Работа сыскного отдела при Нижегородском городском управлении полиции за 1905 г.

Криминальная хроника Нижегородской губернии за 1905 г., составленная на основе сообщений прессы.

ЯНВАРЬ



В самом начале января 1905 года была раскрыта кража, совершенная на Новой улице у Александровского дворянского института у статского советника И. Е. Дементьева похитили ковры, агенты полиции сумели разыскать почти все.

18 января 1905 года была раскрыта кража, совершённая на улице Рождественской из арендованной кладовой Ф. Т. Горчакова, где преступники вынесли полотно для белья, салфетки, меховые вещи и др. вещи на сумму 1250 рублей. Околоточный надзиратель Воробьёв получил сведенья, что украденный товар находиться на выставочной территории. При проведении проверки в доме Чагиной по 34 линии в квартире крестьянки Гороховецкого уезда, Пелагеи Ивановны Кручининой, найдены спрятанными под кроватью и в других местах: куски полотна, полотенца, простыни, скатерти, дамские сорочки, меховые вещи и др.

23 января 1905 года сыщики раскрыли кражу двуствольного ружья стоимостью 200 рублей, которое было похищено у инженера Д. Ю. Бехли. Подозреваемый крестьянин Нижегородского уезда деревни Бурцевой Ф. С. Гаврилов-Солнцев сознался на допросе Н. Д. Думаревскому в краже ружья.

26 января 1904 года агентами полиции был задержан запасной чин из крестьян Веневского уезда Тульской губернии, Иван Дмитриевич Самодуров, как уклонявшийся от военной службы, кроме того он сознался в совершении кражи в селе Черном, где взломал двери церкви и похитил оттуда деньги. Со своим товарищем Епатовым, он совершил ещё одну кражу со взломом в том же селе. Его подельник так же задержан.



ФЕВРАЛЬ



16 февраля 1905 года появились подробности судебного процесса, проходящего в Окружном суде по делу Кожевникова. Подсудимый, уроженец деревни Пестракова Кирилл Константинович Кожевников признал себя виновным и дал подробные показания в зале суда. В Нижнем Новгороде Кожевников появился 16 августа 1904 года, приехав из Ярославля. А 18 августа он направился к доктору и войдя в дом, машинально обнаружил, что одна дверь квартиры в подъезде не заперта. Тогда он зашёл в квартиру Дианиани и обнаружив несгораемую шкатулку, похитил её. Шкатулку он разбил у городской водокачки на реке Оке. Его добычей стали серебряные и золотые вещи. С этими вещами он направился в Канавино с целью сбыть краденное скупщице Алюковой. Поскольку преступник не договорился о цене с Алюковой, та 20 августа сообщила в сыскной отдел о Кожевникове. После задержания преступник дал признательные показания, на основе которых агент полиции Герман сумел найти железную шкатулку, зарытою в саду купца Башкирова с частью похищенных вещей. На момент кражи в шкатулке находились процентные бумаги на 15000 рублей и ювелирных изделий на 1151 рублей. В сыскной полиции преступника не кормили 4 дня, и он заговорил. Ювелирных украшений Дианиани возвратили на сумму 806 рублей, остальные на сумму 345 рублей не найдены. Присяжные заседатели приговорили Кожевникова к заключению в тюрьме сроком на восемь месяцев.

25 февраля 1905 года около здания тюрьмы, агенты полиции задержали двоих подозрительных, крестьянина Варнавиеского уезда А. П. Петрова и крестьянина Нижегородского уезда М. В. Белова. Как оказалось при проверки, они совершили кражу в деревни Яковлевой Княгининского уезда на сумму 1700 рублей. У них изъято более 300 рублей, причём часть денег преступники спрятали в ручке молотка.

26 февраля 1905 года стало известно, что Иван Тронов, осужденный за убийство иеромонаха Оранского монастыря Иннокентия, сознался заведующему сыскным отделом Н. Д. Думаревскому, что в 1903 году он совершил убийство вместе со своей подельницей. Убийство 50 летнего мужчины было совершено в поле между Бурнаковкой и Гордеевкой при помощи револьвера. У убитого, Тронов и сообщница взяли более 200 рублей.

МАРТ



2 марта 1905 года «Нижегородский Листок» сообщил о увеличении грабежей подвыпивших людей, которые шли с Нижнего базара.

4 марта 1905 года была раскрыта крупная кража, произошедшая 2 февраля 1905 года на Нижнем базаре в магазине Сингосина на сумму 7000 рублей. Часть похищенных вещей агенты полиции обнаружили в Гордеевке в доме Фирсова, где проживал неоднократно судимый Василий Васильвич Курицин. Вещи были обнаружены во дворе, в снегу найдено: 13 золотых колец и две золотые броши, золотой поломанный браслет, серебряный позолоченный браслет, 16 золотых брошек, 3 золотых булавки, 13 штук серьги, 10 пар серёг и обломок от броши. Во время обыска квартиры, к Курицину пришёл вор-рецидивист Фёдор Михайлович Ястребов, а одетый на него ватный пиджак Сингосин признал за похищенный у него из магазина.

29 марта 1905 года благодаря признанию убийцы иеромонаха Оранского монастыря Тронова, осуждённого на 15 лет каторжных работ, раскрыта кража, произошедшая в 1903 году в Семёновском уезде из кладовой мещанина Булганина на сумму 2568 рублей. Судебные власти уже направили дело на прекращение, но Тронов показал, что значительная часть украденного была передана его любовнице Колпаковой. Эти вещи у неё были найдены и изъяты: ротонда на лисьем меху, соболий воротник и д. р. Потерпевший вещи опознал и оценил в 800 рублей.


АПРЕЛЬ



5 апреля 1905 года газеты сообщали о возвращении из отпуска заведующего сыскным отделением Н. Д. Думаревского, который оставляет службу в Нижнем Новгороде. А 10 апреля стало известно, что Н. Д. Думаревский подал рапорт об отставке.

9 апреля 1905 года, около половины десятого вечера, в трактире Афанасьева на Алексеевской улице, нижегородский мещанин Иван Силаев нанёс столовым ножом удар в спину агенту полиции Петру Бухранову, нанеся ему незначительные повреждения.

12 апреля 1905 года, в деревне Дарьино Балахнинского уезда, агенты полиции изъяли швейную машинку фирмы «Зингер». Машинка, вероятно, украдена, но заявлений о краже не поступало.

22 апреля 1905 года агенты полиции раскрыли кражу, совершенную во время работы Нижегородской Ярмарки в 1904 году в Канавино, в доме Пирожникова. Жена горнозаводского мастерового Вера Михайловна Шарова пришла в дом Пирожникова к татарке – гадалке, чтобы погадать. После сеанса Шарова обнаружила пропажу дамских золотых часов, на днях агенты полиции изъяли их из отделения С. Петербургского столичного ломбарда. Кроме того, в этом же отделении изъяты золотые часы, похищенные 11 февраля 1905 года у крестьянина Павла Васильевича Агафонова, который проживает в Сормово.

МАЙ



12 мая 1905 года И. О. околоточного надзирателя Воробьёв, по поручению помощника полицмейстера, заведующего сыскной частью С. Н. Балобанова опрашивал задержанного, который подозревался в краже и подделке паспорта. Задержанный сознался, что он Мартемьян Евгеньевич Щербаков 50 лет, крестьянин села Ухтусь Ишимского уезда Тобольской губернии. Весной 1904 года он бежал из мест ссылки. В Тюмени он достал бланк паспорта и вписал туда данные Семёна Тимофеевича Жукова. С этим паспортом он направился в Нижний Новгород, по пути в Казани совершил кражу совместно с подельницей Ольгой Безчусовой. Затем Безчусова уехала в Елабугу, а украденные вещи в Казани Щербаков закладывал в Нижегородские ломбарды. В Нижнем Новгороде Щербаков стал совершать кражи, пока 12 мая 1905 годе не был задержан агентами полиции. При Щербакове найдено много ключей, а в квартире Павловской, где жил Щербаков, изъято несколько паспортов.

16 мая 1905 года газеты сообщали об отсутствии освещения в городе и о том, что количество грабежей в Нижнем Новгороде не спадает.



23 мая 1905 года, утром, в Жандармском овраге было обнаружен труп мусорщика Михаила Васильева. По показаниям Ивана Семёновича Удалова, помощник полицмейстера по сыскной части С. Н. Балобанов сумел найти обезображенное тело Васильева. Труп был завёрнут в куль соломы. Сыщики выяснили, что 22 мая, во дворе дома Удалова была пьянка. Между Васильевым и Архиповым произошла ссора, которая спровоцировала между ними драку, в которую на стороне Архипова вмешался Удалов. При избиении Васильева применялся железный лом для нанесения ударов. Окончив избивать полуживое тело, Архипов и Удалов вернулись в дом и продолжили пьянку. Когда они проснулись рано утром, то обнаружили, что Васильев скончался. Тогда Удалов сволок труп в сарай и закутал его в куль соломы. Вместе с Архиповым и ещё двумя мусорщиками, Васильев отволок труп в овраг. Затем Удалов позвонил в городское полицейское управление и заявил, что идя по Жандармскому оврагу, он обнаружил мёртвое тело. Но в течение суток нижегородские сыщики во главе с С. Н. Балобановым сумели раскрыть это убийство.

23 мая 1905 года агенты полиции в почтово-телеграфной конторе №1 задержали молодого человека в форме ученика реального училища, который назвался сыном личного дворянина Леонида Ивановича Добросердова. Он пытался получить денежный пакет на 200 рублей, адресованный до востребования на имя Василия Ивановича Евлашева. Денежное письмо было отдано на почту конторой одного Волжского пароходного общества. Данное общество получило от Евлашева извещение по городской почте, что если ему не выдадут 200 рублей до востребования, то будет устроен пожар или катастрофа с пароходом данного общества. Молодой человек находится под арестом до выяснения личности, поскольку документов при нём не оказалось.

24 мая 1905 года заведующий сыскной частью С. Н. Балобанов сумел разговорить Ивана Удалова и тот сознался в убийстве своей 62 летней жены. В январе 1905 года 50 летний Удалов явился к жене после Святок и хотел взять 50 рублей из сбережений жены, но она отказалась давать деньги. Тогда Удалов начал её избивать и спустя несколько часов после нанесения побоев, она скончалась. Удалов сумел подкупить свидетелей: мусорщика Васильева и Кабакову, дав каждому, по пять рублей. Данные свидетели дали ложные показания, что жена Удалова упала случайно в погреб, там т скончалась. Очевидно, что Удалов вмешался в драку Архипова и Васильева с целью устранить опасного свидетеля.

24 мая 1905 года в зале Окружного суда состоялось заседание по делу об убийства Матвеева, произошедшего 5 августа 1903 года. А началось всё с обнаружения 7 августа 1903 года на станции Харьков невостребованного багажа, прибывшего пассажирским поездом из Нижнего Новгорода, дорожной ведомостью №713 от 5 августа 1903 года. В невостребованном чемодане оказался труп пожилого человека, у которого шея дважды была перетянута проволокой и завязана петлёй. В боковом кармане пиджака убитого найдены две записки с надписью «949 рублей здесь лежат» и «Яков Матвеев». По заключению Харьковского судебного врача Крживинского, смерть наступила от удушения, очевидно, руками. Начальник Харьковского отделения жандармского управления железных дорог 8 августа 1903 года отправил Нижегородскому полицмейстеру телеграмму о произошедшем. Как оказалось, ещё 7 августа содержатель меблированных комнат на Нижегородской Ярмарке, на Александро-Невской площади, мещанин Вишняков заявил о пропаже квартиранта из Твери, Якова Матвеевича Матвеева, который рано утром 5 августа 1903 года ушёл и больше не возвращался. По словам соседа Матвеева по комнате, Смирнова, ночь с 4 на 5 августа Матвеев провёл у проститутки, и оставалось у него с собой 9000 рублей. Когда Матвеев вернулся рано утром, то хотел найти пристава шестого ярмарочного участка, что бы уладить какое-то недоразумение. При проверке оказалось, что 7 августа из №16 комнат Васильевой на Александро-Невской площади, в самый разгар Ярмарки съехали две проститутки. Объяснили они свой отъезд болезнью одной из них. По домовой книге в №16 проживала крестьянка Саратовской губернии, Камышинского уезда села Золотова, Любовь Ферапонтовна Куликова и крестьянка Вологодской губернии, Грязовецкого уезда деревни Катунина, Елизавета Алексеевна Щекотурова. Чемодан, в котором обнаружили труп, был доставлен в Нижний Новгород и опознан продавцом Чилиным, который продал его 5 августа женщине, которая приходила к нему дважды, причём второй раз её сопровождал мужчина. Приметы покупательницы чемодана совпадали с приметами Елизаветы Щекотуровой. Но артельщик нижегородского вокзала Жадаев показал, что чемодан ему передал для отправки в Харьков 5 августа мужчина. Горничная мебелированных комнат Васильевой, Ольга Водянова показала, что к Куликовой и Щекотуровой ежедневно приходили двое мужчин, Иван и Пётр, которые якобы торговали лошадьми. По словам Водяновой 5 августа между 8 и 10 часами утра в №16 пришёл Матвеев, кроме Куликовой и Щекотуровой в номере был и Иван. Затем Водянова видела, как из №16 Иван волоком тянул большой чемодан. Кроме того 5 и 6 августа вечером Щекотурова просила Водянову дать ей успокоительных капель. Коридорный Фёдор Боссаков показал, что в 5 часов утра 5 август Матвеев прошёл в №16, а через два часа он вышел на улицу и поинтересовался, где расположен шестой полицейский участок. Затем Матвеев вернулся в 9 утра и прошёл в №16. Вскоре через швейцарскую комнату в тот же номер прошли Иван и Пётр.



На основании этих показаний, для задержания Куликовой, которая постоянно проживала в Царицыне, был отправлен агент сыскной полиции Киселёв, который 18 августа 1903 года задержал обеих подозреваемых в убийстве женщин в этом городе. По показанию задержанных проституток, в номере у них происходила пьянка, в результате которой Матвеев быстро захмелел и свалился на колени к Куликовой и уснул. Пётр, увидев это, попросил Щекотурову съездить за Иваном Степановичем Самотейкиным, любовницей которого она являлась с апреля 1903 года, он проживал в селе Гордеевка в доме Тюрина. Когда она застала Самотейкина, он послал её купить верёвку, а сам направился в номера Васильевой. Когда она вернулась в номер, то увидела, как Пётр и Самотейкин держали Куликову за горло. На её вопрос, где дедушка (Матвеев), Куликова жестом указала ей на чемодан. Щекотурова заплакала, а Самотейкин повалил её на постель и пригрозил, что расправиться с ней легче, чем с Матвеевым. Затем он вынул три сторублёвых билета и положил на стол и сказал: «Вот вам деньги, если вы кому-нибудь скажите о случившемся, то с вами будет тоже, что и с тем, кто в чемодане». Обвязав чемодан верёвкой, Пётр и Самотейкин скрылись с ним. Когда Куликова и Щекотурова вышли на улицу, то по их словам у главного пассажа натолкнулись на Петра и Самотейкина. Войдя в здание главного пассажа, Пётр и Самотейкин взили у Куликовой 300 рублей, на которые купили им ювелирных изделий и дали по 25 рублей каждой, а Самотейкин велел им уезжать из города. На следующий день 6 августа обе проститутки отправились в город, где их увидел Пётр и под страхом убийства приказал покинуть город. На основании показаний задержанных проституток, агенты сыскной полиции провели обыск в Гордеевке в квартире Тюриной в комнате Самотейкина, где обнаружили одеяло Куликовой, которое Самотейкин забрал из номера и синяя мужская рубашка, в которой он был в день убийства, вексель на 500 рублей и клочья разорванного Тюриной во время обыска 5% закладной лист Поземельного банка сторублёвого достоинства с талоном, но без купонов. Из показаний Тюриной стало известно, что вместе с Самотейкиным квартировал его друг Пётр, которого вызывали к мировому судье в качестве обвиняемого в краже. По справке оказалось, что у мирового судьи первого участка было слушанье по обвинению Петра Никифороча Чайкина в краже у Макарова, а сам Чайкин оказался неоднократно судим. Чайкин принадлежал к обществу мещан города Александрова-Грушевского области Войска Донского. При предъявлении Водяновой Петра Чайкина, она его опознала. Сам Чайкин сначала пытался отрицать своё знакомство с Самотейкиным, но потом сознался, что знает его более 10 лет и знал, что тот занимается кражами, добавляя своим жертвам сонные капли в напитки.

Во время допроса 29 августа 1903 года обвиняемая Щекотурова заявила, что в узле, который Куликова отдала Самотейкину после убийства Матвеева находились, кроме подушки и одеяла (найдены у Тюриной) пальто, штиблеты и фуражка снятые с Матвеева. А Куликова на следующий день после убийства бросила в ярморочный пруд внутреннюю крышку от чемодана, в который положили труп Матвеева. Также Щекотурова дополнила приметы Петра, он был рябой, причёсывался ершиком и волосы у него чёрного цвета, а на руках выше кистей, на обоих предплечьях и на груди у него находились наколки. А 14 сентября 1903 года Щекотурова опознала Самотейкина и Чайкина по фотокарточкам. Но заявила, что в убийстве принимал участие не Пётр Чайкин, а рябой Пётр, тоже друг Самотейкина, а Чайкин последний раз был у них утром 5 августа. Затем он достал билет сторублёвого достоинства такой же, как и был найден у Тюриной и ругался, что данный ему билет без купонов и его нельзя сбыть, а затем потребовал от Куликовой для размена три билета, которые ей отдал Самотейкин. Куликова ему отказала и он ушёл. Когда Са.мотейкин и Чайкин уехали, Щекотурова и Куликова отправились в ресторан Кондратьева, где встретили рябова Петра. Он стал их ругать, что они не уехали и за то, что отдали сторублёвый билет Чайкину, который не участвовал в убийстве. На следующий день к ним пришёл Чайкин и потребовал от Куликовой остававшийся у неё третий сторублёвый билет и ушёл ненадолго, а возвратившись, принёс ювелирные изделия, купленные по просьбе Куликовой. Чайкин так же стал настойчиво требовать их выезда из Нижнего Новгорода. До Качани 6 августа она и Куликова ехали в трамвае с рябым Петром. Затем он потребовал паспорт Щекотуровой, а когда вернул, то там была вытравлена отметка о прописке на Нижегородской ярмарке и с тех пор они рябова Петра не видели. По поводу самого убийства Щекотурова пояснила, что Матвеева душил Самотейкин и рябой Пётр проволкою, которую принёс с собой Самотейкин. Когда он остался в номере с Куликовой и рябым Петром, а её не было. Самотейкин и Пётр подошли к кровати, где спал Матвеев и просунув проволоку окутали ему шею и стали скручивать проволоку. У Матвеева что-то хрустнуло в шее и он захрипел. Тогда Самотейкин потребовал у Куликовой подать ему графин с водой, а получив его, рябой Пётр нанёс им удар Матвееву по голове, после чего Матвеев перестал хрипеть. А по пути в Царицын, Куликова учила Щекотурову, какие надо давать показания, а когда Щекотурова находилась в тюремном замке, Куликова прислала ей письмо с просьбой взять всю вину на себя.

По показаниям Куликовой, она внутренней крышки чемодана не видела и в пруд её не бросала, а дамские золотые часы из Саратовского отделения С. Петербурского отделения столичного ломбарда ей не принадлежат. Так же Куликова предоставила две заметки от Щекотуровой, где она пишет: «Руки мои замараны по самои локти в человеческой крови, если бы не они, то бы мне не сидеть в тюрьме и не проливать свои слёзы, если бы мы доказали, то ни чего бы не было». По сличению почерков экспертиз потвердила, что записка написана Щекотуровой. По показаниям сокамерницы Куликовой по второй Нижегородской тюрьме, крестьянки Лысовой, что Куликова неоднократно по нитке передавали записки и она сама выбрасывала во двор тюрьмы записки для Чайкина и Щекотуровой. По показаниям сокамерницы Куликовой, мещанки Лапиной, последнея рассказывала ей подробности убийства Матвеева. Во время убийства там присутствовала Щекотурова, Иван Самотейкин и Пётр Баранов, который квартировал тогда у Тюриной в селе Гордеевка. Самотейкин и Баранов сопровождали их до Царицина. Кроме того Щекотурова просила сходить к Водяновой и попросила, что бы та не давала показаний о том, что Самотейкин был её любовником.

К сожалению, суду не удалось выяснить, были у Матвеева закладные листы С. Петербурского-Тульского Поземельного банка на момент убийства.

Иван Степанович Самотейкин разъезжал по городам Юга России, как акробат и фокусник. Он был задержан 31августа 1903 года в Баку, но бежал в тот же день. Затем 20 февраля 1904 года вторично был задержан в Керчи, но снова бежал и скрылся.

На основании изложенного Куликова, Щекотурова и Чайкин были переданы суду по обвинению в убийстве Матвеева с целью ограбления, по взаимному уговору и при участии лица, оставшегося не разысканным. Дело слушалось по второму уголовному отделению суда под представительством товарища председателя А. А. Рукавишникова. Обвинитель товарищ прокурора Галиновский. Защитники: Щекотурову-присяжный поверенный Синицын, Куликову - помощник присяжного поверенного Соболев и Чайкина – присяжный поверенный Серебренников. Эксперт харьковский судебный врач Крживинский и учитель чистописания Хмельницкий. Из 16 свидетелей пришли 13. Подсудимые не признали себя виновными. Наконец 25 мая 1905 года в 5 часов утра суд над убийцами Матвеева вынес вердикт присяжных заседателей: Петра Чайкина 24 лет и Любовь Куликову 42 лет приговорены к ссылке на каторжные работы – первого на 8 и вторую на 6 лет с лишением всех прав состояния. Щекотурова 23 лет оправдана.

29 мая 1905 года вечером на Миллионке агенты сыскного отделения задержали Ивана Фомина, который недавно сбежал из детской колонии малолетних преступников.

30 мая 1905 года из зала суда стали известны подробности убийства Ивана Матвеевича Совокина, произошедшего в субботу 18 декабря 1904 года в 11 вечера у перекрёстка двух дорог, одна дорога с Немецкой площади к городским свалкам, а другая от Народного дома к керосиновому складу Константинова. Возле дороги в снегу был найден в бессознательном состоянии с повреждениями головы крестьянин Иван Матвеевич Совокин, служивший около 20 лет развозчиком керосина. У Совокина была отрезана от ремней кожаная сумка, куда он складывал деньги от продажи керосина. Лошадь Совокина была найдена запутавшийся в вожжах, около ворот склада Константинова, а в санях имелись явные следы крови. На следующий день Совокин умер в больнице, не приходя в сознание. Вечером 20 декабря 1904 года во вторую Кремлёвскую часть явился крестьянин Иван Комаров и заявил, что в его присутствии в ночлежной квартире Илимовой, расположенной в доме Заплатина на Ошарской улице, где он служит дворником, крестьянин Матвей Вейнёв сказал: «Вот я не боюсь дворника и скажу при нём, что они в ту ночь не ночевали дома» и указал на двух молодых людей, ночлежников Климовой. Из разговора Комаров понял, что молодые люди замешаны в убийстве Совокина. Войков показал, что осенью 1904 года на квартире к Климовой поместили крестьянина Александра Кротченкова и Андрея Сигачёва, которые поступили на службу на керосиновый склад Констонтинова, но потом от туда уволились и снова поселились у Климовой. Коротченков и Сигачёв ежедневно уходили на целый день искать работу. В субботу 18 декабря они оба ушли и возвратились лишь вечером 19 декабря, сказав, что они ночевали в Сормово. А 20 декабря, Вейнёв прочитал заметку о ограблении в субботу развозчика керосина со склада Констонтинова и вспомнил, что Коротченков и Сигачёв в ту ночь дома не ночевали. Это предположение услышал дворник Комаров, являющийся двоюродным братом Совокина и пошёл в полицию. Получив эту информацию, чины сыскного отделения произвели обыск в квартире Климовой в комнате Кротченкова и Сигачёва. Там были изъяты личные вещи Кротченкова и Сигачёва, так на одежде Кротченкова были явные следы крови. Кротченков показал, что участвовал в драке, где ему разбили нос и пошла кровь. Но, по мнению врача, при кровотечении из носа такие пятна на одежде не образуются. Кротченков сознался своему сокамернику, что Совокина убил он вместе с Сигачёвым с целью ограбления. Само убийство они совершили топориком, купленным на Балчуге и поднятым на улице камнем. Сумку Совокина с 80 рублями они спрятали в сундучок, который хранится в Сормово на складе Волжско-Каспийского общества у крестьянина Малышева. Сам крестьянин Степан Малышев и его жена показали, что около полудня 19 декабря к ним пришли в гости двоюродный брат хозяина ,Сигачёв вместе с Кротченковым и уходя оставили на хранения сундучок. Это сундучок у Малышева изъяли, внутри оказалась кожаная сумка с обрезанными ремнями, а в нутрии сумки кошелёк и деньги суммой 87 рублей 96 копеек. Эта сумка была опознана Констонтиновым за принадлежащею его работнику Совокину. Кротченков и Сигачёв признали себя виновными в убийстве Совокина. Суд приговорил обоих в каторжные работы – Кротченкова на 12 лет, а Сигачёва – на 8 лет.



ИЮНЬ



6 июня 1905 года агенты полиции раскрыли грабёж, произошедший 1 июня 1905 года. У ограбленного крестьянина грабители отобрали 22 купона по 90 копеек, заодно силой сняли с него штиблеты. Трое грабителей были задержаны: Арсений Бушуев, Сивирцев и Воронов. Бушуев и Сивирцев виновными себя не признали.

12 июня 1905 года агенты сыскной полиции задержали нижегородского цехового Михаила Иванова, который недавно сбежал из Вятского исправительного отделения ( арестантской роты).

16 июня 1905 года агенты полиции задержали крестьянина Щелокова с подложными документами для сбора пожертвований погорельцам. Щёлоков пояснил, что документы нашёл на пароходной пристани. Самого Щёлокоа отправили этапным порядком на родину.

23 июня 1905 года газеты сообщали, что в сыскном отделении находятся 8 серебряных часов и одни чёрные открытые и 3 серебряных панцирных цепи, изъятые у торговца Александра Витальевича Полетаева на Балчуге по подозрению, что эти вещи краденые.

28 июня сообщалось, что в сыскном отделении находятся изъятые у вора - рецидивиста серебряные часы с золотой накладкой с инициалами А. К.

29 июня 1905 года в Канавино была совершена кража из лавки Кузнецова на 14 рублей, но при попытке задержать преступников погиб ночной караульщик Яков Колчин. Воры взломали замок, а что бы проникнуть через вторую стеклянную дверь, они взяли лист бумаги, предварительно намазов его вареньем и приложили его к стеклу, что бы без шума его выдавили. Ночной караульщик Колчин заметил неладное, но был убит, его тело осталось лежать на мостовой. Околоточный надзиратель Макарьевской части Антонов и агент сыскной полиции Герман установили, что варенье, используемое преступниками, куплено у канавинского бакалейного торговца Салека, неким Щадриным. Достаточно быстро Щадрин был задержан и выдал оставшихся пятерых участников преступления. А 12 июля околоточному надзирателю Макарьевской части Антонову и агенту сыскного отделения Герману, за умелые действия при раскрытии убийства объявлена – «Особенная благодарность».

ИЮЛЬ



15 июля 1905 года газеты сообщили, что на Ярмарку во временный штат полиции, для заведования сыскной частью откомандирован С. Н. Балобанов.

20 июля 1905 года, в ночь, С. Н. Балобанов руководил мероприятием по проверке номеров в Азиатском переулке и ночлежном приюте Уральского и Игнатьевского. Задержано беспаспортных и подозрительных лиц 180 человек. Из них 42 человека будут высланы из Нижнего Новгорода этапным порядком.

21 июля агенты полиции в доме Прядилова в Троицком переулке, задержали Рохлю Бакаляр, сообщницу знаменитой «Золотой ручки» Софьи Бренер – Блюминштейн, арестованной когда-то в Нижнем Новгороде. После задержания она была выслана из города.

21 июля 1905 года агенты полиции задержали в Главном ярмарочном доме Иван Ивановича Торопова, по телеграмме московской полиции. Он обвинялся в получении мошенническим путём 1000 рублей. В тот же день Торопов был этапирован в Москву.

23 июля 1905 года помощнику пристава при сыскном отделении Старцеву, за умелые действия при задержании Синичкина, отправившего из Тюмени на Ярмарку 20 краденых кож, объявляется благодарность полицмейстера борона А. А. Таубе.

25 июля 1905 года агентам полиции Бухранову и Осипову объявлена благодарность полицмейстера борона А. А. Таубе за раскрытие краж и задержание воров.

26 июля 1905 года агенты полиции обнаружили часть похищенных вещей, украденных из запертой кладовой в доме Ромашовой на Телячьей улице. Часть вещей на сумму 1500 рублей оказалась заложенной в отделение столичного ломбарда. Розыск преступников продолжается.

28 июля 1905 года агентами полиции раскрыта крупная кража товара с ярмарочного мануфактурного склада Петра Соколова на первой Миниской улице. Украденный товар был продан татарину, проживающему в Канавино, он в свою очередь успел перепродать 10 кип товара купцу Шарафутдину Исмагалову за 973 рубля. Остальные 6 кип товара были отправлены в Казань, но в пути были изъяты полицией. Когда татарин возвратился из Казани, у него было изъято 800 рублей и квитанция на остальной товар. Общая стоимость украденного мануфактурного товара более 2000 рублей. Воры, похитившие товар, были задержаны: Шулешов, Федотов, Курицин, Рачков, Косов и Помело в краже не сознались.

30 июля 1905 года раскрыта кража, совершённая в транспортной конторе Сидорова 10 кип мануфактурного товара с пристани Кашиной. Заведующий сыскного отделения Балобанов и околоточный надзиратель при сыскном отделении Старцев обнаружили украденный товар в Сергачском уезде. Дело происходило так, 19 июля транспортной конторой Сидорова отправлен был ломовым извозчиком Полушкиным на пристань Кашиной 10 кип мануфактурного товара, стоимостью 2000 рублей, для отправки в Уфу, торговцу С .С. Шмангулову. Извозчик товар сдал, но расписки не получил. По поручению Балобанова, помощник пристава Старцев начал розыск и обнаружил, что 20 июля 10 кип мануфактуры были отправлены в Исады, где с пристани увезены извозчиком Тенчаевым в село Болховское курмышского уезда в дом Мясоедова. Здесь Старцев при обыске у Мясоедова обнаружил часть украденной мануфактуры, а часть Мясоедов успел продать, но и эту часть разыскали. Как оказалось, Мясоедов выдал себя за Уфимского приказчика и завладел товаром. Мясоедов этапирован в Нижний Новгород.


АВГУСТ



1 августа 1905 года газеты сообщают о появлении на Ярмарке арабов «городушников» из Алжира, французских подданных. Они производят кражи в магазинах таким образом: несколько человек в национальной одежде заходят в магазин и просят выложить как можно больше товара, затем один из них незаметно похищает наиболее мелкий предмет. Некоторых арабов задержали, при обыске у них найдены шёлковые платки, янтарные чётки и различные меха. Помощник полицмейстера С. Н. Балобанов откомандировал околоточного надзирателя Куртаева для розыска остальных алжирских преступников. В районе первой Кремлёвской части на Ивновском поле он обнаружил целый табор алжирских арабов числом 34 человека, включая женщин и детей. Куртаев при помощи солдат провёл обыск в таборе и обнаружил склад ценных вещей: куклы, гребёнки, шёлковые платки и т. д. Выяснилось, что всех арабов прибыло в Нижний Новгород 56 человек и прибыли они недавно из Астрахани. Арабом будет предложено покинуть Нижегородскую губернию.

3 августа 1905 года нижегородский полицмейстер барон фон А. А. Таубе объявил благодарность И. О. помощника пристава при сыскном отделении Старцеву и агенту сыскного отдела Зимницкому за умелые действия по раскрытию кражи и задержанию воров.

5 августа 1905 года газеты сообщали подробности забавного мошенничества. Некто М. решил приобрести фальшивые пятирублёвые монеты. Приобрёл он монет номиналом 2500 рублей, на сумму 600 рублей. Но в железной коробке, которую ему отдали мошенники, оказалась охотничья дробь. Когда информация об этой сделке дошла до С. Н. Балобанова, тот приказал помощнику пристава Старцеву произвести обыск у Мельникова на квартире в Канавино. В результате обыска были найдены ещё несколько шкатулок, наполненных дробью, а ещё заряженный револьвер, кинжал и два чистых паспорта. Муравьёв был задержан, а его подельник Кремнёв сумел скрыться. Муравьёв дал признательные показания.

6 августа 1905 года агенты ярмарочной сыскной полицией задержали вора – рецидивиста Низовцева, который имел при себе поддельный паспорт, который нашёл в городе и присвоил себе. Низовцев был выслан из Нижнего Новгорода этапным порядком.

10 августа 1905 года, агенты сыскной полиции задержали персидского «городушника» Мешады Али Мамед Джафар Али, проживавшего в номерах Скорнякова на Александровской улице. Пожилой на вид, он под видом покупателя посещал ювелирные магазины и при осмотре товара похищал некоторые ценности. Например, 3 августа в магазине Нимирова – Колоджина он похитил три бриллиантовых броши. Выяснилось, что перс, около 20 лет совершает кражи на территории Российской Империи.

10 августа 1905 года ярмарочной сыскной полицией попались две воровки «хипесницы», проживавшие в Канавино в доме Раговильниковой. Их соучастником является карманник Иван Соколов, но он сумел скрыться. Преступную группу организовала крестьянка Елизавета Романовская, прибывшая на Ярмарку вместе с Соколовым. А свою компаньонку они пригласили из Харькова, но ту задержали на вокзале Московско – нижегородской железной дороги станционные жандармы. При обыске багажа Романовской было обнаружено много вещей, похищенных на Ярмарке Соколовым: пять новых пиджаков, три пары брюк, семь жилетов, четыре пары штиблет, полотняная скатерть, женские кофты, кружева, столовые зеркала, куски полотна, чулки и т. д. Недавно они обокрали купца, когда он уснул пьяный, из-за занавесок вышел Соколов и похитил у него из пиджака 500 рублей и скрылся. Неудивительно, что у самих проституток полиция этих 500 рублей не нашла.

12 августа 1905 года, в Азиатском переулке был ограблен, приехавший из Тобольской губернии торговец Егор Семенович Жуков. У него из кармана пиджака похитили около 12000 рублей. В номерах Зверева в Азиатском переулке в квартире содержательницы проституток, крестьянки Семёновского уезда села Бор, Александры Ивановны Одинцовой торговец пил пиво. Когда Жуков охмелел, сидевшие рядом мужчины схватили его за горло и забрали из бокового кармана 12000 рублей. На место преступления прибыл С. Н. Балобанов и агенты сыскной полиции. Ими было установлено, что в присутствии содержательницы проституток Одинцовой, крестьянин Васильковского уезда, Сергей Степанович Темаров и рядовой 307 Арзамаского полка Захар Сергеевич Рябков взяли опьяневшего Жукова за горло, а проститутка, крестьянка Лукояновского уезда, Анна Яковлевна Шамаева вынула у Жукова завёрнутые в газету деньги. Затем все участники грабежа скрылись. В тот же день, около 10 утра агенты полиции задержали Темарова и Одинцову и нашли у них 1486 рублей 85 копеек, а в одежде оставленной ими в лавке у Свинцовой на Самокатной площади – 207 рублей 15 копеек. У Одинцовой при себе оказалось только 5 рублей 25 копеек. Заведующий сыскным отделом С. Н. Балобанов разыскал Рябкова, у которого при осмотре изъяли 400 рублей. Так же в участок доставили мужа сестры Темарова, Свинцова с 70 рублями и купленной гармоникой соймостью 100 рублей. При обыске у Свинцова найдено 75 рублей 65 копеек и новое золотое кольцо. В доме Косолаповой по Живоносной улице, куда заходили грабители у крестьянина Арзамаского уезда, Афанасия Павловича Аряйнова, изъято 325 рублей. А проститутку Шамаеву, околоточный надзиратель Старцев разыскал в Сормово и изъял у неё 3 рубля 42 крпейки и новых вещей на 300 рублей.



15 августа 1905 года благодаря энергичным мерам, предпринятым С. Н. Балобановым по выявлению и задержанию «хипесниц» пробравшихся на Ярмарку, были задержаны: Розенштейн, Чубликова и Богданова. Все они будут этапированы из Нижнего Новгорода.

16 августа 1905 года агенты полиции задержали проститутку Густякову, проживающюю в доме Шприца на Почаинской улице у Степана Михайловича Барышкина. Она вызвала подозрения, потратив большую сумму денег. При обыске у Густяковой изъято 119 рублей. По словам проститутки, она нашла сто рублей в номерах Сорокина, а вторую сторублёвку якобы подарил клиент. По словам коридорного, Густякова действительно ночевала с каким-то мужчиной. Когда тот проснулся в 8 утра, Густяковой уже не было, а у него пропали деньги. Потерпевший пока не установлен.

17 августа 1905 года в 12 часов дня на площади между цирком братьев Никитиных и садиком «Аркадия» ранен агент сыскной полиции М. С. Киселёв. С утра несколько агентов находились в районе Азиатского переулка по заданию С. Н. Балобанова для осмотра номеров. Агенты Киселёв и Бухранов вышли из номеров Перцева и заметили около цирка братьев Никитиных группу воров-рецидивистов. В этой группе находился молодой персиянин, которого Киселёв попытался задержать, а Бухранова он послал за городовым. Сам Киселёв направился к группе воров и попытался выяснить личность персиянина, но персиянин выхватил нож и нанёс два удара в голову сыщика. Киселёв пытался отмахиваться палкой и попытался скрыться в цирке. Но когда он стал двигаться к цирку, персиянин нанёс ему ещё несколько ударов ножом в спину и шею. Киселёв был отправлен в ярмарочную купеческую больницу, а персиянин был задержан. На допросе неизвестный назвался жителем села Туташе, Эриванской губернии, Сафаром Али Оглы, он объяснил, что причиной его нападения послужило грубое обращение Киселёва. Спустя некоторое время в садике «Аркадия» появился агент сыскной полиции Пиянзин, на которого воры тоже решили совершить нападение, но он сумел скрыться от их преследования.

18 августа 1905 года, ночью, агенты полиции получили сведенья, что содержательница проституток Одинцова закупает разные вещи и носильное платье. Данные вещи она отправляет на квартиру Казакова на Гребешке. Там был произведён обыск, вещи изъяты, как оказалось, данные вещи закупались на украденные у Жукова деньги.

20 августа 1905 года С. Н. Балобанов получил сведенья о компании аферистов, активно промышлявших на ярмарке, в неё входили: содержатель Северных номеров Кузнецов, Моисеичев, Плотиков, Гот, Полетаев и торговец Климикин. Торговец Климикин принимал товар, полученный незаконным путём, за половину стоимости и давал мошенникам рекомендации для закупки товара. Данные аферисты заказывали товар в разных магазинах, но вносили только аванс, а на остальную сумму выдавали векселя. Для создания видимости покупательной способности аферисты ссылались на торговца Климика. Поскольку сроки по оплате товара начали подходить, в Ярмарочное полицейское управление стали поступать заявления от торговцев по неуплате за товар. Задержанный Кузнецов, Полетаев, Моисеичев, Плотников, Гот и Климкин обещали вернуть торговцам весь товар.

22 августа 1905 года, ночью, в Азиатском переулке и других местах Ярмарки проведён ночной обход агентами полиции во главе с С. Н. Балобановым. В результате задержано 30 подозрительных личностей.

23 августа 1905 года агенты полиции получили сведенья, что в селе Сормово, в доме Мальцева, его зять крестьянин Нижегородского уезда Николай Иванович Потапов, занимается подделкой фальшивых серебряных монет. В село Сормово был направлен И. О. помощника пристава сыскного отделения Старцев с агентами полиции для проведения обыска. Обыск у Потапова дал следующие результаты: на чердаке и во дворе дома были обнаружены гипсовые формы для выделки серебряных монет номиналом 10, 15 и 20 копеек и медная форма для монет номиналом 50 копеек. Потапов сознался, что монеты выделывал немного и неудачно. По словам Потапова работы для него на Сормовских заводах не было.

23 августа 1905 года, ночью, С. Н. Балобанов раскрыл кражу на сумму 36000 рублей. Кража была совершена 8 августа 1905 года в Екатеринбурге в магазине городского головы И. К. Анфиногенова: золотых и бриллиантовых изделий на сумму – 26506 рублей 75 копеек, а ценных бумаг и денег на сумму – 4586 рублей. А у А. И. Баканина похищено 1870 рублей. Кража произведена путём подкопа и пролома стены. Задержана женщина и двое мужчин.

24 августа 1905 года газеты сообщали о раскрытии заведующим сыскного отделения С. Н. Балобановым крупной кражи. совершённой в Екатеринбурге в магазине городского головы Анфиногенова, только золотых, бриллиантовых и серебряных вещей похищено на сумму 26506 рублей, а ценных бумаг и денег на сумму 9000 рублей. Для проникновения в магазин преступники в течении трёх недель рыли подкоп под дом, сумели проломать пять каменных стен. Наконец 8 августа 1905 года, днём, когда в магазине никого не было, они проникли в него и совершили кражу. Екатеринбургской полиции стало известно, что некоторые члены воровской шайки направились в Нижний Новгород, куда сразу была отправлена телеграмма. На основании полученной телеграммы у С. Н. Балобанова и агентов полиции вызвали подозрения в причастности к краже трое поселившихся в номерах Наумова на ярмарке лиц, поскольку, будучи неряшливо одеты они швырялись деньгами. В ночь на 23 августа был произведён арест подозреваемых. Во время ареста Балобанов схватил за руки подозреваемого Жданова, в это время его подельник Крюков попытался выхватить револьвер, но был обезврежен, а жена Жданова попыталась спрятать корзину с драгоценностями. Во время проведённого обыска в номерах найдено 4500 рублей, золотые и бриллиантовые украшения. На допросе Жданов сознался в совершении кражи, так же он сообщил, что часть драгоценностей он потерял в Самаре на сумму примерно 1000 рублей, будучи в сильном опьянении.

24 августа 1905 года в газете «Нижегородский Листок» опубликована жалоба на обилие грабежей в районе пятого ярмарочного участка, грабежи там ежедневны.

29 августа 1905 года сыщики раскрыли грабёж, произошедший 24 августа 1905 года. Был ограблен крестьянин Мамадинского уезда деревни Чумы, Илчи Измаил Ижмухамедов, он вышел из номеров Зверева в Азиатском переулке, на него набросили его же бешмет, а затем вытащили бумажник со 625 рублями. Агент полиции Бухранов задержал грабителей, в Азиатском переулке двое татар сорили деньгами, ими оказались: Ахмет Шигимардинов и Шакиров Сафиулин. У преступников изъяты различные ценные вещи и часть денег – 228 рублей изъяты у любовницы Сафиулина – Гульдиковой.

29 августа 1905 года, агенты полиции под руководством С. Н. Балобановым устроили облаву в Азиатском переулке и на Самокатной площади. В результате было задержано 35 воров-рецидивистов.

СЕНТЯБРЬ



2 сентября 1905 года газеты опубликовали благодарность Нижегородского полицмейстера барона фон А. А. Таубе помощнику полицмейстера С. Н. Балобанову, помощнику пристава пятой ярмарочного участка В. И. Вознесенскому, околоточному надзирателю при сыскном отделении Старцеву, агенту полиции Герману Церельсону и старшему городовому Зайочковскому за быстрые и умелые действия по раскрытию крупной кражи на Ярмарке. Так же помощнику пристава четвёртого ярмарочного участка Орлову за вполне похвальные и энергичные действия по задержанию грабителей и агенту полиции Бухранову за внимательную и умелую деятельность по задержанию грабителей.

7 сентября 1905 года получена телеграмма из Екатеринбурга о побеге этапируемого из Нижнего Новгорода Крюкова, походящего подозреваемым по краже у Анфиногенова. Побег совершён следующим образом: Крюков нашёл сообщника, который при перекличке партии арестантов назывался его фамилией. Когда партия арестантов отправилась по этапу, Крюков остался в помещении полиции, выдал себя за задержанного для выяснения личности, и быстро сумел совершить побег. Для предупреждения подобных побегов заведующий сыскным отделом С. Н. Балобанов распорядился к открытому листку прилагать фотографическую карточку преступника.

10 сентября 1905 года Ярморочное полицейское управление и сыскной отдел были закрыты, а канцелярия вернулась обратно в стены городского управления.

18 сентября 1905 года агенты полиции во время совершения ночного обхода Миллионки произвели задержание вора – рецидивиста Осипа Кручинина, недавно сбежавшего в числе шестерых арестантов из Лысковской тюрьмы.

20 и 22 сентября 1905 года агенты полиции проводили обыски у подозрительных лиц. Изъято много украденных вещей и квитанций местных ссудных касс на заложенные там вещи.

23 сентября 1905 года раскрыта кража, совершенная в Кинешме 17 сентября, по средству взлома палатки при доме купца Ивана Григорьевича Виноградова и взлома замков у 14 сундуков. Преступники вынесли носильного зимнего платья на сумму 2000 рублей. Часть похищенного была изъята агентами полиции в Нижнем Новгороде.

24 сентября 1905 года полицмейстер барон фон А. А. Таубе объявил благодарность агенту полиции Герману, за умелые и быстрые действия по раскрытию преступления.

26 сентября 1905 года нижегородская газета «Волгарь» опубликовала уголовные происшествия за период проведения Нижегородской ярмарки с 15 июля по15 сентября 1905 года. В районе Ярмарки и Макарьевской полицейской части зарегистрировано: нанесения ран - 5, грабежей - 37, краж -186, мошенничеств, присвоение и растраты - 11. Больше сего происшествий произошло на территории пятой ярмарочной части (Самокатная площадь, цирк, бани, Азиатский переулок, Главный ярмарочный дом и торговые помещения). Так в пятом участке зарегистрировано: грабежей - 21, краж - 61, когда в четвёртом участке: грабежей и краж - 45. В Нижнем Новгороде за этот период уголовных происшествий: убийство - 1, нанесения ран - 8, грабежей - 8 и краж - 81.

26 сентября 1905 года мировой судья первого участка рассматривал дело мещанина Ивана Ивановича Силаева, обвиняемого по 31ст. уст. о наказаниях. Суть этого дела такова: 10 апреля в 11 часов вечера в участок второй кремлёвской части агент сыскного отделения Бухранов доставил вора – рецидивиста Силаева и заявил, что тот полчаса назад в трактире Афанасьева в зале нанёс ему в спину удар столовым ножом, в результате на теле появилась лёгкая царапина. Силаев дал показания, что находился в трактире с проституткой Пахляевой. Бухранов якобы пригрозил отбить у Силаева находящююся с ним проститутку. На что Силаев, будучи в состоянии сильного опьянения, ударил Бухранова ножом в спину. На суд обвиняймй не явился, но мировой судья его оправдал по 31 ст. уст. о наказаниях, признав виновным только в нарушении тишины и приговорил Силаева к семидневному аресту.

28 сентября 1905 года,раскрыта кража, совершённая в ночь на 18 октября на Ковалихинской улице в доме Мухиной, у сына домовладелицы, через взлом замка квартиры. Преступники похитили носильного платья на сумму 700 рублей. Заведующий сыскным отделением С. Н. Балобанов получил сведенья, что украденное платье находится у татарина Тактакова, проживающего в Канавино в доме Кисельникова. Тактаков показал, что изъятые вещи приобрёл у домовладельца Тюрина, у которого в своё время проживал один из убийц купца Матвеева.

28 сентября 1905 года в 17-00 околоточный надзиратель Старцев, проходя по улице Большая Покровская, около театра услышал крик о помощи. Затем, Старцев увидел убегающего человека с узлом, которого он стал преследовать и догнал у ворот Никольской церкви и задержал подозреваемого. У задержанного в узле оказалось пальто, самовар и разные мелкие вещи. Данные вещи были похищены из квартиры Перцевой в доме Будилова на Большой Покровской улице, путём взлома замка. У задержанного обнаружен специальной рашпиль. Служащий для взлома замка. Личность преступника была установлена – это крестьянин Николай Лукич Митрофанов по кличке «Громила», состоящий под судом. Перед этим преступлением Ремизов пытался совершить кражу в кладовой Скирмунта.

ОКТЯБРЬ

Начало октября 1905 года было ознаменовано успехом агентов сыскного отделения в городе Пучеж, там они провели обыск у торговки Куделиной, изъяли швейную машинку, лисью шубу и другие вещи, похищенные в Нижнем Новгороде у разных лиц. Было установлено, что сбыт украденных вещей из Нижнего Новгорода в Пучеже имел давно отлаженные связи. Удалось выяснить, что украденные вещи в городе Костроме по тем же связям поступали на продажу в Нижний Новгород.

Так же в начале октября раскрыта кража у купеческого сына К–н из Городца. Молодой человек ехал на извозчике вместе с Марьей Голышевой и крестьянкой Борисовой, с которыми познакомился в трактире Шубина, после он обнаружил отсутствие кошелька, в котором находилось 1100 рубля сериями. Агенты полиции сумели установить, что деньги взяла Марья Голышева, но поскольку из города она уехала, С. Н. Балобанов направил на её родину агента полиции в Дроздовскую волость, Семёновского уезда, а сам направился на родину её мужа в село Варварское, Макарьевского уезда. В доме Голышева был произведён обыск, где в коробочке от подвенечных свечей было найдено 1050 рублей сериями. Голышева заявила, что нашла деньги под лестницей в трактире Шубина.

27 октября 1905 года газеты сообщили о раскрытии крупной кражи, которая совершалась систематически в июне и июле 1905 года на складе пароходной компании «Кавказ и Меркурий» на Сибирской пристани, где оказались похищенными большое количество невыделанного каракуля, тёплых платков, валяной обуви на сумму 8000 рублей. Агент полиции обратил внимания, что совершенно внезапно ликвидировал свои дела бакалейный торговец Александр Гришаков. Было решено установить за Гришаковым негласное наблюдение, которое указало на обладание подозреваемым крупных сумм денег. Тогда заведующий сыскным отделением С. Н. Балобанов решил провести обыск в доме Гришакова на его родине. Было найдено 300 рублей и несколько платков. Гришаков дал показания, что покупал товар у сторожей пароходства, а часть каракуля продал торговцу на нижнем базаре Галкину за 1000 рублей, другую часть торговцу Воробьёву в городе Лукоянове за ту же сумму. Воробьёв выдал Гришакову вексель на 200 рублей, подписавшись Вороновым. Более того Воробьёв успел реализовать часть каракуля торговцу Угрюмову. Сам Угрюмов показал, что закупал у Воробьёва каракуль за 5 рублей 25 копеек за шкурку.

28 октября 1905 года газета «Волгарь» опубликовала список уголовных преступлений, совершенных в Нижнем Новгороде за первую половину октября. На территории первой полицейской части зарегистрировано - 7 краж, во второй полицейской части - 11 краж, в Рождественской полицейской части - 11 грабежей и - 3 кражи, а в Макарьевской части - 4 грабежа.

В последних числах октября агенты полиции раскрыли крупную кражу, которую обнаружили 23 октября 1905 года. У крестьянина Семёновского уезда, деревни Яблонки, Всеволода Васильевича Грачёва из каменной лавки на территории ярмарки, на Александро-Невской площади в период времени между серединой сентября и 23 октября было похищено 25 кип шерсти на 1400 рублей. Было установлено, что кражу совершил вор-рецидивист крестьянин Семёновского уезда, деревни Кулигина, Николай Мельников, его арест провели в Канавино в номерах Сударикова. Мельников дал признательные показания и рассказал, что похищенную шерсть сбыл татарину Мавлютову всего 21 место весом 107 пудов, по 2 рубля за пуд. Но от Мавлютова он получил только 15 рублей задатку. Украденная шерсть в количестве 50 пудов 30 фунтов конфискована в транспортной конторе Российского общества, куда она была заложена Мавлютовым, остальная коровья шерсть была арестована 1 ноября 1905 года 10 мест весом 57 пудов на пристани Решма, кинешмского уезда в багажном отделении Кашинского пароходства. Арестованный товар был сдан на хранение.


НОЯБРЬ
3 ноября 1905 года агенты полиции провели задержание арестанта Горбунова, который совершил побег в минувшую ярмарку с работ на Сибирской пристани.

12 ноября 1905 года, агенты полиции в гостинице «Россия» задержали Константина Константиновича Гноринского, который выдавал себя за директора русско-китайского банка Петра Александровича Аквилянова. Он проводил встречи с желающими поступить на службу в банк, но при этом требовал внесения залога, чем и вызвал подозрения. Гноринский пытался имитировать состояние душевно больного человека после своего задержания. Ранее он служил чиновником в Москве, но погорел на мошенничестве, получая по подложным бланкам денежные переводы. Гноринский, освобождён на днях под крупный залог на поруки, из предварительного заключения, под наблюдение родственников.

6 ноября 1905 года, ночью, по инициативе С. Н. Балобанова проведена общегородская облава, было задержано беспаспортных и подозрительных личностей 280 человек. Из них 91 человек будут этапированы из Нижнего Новгорода на родину, 130 человек отпущены, а остальные отправлены по полицейским частям для выяснения личности.


Читайте далее:


Просмотров: 120



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 0
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
X