногда и «ужастики». В 1905 году более 50 обывателей Глазовской, Боровой и других улиц ходатайствовали перед соответствующим начальством, чтобы не ставили на сцене «Альгамбры» такие пьесы, как "Цыган Яшка, детовор и душегуб". Мотивировали это тем, что в районе и без того вполне достаточно хулиганов и показывать их со сцены нет необходимости. Место, действительно, было криминогенное - район печально известной Лиговки. Офицерам, например, приказом главнокомандующего Петербургским военным округом посещение этого заведения было запрещено. У сцены театра висело объявление: «Дирекция просит ловить воров. За каждого пойманного вора дирекция платит 5 рублей». Посетители иронизировали: «Так ведь и разориться недолго».

Большую роль в организации петербургских садовых увеселений сыграл Тумпаков. Этот ярославский крестьянский сын одиннадцати лет от роду начал свою карьеру половым в ресторане Зоологического сада. Через многое пришлось ему пройти, в том числе и через неумеренное увлечение спиртным. Однажды после запоя его выгнали из заведения. Это подействовало на него отрезвляюще. Он бросил пить и стал делать карьеру заново - в Благородном собрании, куда поступил лакеем. Через некоторое время уже был метрдотелем, а затем и экономом. Скопив первоначальный капитал, стал приобретать торговые заведения - постоялый двор на Расстанной улице, портерную на Троицкой и наконец кафешантан с танцклассами Марцинкевича на Фонтанке. Но душа просила еще чего-то. Тогда честолюбивый купец решил устроить сад с опереттой. Купил в 1901 году сад на Фонтанке, который назвал Летним Буффом. Для привлечения публики Тумпаков обратился к популярнейшей эстрадной певице России того времени Вяльцевой - самой дорогостоящей диве Петербурга. Конкуренты надеялись, что он разорится на ней. Но получилось все наоборот, сад Буфф начал процветать. Потом Тумпаков купил у композитора Легара право на эксклюзивную постановку оперетты «Веселая вдова», которую в Буффе дали около двухсот раз, и это тоже принесло солидные барыши.

Говоря о талантливых организаторах садовых развлечений в Петербурге XIX - начала XX столетий, нельзя не упомянуть и об Александрове. Он родился в крестьянской семье, а после отмены крепостного права прибыл в Петербург и начал службу «мальчиком» в ресторане. По прошествии времени стал мастером-кухмистером. В 1880 году Александров вместе с компаньоном Поляковым приобрел сгоревшее еще в 1875 году «Заведение минеральных вод» в Новой Деревне. Компаньоны построили здесь сад и назвали его «Аркадией». Торжественное открытие состоялось 14 мая 1881 года в присутствии нескольких тысяч человек. В саду играли бальный и военный оркестры. Выступали хор, акробаты, клоуны, эксцентрики. Закончилось представление роскошным фейерверком на пруду. Заведение сразу стало популярным. Здесь выступали знаменитые Нежданова, Шаляпин, Собинов, Монахов, Давыдов, Вивьен. Для удобства публики в сад "Аркадия", находившийся у Строгановского моста, от Летнего сада ежедневно ходил прогулочный пароходик.

В сентябре 1913 года «Аркадия» сгорела дотла. Но не прошло и года, как она возродилась.

В конце XIX столетия Александров решил устроить небольшой увеселительный сад на Каменностровском проспекте и назвать его «Аквариум». Субботним вечером 31 мая 1886 года сад открыли. Здесь, помимо аквариума с рыбами и морскими животными, среди редких деревьев по периметру сада стояли клетки с медведями и волками, а в центре находилась эстрада, где по вечерам играл оркестр. Вскоре «Аквариум» стал любимым местом семейного отдыха.
В 1891 году в саду по проекту архитектора Малова построили каменный театр на 2500 мест. 4 мая 1896 года здесь произошло важное событие в жизни города. В антракте оперетты Роже «Альфред-паша в Париже» был показан первый кинофильм - «Прибытие поезда». Эффект был потрясающий. Публика несколько раз требовала повтора. Вообще программа сада «Аквариум» была очень разнообразной. Александр Блок слушал здесь цыган и создал стихотворение «Натянулись гитарные струны», которое посвятил певице Ксюше Прохоровой. В 1907 году в театре сада начались благотворительные концерты с участием Вари Паниной и «усиленного хора цыган» Шишкина. В том же году в «Аквариуме» был проведен первый конкурс красоты под названием «Осенняя выставка красавиц». Разыгрывалось три приза. Первый приз - бриллиантовая брошь, второй - бриллиантовый браслет, третий - кольцо с бриллиантом. Выбор кандидаток проводила сама публика по талонам. Затем три первые красавицы выбрали самого красивого мужчину, которому был вручен золотой перстень.



В 1912 году в Петербурге появился Луна-парк. Он был открыт предпринимателем Ялышевым в Демидовом саду. «Петербургская газета» писала «Горная железная дорога привлекает внимание публики. Два вагончика то вздымаются вверх, то падают под значительным уклоном вниз. Дамы и девицы неистово визжат, доставляя бесплатное развлечение посетителям... Есть «пьяная лестница», «чертово колесо», разбрасывающее людей по сторонам; кроме того, есть еще несколько очень заманчивых вывесок: «мельница любви», «морской бой у Гаваны», «юмористическая кухня», но их берегут для будущих времен. Гвоздем Луна-парка является «деревня сомалийцев». Словно хорошо вычищенные гуталином, негры блестят под электрическим светом... Здесь в отдельных конурках расположились резчик, булочник, оружейник, сапожник и т.д. Интересны игры негритянской молодёжи с танцами и бросанием копий в цель».

Сомалийцы в набедренных повязках, с которыми петербуржцы обожали фотографироваться за гривенник, вели здесь образ жизни настолько естественный, что у них даже рождались дети. Одно сомалийское дитя получило при рождении экзотическое имя Лунапарк.



Надолго запомнили петербуржцы спектакль, автором и главным героем которого стал поэт Маяковский. Трагедия под названием «Владимир Маяковский» шла 2 и 4 декабря 1913 года в помещении театра Луна-парка. Это были первые футуристические представления. Художник спектакля Филонов предполагал, что «восторгу не будет конца». Однако скандал на этом спектакле был грандиозный. После первого акта большинство зрителей кинулись к рампе и возмущенно громко ругали и самого Маяковского, и участников. Тем не менее футуристы надолго «прописались» на сцене этого театра.

Особой популярностью у посетителей театра Луна-парка пользовались оперетты. Важным событием в культурной жизни Петрограда стала премьера знаменитой «Сильвы» Кальмана, состоявшаяся 30 июня 1917 года. Ну и, конечно же, важной составляющей Луна-парка был построенный рядом с театром по проекту архитектора Кишкина обширный ресторан. Он был национализирован вместе с садом в апреле 1918 года. На этом деятельность Луна-парка закончилась.

До Луна-парка Ялышев владел «Крестовским садом». Заведение тоже было очень популярно среди петербуржцев. За летний сезон его посещало до 40 тысяч человек. И это несмотря на удаленность заведения от центра города. Выручали речники. За проезд от Летнего сада в сад на Крестовском острове они брали 40 копеек. Этот же билет являлся входным билетом в заведение.

Посетителей в «Крестовском саду» привлекал, прежде всего, кафешантан. В его штате в 1901 году состояло 347 артисток, тщательно отобранных за границей. И все это были звезды и звездочки самых разных «талантов». Они давали владельцу сада значительную прибыль, и сами уезжали из России с хорошими деньгами, в мехах и бриллиантах.
Но главный доход саду давали ресторан и буфет. За счет прибылей в 1898 году по проекту архитектора Шауба было построено здание нового зимнего театра. Сад просуществовал до 1910 года, а затем был продан с аукциона.

Рассказывают, что однажды, накануне открытия летнего сезона в «Крестовском саду», у кассы разговорились двое завсегдатаев: «Люблю в этом роде веселость...», - сказал один. Стоявший тут же управляющий садом церемонно раскланялся, приняв реплику на свой счет. Его фамилия была Рода. Эту фамилию, бывшую символом безудержного веселья и прожигания жизни, когда-то знал весь Петербург.

Рода начал свою деятельность администратором, а затем управляющим ряда петербургских увеселительных заведений. Скопив к сорока годам достаточный капитал, он в 1908 году начал свое дело, открыв в Новой Деревне у Строгановского моста кафешантан под названием «Вилла Рода».

Здесь возвели летний театр «Павильон Кристалл», стеклянную веранду-ресторан с большой сценой и собственную электростанцию. Открытие состоялось в октябре 1908 года. Не все желающие смогли на него попасть.

Вскоре у заведения появилось второе, неофициальное название «Петербургский Яр». Здесь выступали лучшие артистические силы Петербурга, а также зарубежные гастролеры - американские негры, японские эквилибристы, индийские маги...
В 1918 году заведение закрыли. Его хозяин по рекомендации Горького стал заведовать Домом ученых. Затем Рода уехал за границу, где и скончался в 1930-м. Остатки его заведения сгорели в 1954 году.

Всего в Петербурге и пригородах во второй половине XIX - начале XX столетий насчитывалось около двадцати увеселительных заведений такого рода, которые посещали ежедневно не менее 25 000 человек. Таким образом, петербуржцы тратили на увеселения около 1,5 миллиона рублей в месяц.

Как бы ни были разнообразны предлагаемые в увеселительных садах виды развлечений, основным источником дохода их владельцев являлся ресторан с эстрадной программой. Среди владельцев садов ходила крылатая фраза: «Чего недовыручит театральная касса, покроет счет за ужин». В ресторанный счет входили не только стоимость выпивки и закуски, но и плата лакею за прыжок через стол - 25 рублей, бой посуды - 60 рублей, трюмо - 300 рублей. Разбить трюмо считалось особым шиком. Среди нетрезвых посетителей можно было услышать такие диалоги:
- Иван Кузьмич! Идет, что ли трюма пополам?
- Идет, Василий Никифорович!
После чего раздавался звон разбитого в складчину стекла.

Да, бывало и такое. И все же увеселительные сады Петербурга - часть его культуры. Для многих современников их посещение связано с радостными, неповторимыми событиями жизни.


Просмотров: 10265

Источник: газета "Секретные материалы XX века", N4, февраль 2014 г.



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 0
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
Василий 2014-10-24 21:51:59
Весьма познавательная статья!
X