Винокуренная промышленность России с 1863 по 1917 г.

Данный текст первоначально был опубликован в книге С.А. Рогатко "История продовольствия в России с древних времён до 1917 г." (М.: Русская панорама, 2014. С. 507-534).

Развитие винокуренной отрасли с 1863 г. по конец 80-х гг. XIX в.



Акцизная система в винокуренной отрасли, которая была установлена Положением от 4 июля 1861 г. на территории Российской Империи, была введена не сразу168. Чтобы разработать законопроект о введении так называемого «Положения об акцизе с питей», Государственный Совет постановил поручить Минфину образовать особую Комиссию. В нее вошли самые представительные государственные деятели-экономисты в винокуренной области из различных министерств и ведомств, а также специалисты, технологи и предприниматели. А именно: председатель Комиссии - т.е. А.П.Заблоцкий-Десятовский, члены: от МВД - А.К.Гире, от Министерства Государственных Имуществ - П. С. Кондырев, от Министерства Императорского Двора и Уделов - Н.Н.Тютчев, от Военного Министерства - А.Д.Крылов и от Минфина - К.К.Грот, П.И.Голубев, А. де-Роберти, П.Д.Киселев, И.А.Ган и A.M.Княжевич. Кроме этого по особому приглашению Минфина в Комиссию вошли членами: М.Х.Рейтерн, Н.И.Стояновский, К.И.Домонтович, А.А.Абаза, Н. П. Семенов, Федорович и А. И. Кошелев и лифляндский помещик Ю. А. Гагемейстер169. В качестве экспертов в Комиссию были приглашены: ординарные академики А.Я.Купефер, Э.Х.Ленц, Ю.Ф.Фрицше и Б.С.Якоби, а также преподаватель в Петербургском Технологическом Институте Н.П.Ильин и некоторые помещики, винокуренные и пивоваренные заводчики, механики. По всем пунктам Комиссия достаточно единогласно подошла к заключению своей работы. Кроме, пожалуй, самого главного вопроса - о размере взимаемого акциза с вина. Меньшинство членов Комиссии находило, что было бы всего естественнее и удобнее установить два размера акциза: один для привилегированных губерний, а другой - для великороссийских, причем в первых существовавший налог несколько должен был возвыситься, а во-вторых - понизиться. При этом остзейские губернии предполагалось присоединить по размеру акциза к привилегированным или, беря во внимание, что выкуренное там вино не было обложено вообще никаким акцизом, образовать из этих губерний особую местность, назначив в ней самый низкий размер акциза. Однако большинство членов Комиссии такой подход посчитали не целесообразным, так как, по их мнению, «она (Комиссия) представила бы в применении на деле чрезвычайно важные неудобства. Если разделить Россию на две полосы и определить для одной из них акциз в 6 руб. (как предлагало меньшинство), а для другой в 3 руб. с ведра спирта, то неминуемо водворится корчемство в огромных размерах, против которого бессильны будут и корчемная стража, и другие меры...»170. В результате различных расчетов Комиссия определила размер акциза в 4 руб. с ведра безводного спирта171.

Вначале новую систему взимания акцизного сбора опробовали в 1863 г. в Европейских губерниях, Сибири и Северном Кавказе. Сама система подразумевала введение государственного налога на производство хлебного вина частными винокурами. Налог, т. е. акциз, взимался в виде платы за владение определенной перегонной аппаратурой, в зависимости от размеров кубов и чанов, а также в дополнении к этому за каждую единицу емкости готового продукта - водки, что составляло 4 коп. с градуса безводного спирта на ведро, то есть в 4 руб. с ведра чистого алкоголя или в 1 руб. 60 коп. с ведра водки в 40 град.172 При этом акциз взимался по системе нормальных «выходов». Для каждого рода «припасов» (сырья), употребляемых на винокурение, устанавливались две нормы выходов: высшая и низшая. Заводчик мог свободно выбирать для себя любую норму. Причем, если он брал высшую, то все, что ему удавалось произвести из данного количества сырья сверх нормы, благодаря улучшенной технологии или организации производства, акцизом не облагалось (так называемый перекур). При винокурении по низшей норме в пользу заводчика шла только половина перекура, без оплаты акциза. Платеж акциза производился по мере выпуска с завода спирта и по мере его продажи из заводских подвалов. Сверх акциза заводы должны были платить еще патентный сбор, размер которого соответствовал совокупной емкости квасильных чанов на заводе173.



Надо заметить, что ценообразование по новой системе на рынке винокуренной продукции целиком определялось производителем. В разных регионах существовали различные цены, в зависимости от цен на сырье, топливо и само производство. В цену хлебного вина также входила ориентировочная прибыль от продажи и величина налога, т. е. акциза. Таким образом, в конечном счете потребитель рассчитывался как за налог с государством, так и за все затраты частника-винокура.

Введение такой системы естественно вызвала отрицательную реакцию среди купечества, которые многие десятилетия сколачивали себе капиталы на откупах. Все это тормозило повсеместное введение акцизной системы в стране, которое растянулось на несколько лет. В 1867 г. акцизная система наконец начала распространяться и в других районах, сначала в Привислянских губерниях, в 1869 г. - в Туркестанском крае, в 1873 г. - в Закавказье и в других районах174. Введение акцизной системы способствовало некоторым образом техническому и промышленному прогрессу винокурения, развитию торговли. Предприниматели на местах старались перещеголять друг друга: кто больше откроет питейных домов. Уже к 1864 г. число питейных заведений в России достигло астрономической цифры - 500 тыс.175 Первым, кто обратил на это безудержное развитие рынка водочной продукции, была пресса. В 1868 г. ряд представителей передовой интеллигенции предлагали в качестве борьбы с засильем «зеленого змея» ввести ограничения на число питейных домов, передачу продажи сидельцев, т. е. тех купцов, которые, внеся полный залог под вино, по существу выкупали его у казны, предоставить права сельским сходам запрещать в своем селе, волости продажу водки и т. п.176 Недовольство общества возрождением под питейными заведениями по существу старых кабаков привело к тому, что в июле 1873 г. были приняты правила, ограничивающие рост числа мест продажи хлебного вина177. В 1881 г. кабинет министров решил пойти дальше: заменить питейный дом, а в действительности возрожденный кабак трактиром и корчмой, т. е. местами, которые торговали не только бы одной водкой, но и значительным ассортиментом различной горячей еды и закусок, которые естественным образом способствовали бы меньшему проявлению опьянения178. Однако в реальности понятие «кабак» исчезло только со страниц Питейного устава. Все же остальное, что почти триста лет сопровождало это заведение (кстати, никто из виноторговцев за все время так и не решился изобразить слово «кабак» буквами на вывеске): «кабацкая голь», «кабацкий посетитель», «кабацкая брань», так и продолжало существовать в жизни русского общества. Не помог даже и тот факт, что в 1885 г. в Москве и С.-Петербурге ввели бутылочную торговлю водкой на вынос179. Но простолюдин, как и в прежние времена, когда разрешалась раздробительная чарочная торговля на месте, выпив четвертинку водки у дверей лавки, тут же отдавал бутылку обратно, чтобы получить ее стоимость. К тому же, чтобы расширить столичный эксперимент в других районах страны, не хватало мощностей нашей стекольной промышленности. Одним словом, борьба с кабаком, как с отрицательным явлением в истории Русского государства, могла закончиться полной победой только при проведении кардинальных изменений в винокуренной промышленности, а также при изменении общественно-политических и нравственных условий жизни простого человека. Такие изменения, о которых в середине 80-х гг. XIX в. говорили во всех слоях общества, большинство министров, губернаторов и градоначальников, смогли стать реальностью только к 1895 г., когда в стране развернулась государственная монополия на производство и продажу хлебного вина180.


Состояние сельскохозяйственного винокурения в 80-90-х гг. XIX в.



Однако вернемся снова к самому производству в винокуренной отрасли в период после введения акцизной системы. Многих специалистов в конце 70-х - в начале 80-х годов волновал вопрос о состоянии дел в сельскохозяйственном винокурении. Дело в том, что после введения акцизной системы наметилось сокращение численности винокуренных заводов в целом по России. Если в первый год действия взимания акциза в 1862-63 гг. в стране работало 4018 предприятий (без учета Привислянских и Прибалтийских губерний), то в период с 1865-66 гг. только 2906 заводов181. Такая тенденция объяснялась тем, что основной массой разорившихся заводов были сельскохозяйственные винокурни, которые действовали в помещичьих имениях и сельхозэкономиях. Их еще называли малыми, т. е. заводы, которые в сутки затирали выкуриваемой емкости не более 60 пуд. ржаной муки или соответствующего количества картофеля182. Заводы, затирающие более этой нормы, считались большими, т.е. промышленными. Именно промышленные винокуренные предприятия (или коммерческие), благодаря различным техническим усовершенствованиям, а иногда и элементарному сокрытию, ухищрялись производить «на глазах» у акцизных чиновников безакцизную продукцию. Это, естественно, вело к увеличению промышленных заводов и уменьшению сельскохозяйственных, при росте выкурки спирта на малом числе крупных промышленных предприятий. Однако такое положение вступало в противоречие не только с малым винокурением, но и со всем сельскохозяйственным производством. Ведь никто не мог отрицать тот факт, что само по себе винокурение по своей природе относится к таким сельскохозяйственным техническим производствам, при которых из хлебных злаков, фруктовых и овощных плодов, муки производились рыночные продукты второй и третьей переработки: спирт, крахмал, сахар и растительный жир. А отходами при этом производстве служили отруби, барда, мязга, выжимки, жмых и т.д., что способствовало развитию кормовой базы скотоводства в мясной и молочных отраслях. Поэтому винокуренный завод в сельскохозяйственном производстве играл ключевую роль, как рынок для сбыта зерна, картофеля и других плодов, так и для приобретения интенсивных питательных кормов для животноводства, а также для полеводства в виде удобрений. Именно такую роль в конце XVIII - начале XIX в. дворянское винокурение играло в сельском хозяйстве, когда отсутствовали ж. д. пути сообщения между сырьевыми и промышленными районами России183. Но интенсивное промышленное развитие страны и введение акцизной системы в начале 60-х гг. XIX в. изменили ситуацию не в пользу сельскохозяйственного винокурения. Поэтому многие специалисты как Императорского Вольного Экономического общества, так и Сельскохозяйственных и Экономических Обществ на местах в губерниях всячески ратовали за государственную поддержку сельскохозяйственного винокурения, как важнейшей составляющей всего аграрного сектора экономики России. Так, известный экономист и специалист-аграрник К.К.Вебер в 1889 г. предлагал по примеру Германии ввести дополнительное обложение винокуренных заводов прогрессивным налогом на ведро выкуренного вина, т. е. увеличения акциза на 0,2 коп. на ведро по всей территории России с заводов, выкуривающих свыше 26 ООО вед. и в западных губерниях - свыше 11000 ведер вина184. Такую меру поддерживал также департамент Неокладных сборов. В проекте говорилось, что эту меру нельзя считать искусственной поддержкой сельскохозяйственных винокуров, а лишь ограждением их от гнета промышленного винокурения, искусственно развитого введенными акцизными правилами, дававшими ему более выгодное положение. Однако не все помещики склонялись в пользу развития сельскохозяйственного винокурения. Многие хозяева после разорения в 60-70-е годы сельских винокурен боялись вкладывать свои средства в строительство собственного небольшого заводика, так как считали, что велик риск при случайных неурожаях или других неблагоприятных обстоятельствах. К тому же капиталистическая выгодность крупных предприятий была налицо. Поэтому, если и был у некоторых хозяев свободный капитал, то в большинстве случаев они решались вложить его в постройку коммерческих предприятий на паях с привлечением сырья со стороны, с техническими усовершенствованиями, чтобы в дальнейшем извлечь из него по возможности в полной мере установленную государством денежную премию в виде безакцизного перекура вина.



В июне 1890 г. специальным законом винокурение в России было разделено на сельскохозяйственное и коммерческое185. Покровительствуя первому типу заводов, новый закон несколько ограничил развитие второго типа. При сельскохозяйственных винокуренных заводах должно было быть не менее 60 дес. распашной земли. Для всех заводов было установлено безакцизное отчисление спирта на усушку. Для сельскохозяйственных винокурен сверх отчисления на усушку был установлен дополнительный процент спирта по мере увеличения его производства; на выкурку первых 500 тыс. градусов - 4%, от 500 тыс. до 1 млн град. - 2% и т. д. по мере уменьшения %186. Однако все эти меры не могли удержать на должном уровне сельскохозяйственное винокурение, которое с каждым годом уступало промышленному.

Развитие картофельного винокурения после введения акцизной системы в 1863 г. до начала XX в.



С начала действия акцизной системы в винокуренной промышленности России стало более быстрыми темпами развиваться производство спирта из картофеля. Начало картофельного винокурения пришлось на 1863-64 гг., когда общее число винокуренных заводов в стране (без учета Царства Польского, Кавказа и Сибири) составляло 4216187. 1474 завода или 34,96% от этого числа курили спирт из картофеля188. Основная масса заводов была сосредоточена в 27 губерниях западных, северо-западных, прибалтийских и белорусских189. Одним из первых заводов в России, выкуривавших из картофеля спирт, был Выбитский завод князя А.И.Васильчикова, находившийся в Новгородской губернии. После того как была увеличена в 1864 г. обязательная норма выкурки из картофеля с 8.5 до 11.5 градусов с пуда, а обязательная емкость квасильных чанов уменьшена с 3.5 до 2.5 вед. на каждый пуд затираемого картофеля, число заводов уменьшилось190. Дальнейшее расширение производства пришлось на 1868-69 гг. за счет увеличения выкурки спирта в северо-западных губерниях191. С 1869-72 гг. расширение географии картофельного винокурения произошло за счет центральных губерний России: Московской, Калужской, а также юго-западных районов Полтавской, Харьковской и Воронежской губерний192. Следующий скачок расширения и увеличения производства пришелся на конец 70-х гг. за счет успехов в Приволжских губерниях. Таким образом, почти за двадцать лет картофельное винокурение смогло охватить почти весь промышленный центр России. Общее количество перекуриваемого картофеля в 1881-82 гг. в стране составило 43949618 пуд., из которого было выработано 14520000 вед. вина крепостью в 40 град.193 В основном из картофеля производили полугар.

Основными причинами расширения картофельного винокурения были:

1) изменения условий обложения картофельно-винокуренных заводов в начале действия акцизной системы;

2) косвенно на успех повлияло то, что с 1877 г. были сокращены сроки брожения и установлены короткие трехсуточные сроки брожения, что оказалось более выгодным для мелких картофельных производств по сравнению с крупными хлебными заводами194;

3) увеличение производства картофельного спирта приходилось на те годы, когда падали урожаи хлеба и цены на него были недоступны для винокуренных заводов (худшие средние урожаи ржи пришлись на 1872, 1875, 1876, 1880, 1891 гг.)195, именно когда картофельное винокурение наиболее развивалось. К тому же при среднем урожае ржи в 8 четвертей (1 четв. = 8-9 пуд.) с десятины, а среднего урожая картофеля в 60 четвертей получалось, что с десятины ржи в среднем выходило 72 ведра вина в 40 град., а с десятины картофеля - 198 вед.196 Специалисты подсчитывали, что в пересчете на деньги в 1882 г. десятина ржи давала 135 вед. вина на 108 руб., а десятина картофеля - 495 вед. на 396 руб.197 В пользу развития картофельного винокурения в сельхозэкономиях говорил также тот факт, что отходы при этом производстве - барда - возвращались обратно земледелию. Хлебное же винокурение (коммерческие заводы) в большинстве случаев было оторвано от сельского хозяйства, что не всегда благоприятно сказывалось на развитии общего сельскохозяйственного производства.

Особенно важную роль играло картофельно-крахмальное винокурение в случаях оторванности заводов от имений, т.к. крахмал содержал для винокурения меньше вредных примесей и мог лучше сохраняться, чем сырой картофель. Иногда устройство картофельно-крахмальных заводов по цене и технически было гораздо выгоднее и доступнее многим помещикам, чем постройка винокурни. Возможно поэтому в Ярославской, Московской, Симбирской и других губерниях даже стали развиваться подобные заводы в крестьянских хозяйствах, а позднее, в 1910-е гг., и в крестьянских кооперативах198. Единственным фактором, который сдерживал всеобщий переход винокуренной промышленности на картофель, как на основное сырье, было, конечно, качество готовой продукции и довольно устойчивые во второй половине XIX в. традиции, согласно которым настоящей русской водкой считалось хлебное вино, приготовленное из ржи, в крайнем случае, пшеницы (полбы) и других хлебных злаков. Русская водка поэтому издревле так и называлась - «хлебное вино».

Развитие плодово-водочного производства



Во второй половине XIX в. свое дальнейшее развитие получило виноградо-водочное и плодово-водочное винокурение в южных и юго-западных губерниях России. В параграфах о Северо-Кавказском (Кизлярское винокурение) и Туркестанском виноделии мы еще коснемся этой темы. Теперь остановимся на бессарабском виноградо-водочном и закавказском плодово-водочном производстве, которое наиболее самостоятельно выделялись во всей винокуренной промышленности России. Виноградо-водочное производство в Бессарабии носило в первой половине XIX в. кустарный характер. Каждый крупный садовладелец имел небольшой огневой куб до 5 ведер емкости, в котором перегонял так называемую «розовую воду», а также абрикосовку и спирт из отходов винограда199. После введения в привилегированных губерниях акцизной системы, к которым относилась и Бессарабия, в садовладельческом винокурении возникла новая ситуация. Взимания акцизной пошлины по объему перегонного куба и в зависимости от периода винокурения вызвали в губернии почти полное разорение садовладельческого сельскохозяйственного винокурения. Такое положение сохранялось до тех пор, пока на рынке винокуренной продукции в южных районах Империи не возникла ситуация (начало 1880-х годов), когда под влиянием сравнительной выгодности переработки виноградного материала в спирт по сравнению с выкуркой водки из хлеба виноградо-водочное производство снова стало возрождаться и приобретать промышленный характер200. В 1883 г. в Бессарабии на 13 фруктово-водочных заводах было переработано около 1 млн пуд. вина и дрожжей, а также отходов от виноделия201. В 1884-85 гг. в губернии действовало 4 промышленных и 3 садовладельческих завода202. В 1887 г. местные виноделы под предлогом необходимости больших объемов спирта для сдабривания вин добились от правительства на определенных условиях право на продажу безакцизного спирта203. В районе Кодр, где было главным образом сосредоточено винокурение, стало развиваться промышленное виноградо-водочное производство, несмотря на то что правительство всячески старалось покровительствовать садовладельцам в общей тенденции сохранения сельскохозяйственного винокурения. Винокуры, освобождая местные рынки от плохого и недоброкачественного виноматериала, пригодного только для фальсификации, скупали дешевое вино у садово-владельцев. С повышением акциза с 4 коп. до 6 коп. цены на вина до того понизились, что даже крестьяне не выдержали и стали продавать либо свой виноград, либо виноматериал винокурам204.

После введения акцизной системы бессарабское коньячное производство, имевшее до этого все шансы для успешного развития, не могло также устойчиво развиваться по причинам, схожим с терским винокурением и коньячным производством. В 1893-94 гг. в Бессарабии действовало только 2 коньячных завода, а также один в Одессе, который перекуривал из бессарабского вина, по данным за 1894-95 гг., 59200° коньяка205.

Последовательное и продолжительное понижение цен на хлебные продукты, кризис, пережитый табаководами в уездах средней Бессарабии, наступившие в конце 90-х гг. благоприятные условия для виноградной культуры в южных районах Бессарабии - все это способствовало частным крупным землевладельцам и крестьянам-собственникам к увеличению площади своих виноградников. Такая тенденция, естественно, положительным образом сказалась на развитии виноградо-водочного производства в Бессарабии.

Производство в Закавказском крае арака и бузы (спирта и водки из винограда и других фруктовых плодов) было известно еще со времен самостоятельных ханств, княжеств и царств с XIV-XV вв. Историки ни разу не встречали водку в перечне предметов и продуктов, которые бы облагались хоть каким-нибудь налогом. Каждый хозяин приготавливал себе столько водки, сколько ему было нужно для собственного потребления. Для этой цели применялись простые перегонные аппараты - котлы со шлемом и прямой трубкой, обливавшейся водою, а иногда даже обычные глиняные горшки. После известных реформ в 1864 г. плодово-водочное производство стало принимать промышленный характер206.

После введения в 1873 г. в Закавказье акцизной системы ситуация в отрасли стала меняться207. Акцизный налог, который устанавливался в зависимости от емкости куба, времени действия, в зависимости от того, сухой или сырой материал и от того, огневой или паровой завод, т. е. от количества спирта, которое должно было быть получено заводчиком, по существу устранял различие между садовладельческими и промышленными заводами. Акциз должен был вноситься вперед за весь срок курения всеми заводами, исключая паровых, которым давалась рассрочка. Большинство винокуренных предпринимателей высказались за «непосильность» для их производств такой системы. Их поддержало Кавказское Общество Сельского хозяйства, которое предложило Департаменту Неокладных Сборов разделить законодательно садовладельческие и промышленные заводы, неусовершенствованные и усовершенствованные, изменив при этом налогообложение в дифференцированном виде соотносительно типа предприятия. Новые правила были введены в сентябре 1884 г.208 Однако, несмотря на явную заботу о сохранении садовладельческих винокуренных предприятий и снизив для них налоги, новые правила давали все-таки преимущества промышленным заводам.

Плодово-водочное производство занимало в Закавказье те же районы, которые принадлежали виноделию и садоводству. Однако наибольшего развития оно достигло в юго-восточной части Елизаветпольской губ. (Зангезурском, Джеванширском, Джебраильском и Елизаветпольском уездах). В 1885 г. в Закавказье действовало 3965 заводов (209 промышленных и 1668 садовладельческих)209. По роду материалов плодово-водочное производство разделялось на производство водки из хурмы и других плодов. Далее на производство из яблок, груш, персиков, кизила, из ягод шелковицы (туты, известная под названием «тутовка»), производство из кишмиша и сухофруктов, производство из винограда, из вина, из выжимок с гущею, выжимок выщелочных водою, прессованных выжимок. Курение водки из прессованных выжимок было недостаточно распространено, т. к. для этого необходимы были более совершенные способы выделки вина и употребления высокотехнологических прессов. Такие возможности для выкурки водки из прессованных выжимок были в Мухрани в имении князя И.К.Багратион-Мухранского, в немецких колониях Тифлисской и Елизаветпольской губерний, а также в некоторых армянских селениях, которые переняли употребление пресса у своих соседей-немцев210.

Кроме производства плодовых водок в Закавказье в начале XIX в. было развито производство водки из остатков от выдавливания меда и варения воска, а также хлебное винокурение. В конце 80-х годов производство водки из остатков при выдавливании меда осталось лишь корчемным образом, т. е. нелегальным в некоторых местностях Кутаисской и Тифлисской губ.211 Если хлебный спирт преимущественно употреблялся в виде водки, то винокурение виноградного спирта естественно предназначалось в Закавказье для сдабривания вина. Однако спиртование вина в Закавказье производилось в ограниченных размерах, а качество плодового спирта для вывоза из края на другие рынки было недостаточно хорошим. Поэтому все заводчики сбывали его для потребления в виде водки. И все-таки промышленное развитие плодового спирта в середине 80-х годов способствовало улучшению качества спирта, который со временем стал вывозиться во Владикавказ, Астрахань и другие южные города России212. Отправка спирта из края совершалась обыкновенно в бочках по Закавказской ж. д. и Военно-Грузинской дороге, а также из портов Поти, Батуми, Баку и Дербента.

Введение новых правил взимания акциза, где одним из условий была уплата акциза вперед за весь срок действия свидетельства на производство, тяжелым бременем легло особенно на мелких садовладельцев. Желая курить водку, они часто попадали в кабалу от местных кулаков и ростовщиков, которые суживали им для этих целей капитал. В некоторых местностях, особенно в Эриванской и Елизаветпольской губ., враждебность сельских хозяев и заводчиков к акцизным представителям достигала порой самых изощренных форм. Так, например, современники описывают случаи, когда, желая выкурить водку безакцизно, заводчик устанавливал куб на винограднике и усаживал вокруг него имеющихся у него женщин-работниц. В случае приближения к кубу акцизного чиновника, он мог увидеть только круг из закрывающих свое лицо женщин, не отвечающих ни на какие вопросы. Если бы чиновник пытался растолкнуть их и приблизиться к кубу, ему навстречу бы сейчас же выросла толпа женщин, которая якобы бросалась на защиту от «грубого насилия» и совершенно не стеснялась в средствах нападения213. Конечно, такая атмосфера в обществе способствовала тому, что в 1888 г. были введены новые правила, которые разрешали свободную продажу вина виноделам214. Коньяк (кизлярку) разрешалось продавать без оплаты дополнительным акцизом. Горные местности освобождались от акцизного налога на гонку водки. Садовладельцам было разрешено курение водки без оплаты акциза вперед, а лишь после продажи. Весь объем произведенной водки садовладельцам было разрешено использовать по своему усмотрению. Предоставлялось больше свободы по отношению к емкости куба для садовладельцев, а также им было разрешено сверхакцизный спирт употреблять для домашних нужд и продовольствия рабочих. В особо развитых винодельческих местностях разрешалось продавать столько безакцизного спирта, сколько необходимо было для получения качественного вина. Таким образом, новые правила способствовали дальнейшему развитию садовладельческого плодово-водочного производства, которое к середине 90-х годов выделилось в самостоятельную отрасль в Закавказье.

Развитие винокурения с начала 90-х гг. XIX в. по 1917 г. Введение государственной монополии в 1895-1901 гг.



Несмотря на некоторые положительные результаты действия акцизной системы на всей территории Российской Империи, состоящие в увеличении государственного питейного дохода (винокурение и водочная промышленность давали государству в 1895 г. 1/3 миллиарда руб.), а также в техническом и промышленном прогрессе винокурения, объемы производства по сравнению с последними годами откупной системы значительно упали215. Так, если выкурка спирта в расчете на 40° крепости в 1859 г. составила 51 945 тыс. вед., то в начале действия акцизной системы в 1873-74 гг. только 31437 тыс. вед., а к концу ее действия (1883-94 гг. ) и того меньше - 30835 тыс. вед. спирта216. Число заводов также сокращалось: с 3535 в 1873-74 гг. до 2097 в 1893-94 гг.217 В основном это происходило за счет разорения сельскохозяйственных винокурен.

В то же время промышленные предприятия капиталистического типа расширялись и крепли. Впрочем, проблем у винокуренных заводчиков за годы действия акцизной системы накопилось достаточно много. В связи с этим группа заводчиков, в которую входили: от Пензенской губ. - граф Ф.Э.Келлер, В.Н.Охотников, И.А.Арапов и кн. Д.В.Друцкой-Соколинский; от Тамбовской губ. - П.А.Атрыжнев; от Рязанский - Л.М.Муромцев и Л.Н.Шишков; от Воронежской - И.А.Звягинцев; от Самарской - барон Н.Ф.Корф; от Саратовской - кн. А.С.Оболенский и кн. Л.Д.Вяземский; от Екатеринославской - граф И.Г.Ностиц; от Смоленской - В.П.Муромцев; от Ярославской - В.В.Калачев; от Минской - граф К.Э.Чайский; от Эстляндской - барон К.Н.Корф и барон Э.А.Майдель; от Курляндской - граф В.Г.Рейтерн, барон Колвлен; от Калужской - кн. А.Д.Оболенский и от Волынской - граф Ф.В.Чацкий, «обменявшись между собою мыслями по поводу крайне неудовлетворительного в настоящее время положения винокуренной промышленности и особенно условий сбыта спирта, пришли к заключению о необходимости ныне созвать съезд винокуренных заводчиков и спирто-промышленников, дабы обсудить всесторонне меры, которые могли бы быть приняты для улучшения нашей винокуренной промышленности, имеющей столь важнейшее значение как для государственного казначейства, так и для сельского хозяйства»218. В марте 1892 г. был создан «распорядительный Комитет по устройству съезда под председательством винокуренного заводчика Рязанской губ., чиновника особых поручений Министерства Финансов д.с.с. А.Н.Шишкова при следующих лицах: Управляющего акционерными сборами Московской губернии д.с.с. А. Д.Назырова, винокуренных заводчиков: И.А.Арапова, барона Н.Ф.Корфа, И.А.Звегинцева, Н.А. фон Эссена, П.И.Левицкого, В.Н.Оточникова, графа Ф.В.Чацкого, Г.В.Богуславского, графа Н.Н.Зубова и чиновников Министерства Финансов В.И.Ковалевского, Н.С.Терского и В.Г.Котельникова, который разработал проект положения, правила устройства и программу съезда»219. О созыве съезда также ходатайствовал перед МВД и Товарищ Министра Финансов Ф.Терпер. В результате переговоров и ходатайств перед Минфином Департамента неокладных сборов Минфина, Министерства Государственных Имуществ, Департамента железнодорожных дел и Управления акцизными сборами по Московской губернии в июне 1892 г. в Москве в Музее прикладных знаний220 открылся Первый съезд винокуренных заводчиков и спирто-промышленников России221.



Вот тот перечень вопросов, которые обсуждались на съезде222:
1). Об условиях сбыта спирта с винокуренных заводов на внутреннее потребление, так и за границу, и о средствах улучшения этих условий;
2). Об образовании комиссионеров для внутренней торговли спиртом и для вывоза за границу, о спиртовых биржах;
3). Об учреждении товариществ для ректификации и экспорта спирта и для оптовой торговли очищенным вином;
4). О перепроизводстве спирта и о мерах к его предотвращению;
5). Об организации статистического бюро для собрания сведений по винокуренной промышленности и торговле спиртом и сведений об урожае картофеля и других хлебов;
6). Об учреждении общества взаимного кредита винокуренных заводчиков;
7). Об учреждении Общества взаимного страхования винокуренных заводчиков;
8). О мерах к образованию недорогих винокуров;
9). Об усовершенствованиях в технике винокуренного производства.
10). О сортах картофеля и других винокуренных припасов.
11). Об устройстве небольших сельскохозяйственных винокуренных заводов;
12). Об изменении действующих правил и постановлений, касающихся техники винокуренного производства;
13). Об очистке спирта;
14). Об устройстве казенных складов для хранения спирта и спиртоочистительных заводов;
15). Об учреждении периодического органа по винокурению, пивоварению и дрожжевому производству;
16). Об организации на будущее время общих и поместных съездов винокуренных заводчиков и спиртопромышленников;

Журналы заседаний съезда дают нам достаточно убедительную картину, как непросто складывались отношения винокуренных производителей между собой в 90-е годы. Например, предложение заводчика А.Ф.Русинова о техническом освидетельствовании паровых котлов силами акцизного надзора было принято большинством против 7 человек223. Предложение В.И.Ковалевскогого «об организации статистического бюро по винокуренному производству и торговле спиртом» встретило реальные сомнения со стороны В.П.Муромцева, графа Ф.В.Чацкого и А.Н.Шишкова, в связи «трудностями получения сведений по указанным вопросам, относящимся к винокуренному производству». Заслушивая доклад Г.Конради о кавказском хлебном винокурении и защите его от фруктового, собрание съезда из-за отсутствия представителей кавказских фруктовых винокурен сочло себя некомпетентным в этом вопросе. На предложение Цишевского о мерах поощрения вывоза вина за границу съезд решил возобновить государственные премии для экспортеров, которые были отменены с августа 1891 г.224 Кроме этого съезд серьезно отнесся к докладу И.А.Арапова о перепроизводстве спирта в России и просил рассмотреть этот вопрос в Минфине, чтобы создать конкретные механизмы регулирования производства спирта в различных местностях страны225. Также заводчики рассмотрели предложение «о сокращении числа видов питейных заведений и уничтожение винных лавок». Однако после замечаний гг. Хвостова, представителя Елецкого общества сельского хозяйства Коссачовского, Арапова, Л.М.Муромцева «громогласно предложение отклонено»226. На съезде не прошло предложение Матвеева «о взы- мании патентного сбора с винокуренных заводов не по емкости квасильной посуды, а по количеству выкуренного спирта». Александров в своем докладе предлагал Минфину «облегчение условий обложения акциза за спирт в оптовых складах и при передвижении спирта из заводских подвалов». Однако некоторые северные заводчики, в лице Родичева, высказывались против этого, так как подобное облегчение могло неблагоприятно отразиться на северных губерниях из-за конкуренции привозного спирта из местностей, где он обходился гораздо дешевле, чем выкуренного в северных местностях227. В отношении доклада О.Г. Берга о сортах картофеля, пригодных для винокурения, большинство посчитало, что «условия возделывания культуры картофеля при своеобразных условиях некоторых местностей России еще недостаточно изучены и чтобы было крайне желательно производство в отношении дальнейших опытов». Всего из 18 постановлений 4 были приняты съездом единогласно, а остальные были переданы для рассмотрения в Минфин228.

Как видим, дела в отрасли на момент созыва съезда были в сложном положении. Заводчики намеревались полностью пересмотреть дела в отрасли и таким образом выйти из-под удара надвигающейся грозной тени государственной монополии на продажу и торговлю спиртом и виноводочными изделиями. Однако избежать государственного влияния на эту чувствительную социально-экономическую сферу они уже, конечно же, не могли.

Далее в таблице перечислены наиболее крупные и преуспевающие частные винокуренные и виноводочные предприятия России, которые работали вплоть до введения в стране так называемого «сухого закона» в 1914-17 гг.229



Из таблицы видно, что основные винокуренные и виноводочные мощности индустриального типа в середине 90-х гг. концентрировались в столицах и крупных промышленных и торговых центрах России. Крупный капитал сосредоточил в своих руках не только почти все производство, но и виноторговлю. Исчезнувшие кабаки (питейные дома) в конце 80-х - начале 90-х гг. благополучно возродились в деятельности трактиров. Трактиры же, пользуясь исключительным правом на распивочную продажу, несмотря на высокое обложение их патентами и другими сборами, вытеснили из городов винные лавки (где хлебное вино продавалось в запечатанной бутылочной таре). А затем, став по существу монополистами, назначали за водку чрезмерные цены (цена вина увеличивалась с уменьшением емкости посуды), получая прибыли, превышающие во много раз казенный сбор230. Таким образом, государство снова недополучало от виноторговли. Потребление водки на душу населения с 0,37 ведра в 1863-67 гг. упало до 0,23 ведер в 1891 г.231 Это происходило не из-за того, что улучшалась нравственность населения в вопросах потребления алкогольных напитков, а вследствие общего обеднения и не способности беднейших слоев приобретать более достойное вино, хорошего качества по доступной цене. Таким образом, в обществе складывались условия, при которых дальнейшее действие акцизной системы в винокуренной промышленности становилось невыгодным ни для государства, ни для общества.

С 1894-95 гг. в России снова была введена государственная винная монополия на производство и продажу винокуренной продукции232. Основные задачи, которые должны были быть решены в ходе ее реализации, состояли в том, чтобы:

1) ликвидировать частную монополию на производство и продажу спирта и водки, лишив тем самым почвы для развившегося кормчества (самогоноварения) и подпольной торговли низкокачественной продукции;
2) установить государственный стандарт качества согласно передовым технологиям и традициям русского винокурения;
3) улучшить нравственную обстановку среди населения в вопросах повышения культуры потребления алкогольных налитков.

Для подготовки и введения государственной монополии была учреждена государственная комиссия во главе с выдающимся русским химиком Д.И.Менделеевым. С 1895 г. монополия в винокуренной промышленности стала осуществляться на территории четырех восточных губерний России - Пермской, Уфимской, Оренбургской и Самарской, где особенно были выявлены отрицательные последствия акцизной системы233. Впоследствии, в мае 1895 - феврале 1896 гг., 1897, 1898, 1900-1901 гг., государственная монополия была введена еще в тридцати пяти губерниях Европейской России, включая губернии Царства Польского, кроме Кавказа, ас 1 июля 1901 г. на всей обширной территории, куда входили 64 губернии234. Таким образом, на учреждение казенной продажи питей на всей территории Российской империи потребовалось 8 лет. За время с 1894 по 1898 гг. существенно изменилась законодательная база о введении казенной продажи питей235. Главное управление неокладных сборов и казенной продажи питей в марте-июле 1899 г. собирало отзывы от губернских окружных акцизных управлений Минфина о казенной продажи питей, тщательно изучало их и с последующими рекомендациями докладывало о ходе введения новой системы руководству Министерства Финансов, а также вносило свои предложения об изменениях и дополнениях в действующие законы по казенной продажи питей в виде записок в Государственный Совет236. Общие результаты введения были достаточно сложные: в губерниях, в уездах, городах и посадах не хватало помещений для складов, казенных винных лавок, оборудования, подготовленных специалистов-контрагентов по надзору, методики и т. д. К тому же частные производители спирта не всегда правильно и ясно понимали, что от них требуется, каковы реальные нормы выхода очищенного спирта высших сортов, его качества для государственных зачетов. Заводчики явно не хотели терять свои комиссионные по продаже казенного вина. И поэтому всячески противостояли акцизным чиновникам, которые приходили к ним с запретительными документами.

Торговцы казенным вином так откровенно и порой нагло полагались на вознаграждения за свою работу от казны, что не раз приводило к спекулированию на этом в их отчетности. На местах в губерниях масштабность введения государственной монополии не могло не востребовать от правительства больших расходов и обширных мер. Так, единовременные затраты на учреждение винной монополии в европейской России достигли 115 млн руб.237 По распоряжению правительства надо было обеспечить до 480 учреждений, предназначенных для приготовления вина, всеми механизмами и техническими приспособлениями, устроив при этом до 30000 мест по продаже казенного вина; развить по сути дела целую отрасль промышленности: ректификацию спирта, изготовление стеклянной современной посуды, разного рода аппаратов и приборов, необходимых для выделки и разлива вина и проч.; привлечь 80000 человек, подготовить профессиональный персонал рабочих кадров и позаботиться об их социальном и бытовом обеспечении238. Государство должно было заготовлять для потребления населения европейской части России до 70 млн ведер вина в год. Оборот от винной регалии должен был составить свыше 500 млн руб. в год по валовому доходу и не менее 75 млн руб. по чистому доходу. Чтобы как-то популяризировать такой масштабный проект и при этом достойно выглядеть в глазах общественности, а возможно и в самых искренних побуждениях, Главное Управление неокладных сборов и губернских окружных акцизных управлений Минфина, участвующих в организации введения винной монополии в Европейской России, учредило 30 стипендий в различных учебных заведениях, от доходов, получаемых от продажи питей, «для воспитания детей наиболее заслуженных и нуждающихся чинов учреждений» Главного Управления неокладных сборов и казенной продажи питей, участвующих по введению казенной продажи питей. По указу Николая II эти стипендии были распределены между учебными заведениями с 1 января 1902 г.239 Конечно же, у правительства фазу возникало множество вопросов: на что опираться в своей деятельности по введению монополии, что брать за основу? Сын известного водочного заводчика П.А.Смирнова Петр Петрович Смирнов в ноябре 1898 г. поставил вопрос перед Министром Финансов В.М.Коковцевым: «Почему ректификацию спирта предоставили частным заводам под надзором правительственных агентов, а выделку из ректифицированного спирта вина потребовалось совершенно изъять из рук частных заводов и поручить исключительно очистным складам?»240. Чтобы добиться наилучших результатов в качестве и количестве производимого казной вина, П.П.Смирнов предлагал «поручить операцию по выделке вина заслужившим своею деятельностью доброе имя частным производителям, которые создали солидную и распространенную известность своими изделиями»241. Смирнов рассуждал, «что казна на подготовительные работы, связанные с введением государственной монополии (т. е. разделением операций производства хлебного вина), в 29 губерниях, по подсчетам Министерства Финансов, израсходует почти 70 млн руб. Кроме этого сюда надо прибавить расходы, которые понесут частные производители при сокращении и даже полном прекращении выделки вина на своих предприятиях»242. Поэтому П.П.Смирнов предлагал Минфину, «что кроме выделки (ректификации спирта на частных заводах) должна быть поставлена операция выделки вина из очищенного спирта, составляющая ныне (ст. 15 Положения о казенной продажи питей) исключительный предмет ведомства казны. Представление выделки вина существующим уже частным водочным заводам имело бы своим прямым последствием громадное сбережение (может быть свыше 100000000 руб.) казенных средств, затрачиваемых ныне на подготовительные работы по введению винной монополии, а для государственной экономии - сберегло бы ценность имеющихся уже сооружений и обзаведения частных заводов, которые при нынешнем порядке должны нести крупный ущерб и даже полное разорение, материальный результат коих выразится приблизительно суммою казенных затрат на устройство очистительных складов и оборудование их»243. Впрочем, как уже говорилось выше, правительство все эти предложения так и оставило без внимания, введя в практику вариант: производим частный спирт на частных заводах, а уж затем из него купируем (разливаем) государственную водку на казенных складах. С 1 января 1902 г. циркуляром от 4 октября 1901 г. (№ 766) Главное управление неокладных сборов и казенной продажи питей прекратило продажу столового вина, выделанного на частных заводах244. Таким образом, легально водку можно было приобрести только разлитую на казенных винных складах.



Справедливости ради, надо заметить, что не все поначалу благополучно обстояло с качеством казенной водки. Осенью 1899 г. Управляющий акцизными сборами С.-Петербургской губ. П.М. фон Витторф представил Товарищу Министра Финансов записку по вопросу о приготовлении столового вина, в которой указывалось, что недостатки казенного вина зависят от самой постановки приготовления его и отсутствием достаточно обоснованных научных данных по этому вопросу. В записке приписывалось Техническому Комитету Главного Управления неокладных сборов и казенной продажи питей упущения существенных сторон в деле изготовления вина хорошего вкуса, а именно: «предварительная фильтрация сырца, двойная холодная очистка вина через уголь, промежуточное и окончательное "обдерживание" (выдержка) вина в сборных чанах»245. При этом в том же документе говорилось об успешности изготовления на С.-Петербургских казенных складах вина для Высочайшего Императорского стола и теоретические обоснования этого. Эта записка затем была направлена на экспертное заключение в Центральную химическую лабораторию Министерства Финансов, которая высказалась, что «если вино получается хорошее, то отчего его и не готовить тем способом, который Управляющий акцизными сборами применяет в подведомственных ему складах»246. Заведующий лабораторией, член Технического Комитета М.Г. Кучеров в своих заключениях дал понять, что существует коренная разница в представлениях о химической чистоте спирта и его вкусовых достоинствах. «Лучший во вкусовом отношении продукт, может быть, получаем из спиртов, не совершенно лишенных сивушного масла» - отмечалось в заключении М.Г.Кучерова247. К «обдерживанию» вина он вообще отнесся с большой долей сомнения в ее пользе. Что касается мягкости вкуса вина, Кучеров посоветовал достигать это не увеличением применения угля в способах очистки спирта, а «путем прибавления в надлежащей дозе углекислых и уксуснокислых щелочных солей»248.

Практически о том же говорилось в отзыве Заведующего Центральной химической лабораторией в Одессе, члена Технического Комитета А.А.Вериго: «Если требуется приготовлять вино, подходящее по вкусу к столовому вину высшего сорта частных фирм, то единственным путем, по которому в настоящее время приходится идти в деле приготовления столового вина, является употребление приемов, выработанных в практике частных заводов, для коих характерным является широкое применение древесного угля»249. Кстати, об этом подробнее речь пойдет в следующем параграфе главы. Из анализов А.А.Вериго было видно, что вино Одесского склада по составу ближе к винам фирм Долгова и Александрова, чем к московским заводчикам. А при этом оно считалось хорошим и приготавливалось без тех «манипуляций», которые производятся в Петербурге. Более того, Вериго предлагал направить все усилия казны на «получение хорошего ректификатора, после чего фильтрация уже будет играть второстепенную роль»250. Поэтому на основании этих заключений Технический Комитет не рекомендовал при устройстве казенных складов, предназначенных для изготовления столового хлебного вина, способы, выработанные С.-Петербургским акцизным управлением. Министерство финансов вынуждено было признать, что «казенное столовое вино, выдерживающее пробу серной кислотой, все-таки уступает лучшим сортам водки частных заводов...». В 1899 г. Технический комитет Главного управления неокладных сборов и казенной продажи питей отмечал, что казенное вино «высшей очистки не может еще соперничать со смирновским», т. е. со столовым хлебным вином, которое благодаря многим своим свойствам, мягкости и т. д. в результате применения щелочных солей, наряду с водкой вдовы М.А.Поповой и Л.В.Долгова являлось лучшим в винокуренной отрасли. К концу 1902 г. монополия охватила почти все районы Российской Империи251. С 1 января 1902 г. Главное управление неокладных сборов и казенной продажи питей циркуляром № 766 от 4 октября прекратило продажу столового вина частными заводчиками252.

В период русско-японской войны 1904-1905 гг. и первой русской революции 1905-1907 гг. в ряде районов страны были введены ограничения на производство и торговлю, что отрицательным образом сказалось на винокуренных предприятиях253.

Согласно отчетным данным в 1904 г. было продано всего казенного вина: 69367439 вед. Валового дохода получено - 538276222 руб. 39 коп.
Из них произведено хозяйственных расходов (на производство, перевозку, торговлю, чиновничий аппарат) - 157 412 684 руб.79 коп.
И следовательно, получено чистого дохода 380863637 руб. 60 коп.254

Особенно удачным периодом для винокуренной промышленности специалисты считают 1907-1913 гг., когда в результате проведения аграрных реформ в стране был по существу создан новый класс среднего, зажиточного крестьянства. В связи с преобразованиями в сельском хозяйстве увеличились урожаи хлебов, в первую очередь ржи, как основного сырья для винокурения. Среднегодовое производство товарного хлеба в крестьянских хозяйствах в 1909-1913 гг. составило 1019 млн пудов, а в помещичьих - всего 281,6 млн пудов255. Благодаря стабильной сырьевой базе и более устойчивым ценам на сырье, государственные винокуренные заводы в 1913-14 гг. достигли небывалого объема производства - 139475 тыс. ведер спирта (в пересчете на 40° хлебное вино)256. Количество заводов возросло: дрожжево-винокуренных - 1483, сельскохозяйственных - 76853, смешанных - 38692 и промышленных - 22447257. В числе положительных явлений, которые принесла государственная монополия, было наведение порядка в вино-водочной торговле. В столицах и крупных городах она производилась с 7 часов утра до 22 часов вечера. В сельской местности торговля завершалась осенью и зимой в 18 часов, а весной и летом продлевалась до 20 часов258. Теперь водка продавалась в казенных винных лавках в запечатанной посуде стандартной емкости. Такую водку в народе называли «монополькой». Также были введены ограничения во время общественных мероприятий - выборов в Думу, общинных собраний (сходов) как в деревнях, так и в волостных и кое-где в уездных центрах. В это время торговля водкой строго запрещалась. Усилены также были уголовные наказания за тайное изготовление самогона и водки. По результатам 1912 финансового года, можно сравнить питейные доходы, которые получало государственное казначейство до введения винной монополии в виде акциза на спирт и вино и патентного сбора с мест выделки и продажи этих напитков с доходами от монопольного изготовления и продажи спирта и вина. За основу для сравнения были приняты данные по 4 губерниям, в которых казенная продажа питей была введена с 1 января 1895 г., поступление дохода в 1893 г., а по всем остальным губерниям поступления за те годы, которые предшествовали году введения монополии в этих губерниях259.



Таким образом, доход от спирта и вина в местностях с казенной продажи питей в 1912 г. превысил годовой питейный доход государственного казначейства до введения монополии на 332,3 млн руб. Из этой суммы следует вычесть 3,86 млн руб., которые казна потратила на усиление содержания акцизного надзора во всем монопольном районе, по сравнению расхода 1912 г. с теми издержками, которые казна потратила на содержание этого надзора до введения монополии. А также 23,6 млн руб. - денежные выдачи по частной спиртовой промышленности и пособия попечительствам о народной трезвости. Чиновники Минфина определили: «Если же этих расходов не относить к расходам по казенной продаже питей, то чистый питейный доход за 1912 г. составит 654,5 млн руб., а за вычетом на усиление акцизного надзора - 650,6 млн»260. По отношению к затраченному казною основному и оборотному капиталу прибыль эта в 1912 г. составила 59 %261.

Помимо концентрации капитала в 1908-12 гг. в винокуренной отрасли, в связи с этим в дрожжевой также происходили некоторые изменения. Согласно извещению Министерства Торговли и Промышленности от 8 июля 1908 г. за № 3806 Высочайше был рассмотрен и утвержден 27 июня устав крупнейшего по тем временам Западного дрожжево-винокуренного сельскохозяйственного Акционерного Общества «Дрожжи»262. Учреждали это АО: коммерции советник, казанский купец В. А. Карякин, мануфактур-советник Альберт Альбертович Вольфшмидт, коммерции советник, потомственный почетный гражданин Н.И.Чоколов и Петроковский купец Мовша Лейбович Шерешевский. Создавалось это АО для сбыта и распространения прессованных дрожжей русского производства как в Империи, так и на заграничных рынках для открытия и содержания складов, магазинов и других помещений, для продажи дрожжей, для арендования, приобретения, устройства и эксплуатации дрожжевых и дрожжево-винокуренных заводов на территории России. Как видим, размах и концентрация капитала были впечатляющими. Однако уровень развития винокуренной промышленности в Европе и России сводился к тому, что в связи с ростом потребления всей алкогольной продукции заводы ощущали особый спрос как на сырье, так и на материалы. Этим не минули воспользоваться зарубежные финансовые круги, которые желали русскую винокуренную отрасль поставить в зависимость от внешнего капитала. В санкт-петербургской прессе биржевой день 4 февраля 1914 г. начался с сенсационного заголовка «Накануне треста». Газеты трубили, что пивоваренный и дрожжевой завод «Вольфшмидт и К0 в Риге» оказался продан английским капиталистам за 2,5 млн руб.263 Английский капитал стремился постепенно овладеть всей дрожжевой промышленностью России, создав из отдельных предприятий этой области прочный трест264. Газета «Речь» писала еще 29 ноября 1913 г. в Риге: «Закончился съезд дрожжевиков. Решено организовать синдикат и не допускать открытия новых заводов»265. Московская газета «Утро России» также сообщала о том, что в Риге 29 ноября 1913 г. «состоялось соглашение представителей дрожжевых заводов, образующих дрожжевой трест»266. Петербургская газета «Деньги» писала 1 февраля 1914 г., что «...трест будет обнимать 45 заводов с годичным производством в 45 млн фунтов дрожжей»267. Таким образом, накануне последующих событий в винокуренной и пивоваренной отраслей в ключевой дрожжевой промышленности, которая влияла также и на хлебопечение, и кондитерскую промышленность, было достигнуто транснациональное слияние капиталов, приведшая к монополизации дрожжевой отрасли. Кроме получения известных сверхприбылей, предприниматели наивно полагали, что стандартизация прессовых дрожжей повысит уровень алкогольной продукции. Однако это уже ни в коей мере не могло приостановить постепенный закат всей винокуренной отрасли в связи с общеполитическими событиями в мире и России.

Действие государственной монополии и винокуренной промышленности было прервано 1 августа 1914 г. Впрочем, по мнению некоторых отечественных исследователей, еще 17 июля 1914 г., «на время проведения мобилизации, повсеместно была запрещена продажа спиртого, затем цена водки была повышена на 2 рубля, а крепость ее понижена до 37°267а. Однако заметим, что в официальном нормативном издании под этой датой значится Именной Указ «О приведении на военное положение части армии и флота», в котором речи не идет о запретительных мерах относительно продажи спиртных напитков, как об этом пишут упомянутые исследователи267б. Поэтому дата введения в России запретительных мер со стороны верховной власти в лице Государя и Правительства остается открытым вопросом. Термин же «сухой закон», который многие исследователи в советское время и в нынешнее использовали, в 1914 г. и позднее в ходе войны вообще в официальных документах не употреблялся.

Затем 22 августа, уже после начала войны, вышел указ Николая II: «Существующее воспрещение продажи спирта, вина и водочных изделий для местного потребления в империи продлить до окончания военного времени». Этот закон был отражен в Особом журнале Совета Министров 23 августа 1914 г.267в Однако такая жесткая мера сразу же дала о себе знать. По всей России прокатилась волна винных погромов. Только в 35 губерниях и уездных городах центральной России беснующейся толпой было разграблено примерно 230 питейных заведений267г. Одновременно правительство искало способы, как избежать подобных явлений и одновременно соблюсти интересы винокуренных заводчиков. На заседании Совета Министров 9 августа (Особый журнал Совета Министров № 94 по вопросу о разрешении торговли спиртными напитками)268 Министр Финансов П.Л.Барк заявил, что, по его «мнению, с 16 сего месяца возможно было бы разрешить продажу виноградных вин, не подлежащих акцизу»269. Далее Барк предлагал: «Что же касается всех прочих, помимо виноградных вин, крепких напитков, не исключая казенного вина и спирта, во всяком случае, до 1 числа наступающего Сентября месяца, не предрешая в настоящее время вопроса о дальнейших в этом направлении мерах»270. В отношении продажи денатурированного спирта Барк предлагал «разрешить таковую в городах, с 16 же текущего Августа, из тех мест торговли, откуда отпуск означенного спирта производился и ранее, но при непременном условии совершенного предварительно удаления из этих мест казенных вина и не подвергавшегося денатурации спирта, а также всех вообще не разрешенных к свободной продаже крепких напитков»271. Таким образом, руководствуясь этими и другими предложениями Барка, Совет Министров «положил»: «Представить Министру Финансов: 1) разрешить на определенных им условиях продажу с 16 текущего Августа виноградного вина и денатурированного спирта с соблюдением указанных в настоящем журнале Совета Министров ограничений, и 2) продлить сроком до 1 Сентября сего года существующее воспрещение продажи на вынос прочих, - кроме указанного в п. 1 виноградного вина, - крепких напитков, а ровно действующие в отношении распивочной ими торговли ограничительные постановления»272.



Все производство этилового спирта было сосредоточено для нужд армии и флота. В феврале 1915 г. Совет Министров решал вопрос об удовлетворении потребности казенного управления в спирте в 1916 г.273 В этом вопросе Совет Министров был единодушен с финансовым ведомством: «Ввиду огромных скопившихся в распоряжении Главного Управления неокладных сборов и казенной продажи питей запасов не находящегося сбыта спирта - приостановить дальнейшее его заготовление, и следовательно, прекратить приемку спирта от винокуренных заводчиков»274. Уже позднее, в августе, рассматривался законопроект о казенных ссудах владельцам винокуренных заводов для переоборудования их предприятий под нужды иных производств, который был представлен Министром Финансов П. Л. Барком в Совет Министров и одобрен 26 августа 1916 г.275 Таким образом, правительство смягчало ситуацию после запретительных мер в торговле спиртыми напитками для производителей и в целом для государственной казны. К тому же всю отрасль надо было перенацеливать на военные нужды, что также требовало усилий и затрат. После потери заводчиками 300 тыс. рабочих в ходе перепрофилирования своих предприятий для иных целей (выпуск дрожжей и безалкогольных напитков и т. д.) казна, в свою очередь, тоже лишилась водочных акцизов, а также была вынуждена платить компенсацию владельцам закрытых заводов. До 1917 г. на эти цели, по мнению B.Л. Teлицина, было выделено 42 млн руб.275а

Объемы производства в 1916 г. на оставшихся 681 заводе были снижены до 10734 тыс. ведер 40° спирта, упав до уровня производства конца XVIII - начала XIX вв.276

Читайте также:

1. С.А. Рогатко. Развитие винокурения на Руси с древних времён до начала XVIII в.
2. С.А. Рогатко. Развитие винокуренной промышленности в России с начала XVIII в. до введения акцизной системы в 1863 г.
3. С.А. Рогатко. Экспорт и импорт винокуренной продукции в России до 1917 г.
4. С.А. Рогатко. Винокуренная промышленность России с 1863 по 1917 г.
5. Развитие технологических процессов и сортов спиртоводочной продукции в винокуренной промышленности России



168 2ПСЗ. Т. XXXVI. Отд 2. № 37197. - 4 (26) июля. Высочайше утвержденное Положение о питейном сборе.
169 Россия... Казенная продажа вина. С. 50.
170 Там же. С. 51.
171 Там же. С. 52.
172 Фридман М.И. Указ. соч. С. 62.
173 2ПСЗ. Т. XXXVI. Ч. 3. № 37197. Разд. III. Гл. I и II.
174 Сб. сведений по истории и статистике внешней торговли России. Т. 1. С. 99.
175 Бочагов А.,Д. Указ. соч. С. 46.
176 Похлебкин В.В. Указ. соч. С. 313-314.
177 2ПСЗ. Т. 48. Ч. I. № 52394. - 16 (28) июня (13 июля). Высочайше утвержденное мнение Государственного Совета. - О правилах ограничения раздробительной продажи крепких напитков в С.Петербурге и пригородных участках и о возвышении патентного сбора с водочных заводов и заведений для продажи крепких напитков.
178 3ПСЗ. Т. I. № 177. - 19 мая (1881). Высочайше утвержденное мнение Государственного Совета (Собр. Узак. 1881 г. 10 июня, ст. 545). О возвышении размера акциза с вина и спирта.
179 3ПСЗ. Т. V. № 2946. - 14 мая. Высочайше утвержденные Правила о раздробительной продаже напитков. Мнение Государственного Совета, Высочайше утвержденное 14 мая 1885 г. (Собр. Узак. 1885 г. 11 июня, ст. 544).
180 «Государственная винная монополия на производство и продажу винокуренной продукции введена с 1 января 1895 г. ЗПСЗ. Т. XIII. № 9740. - 8 июня 1893 г. Высочайше утвержденное мнение Государственного Совета (Собр. Узак. 1893 г., 9 июля, ст. 822). - Об установлении в некоторых местностях России казенной продажи питей.
181 Вебер К. К. Интересы сельскохозяйственного и промышленного винокурения. - СПб., 1889. С. 2.
182 Королев Ф. Н. Меры к развитию и поднятию сельскохозяйственного винокурения, принятые в собраниях членов ИВЭО и винозаводчиков. - СПб., 1883. С. 3.
183 Перепелкин А. Что разумеется под названием «хозяйственный винокуренный завод», и при каких условиях такие заводы могут существовать. - М., 1883. С. 1.
184 Вебер К.К. Указ. соч. С. 6.
185 3ПСЗ. Т. X. Ч. 1. № 6888. - 4 июня 1890 г. - Высочайше утвержденное мнение Государственного Совета (Собр. Узак. 1890 г. 15 июня, с. 524). О мерах к поощрению сельскохозяйственного винокурения.
186 Там же.
187 О развитии картофельного винокурения в России. - СПб., 1883. С. 8.
188 Там же.
189 Там же. С. 9.
190 Там же. С. 11.
191 Там же. С. 13.
192 Там же. С. 15.
193 Там же. С. 27, 33.
194 Там же. С. 43-45.
195 Там же. С. 45.
196 Там же. С. 49.
197 Там же. С. 50.
198 Там же. С. 52.
199 2ПСЗ. Т. LIV. - 8 февраля (1879). Сенатский. - О правилах относительно порядка применения воспоследовавшего 24 января 1879 г. Высочайшего повеления о временном устройстве опекунской части в присоединенной к России по Берлинскому трактату части Бессарабии. 2 разд. III примеч. I (Прилож. к Ст. 5. Т. V. 1876 г.).
200 Верноподданнейший отчет Бессарабского губернатора и Отчет Управ. Акцизными сборами Бессарабской губернии до 1883 г. - Кишинев, 1884. С. 24-25.
201 Там же.
202 Баллас М.К. Виноделие в России. (Ис- торико-статистический очерк). Ч. 5. - СПб., 1895-1903. С. 73.
203 Там же.
204 Там же. С. 75.
205 Там же.
206 Шавров И.Н. Плодововодочное производство в Закавказском крае. - Тифлис, 1887. С. 16.
207 2ПСЗ. Т. XLVIII. № 51895. - Февраля 13. Высочайше утвержденное мнение Государственного Совета. - О распространении на Закавказский край действующей в Империи системы взимания питейного сбора.
208 Шавров И.Н. Указ. соч. С. 26.
209 Там же. С. 36-37.
210 Там же. С. 47. у
211 Там же. С. 53. 4
212 Там же. С. 59.
213 Там же. С. 63.
214 3ПСЗ. Т. VIII. № 5268. - Мая 30. Вы- соч. утв. мнение Гос. Совета (Собр. Узак. 1888 г., Июля 8. С. 596). - О некоторых изменениях во взимании акциза в Закавказском крае.
215 Всероссийская пром. и худ. Выставка. Н.Новгород. IX отдел. Фабрично-заводской. Производство питательных веществ. - Н.Новгород, 1896. С. 18-19.
216 Там же. С. 19.
217 Там же.
218 РГИА. Ф. 574. On. 1. Д. 1414. Л. 1-2.
219 Там же.
220 Ныне Политехнический музей в Москве.
221 РГИА. Ф. 574. On. 1. Д. 1414. Л. 15- ЗОоб, 49.
222 Там же. Л. 4-4об.
223 Там же. Л. 217.
224 Там же. Л. 213.
225 Там же. Л. 207-208об.
226 Там же. Л. 202об.
227 Там же. Л. 203.
228 Там же. Л. 219-224.
229 Всероссийская пром. и худ. Выставка. Н.Новгород. IX отдел. Фабрично-заводской. Производство питательных веществ. С. 22. (По материалам инженера-технолога Н.П.Мельникова.)
230 К вопросу об изменении системы винокурения и виноторговли. - М., 1887. С. 8.
231 Гурьев А.Н. Питейная монополия. - СПб., 1893. С. 39.
232 Государственная винная монополия на производство и продажу винокуренной продукции введена с 1 января 1895 г. - ЗПСЗ. Т. XIII. № 9740. - 8 июня 1893 г. Высочайше утвержденное мнение Государственного Совета (Собр. Узак. 1893 г., 9 июля, ст. 822). - Об установлении в некоторых местностях России казенной продажи питей.
233 РГИА. Ф. 575. Оп. 2. Д. 1229, 1230, 1235, 1236, 1243.
234 РГИА. Ф. 575. Оп. 6. Д. 36. Л. 1.
235 Приводим обзор законодательного материала - утвержденные мнения Государственного Совета: 3ПСЗ. Т. XV. № 11216. - Января 9 (1895). -О взысканиях за нарушение Положения о казенной продажи питей; там же. № 11620. - Мая 2.-0 введении казенной продажи питей в некоторых местностях Империи; Т. XVI. № 12545. - Февраля 19 (1896). - О применении Положения о казенной продаже питей в южных и западных губерниях, а также о введении означенной продажи в губерниях С.-Петербургской, Новгородской, Псковской,
Олонецкой и Харьковской; там же. № 12851. - Апреля 29. - Об отмене права пропинации (исключительное право выделки и продажи питей) в губерниях Привислянских, Западных и Бессарабской; там же. № 12885. - Мая 6. - О преобразовании Департамента Неокладных Сборов в Главное Управление Неокладных Сборов и Казенной Продажи Питей и об утверждении временного штата Совета по делам казенной продажи питей и Главного Управления Неокладных сборов и Казенной Продажи Питей; там же. № 12891. - Мая 6. - Об утверждении условий производства и продажи спирта, выкуриваемого на фруктово- и виноградоводочных заводах, и об отпуске спирта на химическия и техническия надобности заводских предприятий, в районе казенной продажи питей; Т. XVII. № 14046. - Мая 5 1897 г. - О дальнейшем распространении казенной продажи питей; там же. № 14179. - Мая 29. - О некоторых изменениях и дополнениях в действующих законоположениях о казенной продажи питей; там же. № 14714. - Декабря 1.-0 Высоч. утв. мнения Гос. Совета (Собр. Узак. 1897 г. Дек. 16, ст. 1902). - О некоторых изменениях и дополнениях в действующих узаконениях о казенной продаже питей; № 16299. - Декабря 28 1898 г. - О сокращении на один год срока казенной продажи питей в некоторых губерниях.
236 РГИА. Ф. 575. Оп. 2. Д. 2116. Л. 100-108; Д. 2117. Л. 170-176.
237 РГИА. Ф. 575. Оп. 6. Д. 36. Л. 1об.
238 Там же.
239 Там же. Л. 2.
240 ГАРФ. Ф. 1099. Оп. 1. Д. 436. Л. 5.
241 Там же.
242 Там же. Л. 7.
243 Там же. Л. 11.
244 РГИА. Ф. 575. Оп. 2. Д. 2155. Л. 188- 189.
245 Труды технического комитета Главного управления неокладных сборов и казенной продажи питей. Т. XIV. 1901 г. - СПб., 1903. С. 108.
246 Там же. С. 109.
247 Там же.
248 Там же.
249 Труды технического комитета Главного управления неокладных сборов и казенной продажи питей. Т. XTV. С. 111.
250 Там же. С. 120.
251 Сб. сведений по истории и статистике внешней торговли России. Т. I. С. 99.
252 РГИА. Ф. 575. Оп. 2. Д. 2155. Л. 1-12, 188-189.
Похлебкин В.В. Указ. соч. С. 317.
254 Рутцен (фон) А.Н. Винная монополия. // Вопросы государственного хозяйства и бюджетного права. Вып. 7. - СПб., 1907. С. 229.
255 Отечественная история. История России с древнейших времен до 1917 года. Энциклопедия. Т. III. С. 148. Данные из табл. 8.
256 Россия. Главное управление неокладных сборов и казенной продажи питей. Статистика производств, облагаемых акцизом за 1914 г. Ч. I. Вып. II. - Пг., 1916. С. 67.
257 Там же.
258 Похлебкин В.В. Указ. соч. С. 318.
259 Финансовый отчет по казенной винной операции за 1912 г. - СПб., 1913. С. 11.
260 Там же. С. 12.
261 Там же.
262 РГИА. Ф. 23. Оп. 12. Д. 2305. Л. 16.
263 Там же. Л. 62.
264 Там же.
265 Там же. Л. 63.
266 Там же. Л. 64.
267 Там же. Л. 60.
267а Курукин И.В., Никулина Е.А. Государево кабацкое дело. Очерки питейной политики и традиций в России. - М., 2005. С. 224; Веселие Руси. XX век. - М.: «Пробел», 2012. С. 124.
267б Собрание Узаконений и Распоряжений Правительства. № 179. Отд. I. 17 июля 1914. Ст. 2014. О приведении на военное положение части армии и флота.
267в «Правительственный вестник», Пг., 1914, 25 августа (7 сентября). № 192; «Вестник трезвости», Пг., 1914. № 237. С. 6.
267г Веселие Руси. XX век. С. 125. См. также: Мак-Ки Артур. Сухой закон в годы Первой мировой войны: Причины, концепция и последствия введения сухого закона в России. 1914-1917 гг. // Россия и Первая мировая война (Материалы международного научного коллоквиума). - СПб., 1999. С. 152.
268 РГИА. Ф. 1276. Оп. 20. Д. 73. Л. 62.
269 См.: Собрание Законов Российской Империи. Т. V. - СПб., 1901. Уставы об Акцизных Сборах. Ст. 110, п. 5.
270 РГИА. Ф. 1276. Оп. 20. Д. 73. Л. 62-64.
271 Там же.
272 Там же. Л. 63об-64.
273 Там же. Д. 84. Л. 16-17об.
274 Там же. Л. 17об.
275 Там же. Д. 476. Л. 24-30.
275а Веселие Руси. XX век. С. 126.
276 ЦСУ СССР. Статистический сборник за 1913-1917 гг. Вып. I. Т. VII. - М., 1922. С. 85.


Просмотров: 855

Источник: Рогатко С.А. История продовольствия в России с древних времён до 1917 г. М.: Русская панорама, 2014. С. 507-534



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 0
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
X