Доклад ЦРУ "Взгляд Москвы на победу в мировой ядерной войне", 1981 г.

Доклад ЦРУ от сентября 1981 г., в котором анализируется взгляд советского руководства на возможность победы в ядерной войне.

Метками [цензура] помечены те места, которые были вымараны цензурой ЦРУ при публикации этого рассекреченного документа.

Взгляд Москвы на победу в мировой ядерной войне



Отдел политического анализа

Статья перепечатана из обзора СССР и стран Восточной Европы ("USSR and Eastern Europe Review", 23 июля 1981)



[цензура] что свидетельство указывает на то "что некоторые советские руководители сохраняют уверенность в том, что победа в ядерной войне возможна". В поддержку этого вывода, который появляется как в DCI, так в версиях ключевых свидетельств "Оценки разведывательного сообщества", цитируются суждения Советов, их военная доктрина и стратегические программы. Представлены альтернативные мнения, концентрирующиеся на вопросе о том, как именно советское руководство может представлять себе победу в таком конфликте. В Национальном Центре оценки зарубежных стран, равно как в следующих двух статьях, выражающих мнения аналитиков из Отдела политического анализа, высказываются различные точки зрения на этот вопрос. Первая статья представляет собой краткое изложение мнения, противоположного мнению, высказанному в Оценке. Вторая статья изучает ключевые элементы свидетельства, связанного с этой оценкой.

Если выводы предназначены, чтобы донести идею о том, что некоторые советские руководители могут верить в возможность победы СССР в ядерной войне, то эти выводы верны, но мы не можем вывести из свидетельства, что это имеет место. Такое же заключение о вере в возможность победы, может быть сделано аналитиками Советов и по поводу лидеров США, хотя оборонные программы США, доктрина и оценки возможности этого, которые приводятся в качестве свидетельств, будут другими. Даже если это и верно, важный аналитический вопрос заключается в том, какие условия, по мнению советских лидеров, могут позволить победить, и уверены ли они в том, что такие условия существуют или могут быть достигнуты. Мнение советских руководителей об эффективности военных возможностей и программ Советов должно стать важным свидетельством по этому вопросу. Однако у нас нет причин верить, что по их оценкам, они убеждены в неспособности или нежелании руководства США эффективно использовать возможности США.

Советские руководители воспринимают военные силы и программы, как необходимое условие для достижения разнообразных политических целей и непредвиденных обстоятельств, но не как достаточное условие для достижения победы в мировой ядерной войне. Они наращивают силы, особенно стратегические ядерные силы, в первую очередь для противодействия ядерному нападению на СССР. А уже во вторую очередь - для того, чтобы позволить СССР вести ядерную войну настолько эффективно, насколько возможно, и, тем самым, дать СССР наилучший шанс доминирования, если позволят условия. Поэтому они готовят вооруженные силы к ведению боев в условиях ядерной войны и будут пытаться "победить" в грядущей глобальной ядерной войне (хотя, что конкретно они понимают под "победой" в этих условиях, неизвестно). Они могут представлять себе теоретические возможности победы - например, если у руководителей США не выдержат нервы или они сдадутся. Однако еще нужно показать, что данный подход к действиям на непредвиденные обстоятельства опирается на реальные ожидания или убежденность части лидеров Советов в том, что их существующие или планируемые силы, благодаря своим размерам или возможностям, способны добиться военной победы над Соединенными Штатами в глобальной ядерной войне.

Советские руководители все еще убеждены в неизбежности "победы" во всем мире их политической системы, и временами считают, что даже ядерная война не обязательно лишит их этой цели. Но каковы бы ни были их надежды на получение преимущества в такой войне, они опираются на политические, социальные, экономические, и идеологические силы, а также и на вооруженные силы - на ту же самую комбинацию факторов, которая, как они надеются, поможет им одержать верх и при отсутствии такой войны. Заявления высшего руководства СССР за прошедшие годы явно полемизируют с мнением, что глобальная ядерная война может служить какой-либо рациональной политической цели любой страны. Определенно нельзя рассчитывать на достижение победы, заявляют они. Наиболее вероятный путь достижения победы с использованием их стратегических ядерных сил в важном военном конфликте, советские лидеры видят в сдерживании стратегических ядерных сил США и, тем самым, в избегании глобальной ядерной войны, в то время как другие силы Советов будут превалировать в других видах конфликтов в Евразии.

Хотя различие во взглядах между мнениями, выраженными в Оценке и аргументами, представленными в данной статье, может показаться трудным для понимания, его влияние на политику США может оказаться важным. Ошибочное укрепление убежденности в возможности победы в глобальной ядерной войне у политических и военных лидеров Советов, может, например, привести политиков США к проявлению излишней осторожности в будущем кризисе, или к необоснованным запретам определенных политических возможностей, вызванных переоценкой решимости лидеров Советов.

Вышеприведенная статья Секретна


Перечитывая заявление маршала Огарков 1980 года о "победе" глазами Советов



Отдел политического анализа

Перепечатано из обзора СССР и стран Восточной Европы ("USSR and Eastern Europe Review", 13 августа 1981)

Тревожное заявление советского президента Брежнева в Киеве 9 мая, о том, что "средства массового уничтожения сегодня достигли такого размаха, что их использование ставит под вопрос существование... всей современной цивилизации", не было неожиданным для Запада. Это заявление выразило официальную позицию Советов с последнего выступления Брежнева в Туле в январе 1977 года. Недавно его повторил в своей статье, опубликованной в главном партийном политическом журнале, начальник Генерального Штаба, маршал Огарков.

Советские представители утверждают, что их публичные заявления, относящиеся к возможной победе в глобальной ядерной войне, преследуют две цели. Во-первых, они стремятся исправить потенциально опасное и широко распространенное в Соединенных Штатах ошибочное представление о том, что Советы думают в этой связи. Более того, они утверждают, что это недопонимание проистекает из таких устаревших советских документов 1960-х годов, как "Военная стратегия" маршала Соколовского. Во-вторых, они опровергают предположительно намеренное искажение в США мнения советских лидеров, регулярно описывая "истинные" представления Москвы в средствах массовой информации.

Различные точки зрения



В рамках советской компании по противодействию таким известным недопониманям или искажениям, ряд советских экспертов по Америке рекомендуют, чтобы официальные лица США консультировались с такими важными "современными выражениями" советской позиции, как статья по военной стратегии, появившаяся в прошлом году под авторством маршала Огаркова1.

Однако именно эта статья, с ее обсуждением "объективных возможностей" достижения победы в ядерной войне, многими читателями США воспринимается, как подтверждение их худших подозрений в отношении намерений Советов.

Вероятно, ничто лучше не иллюстрирует водораздел восприятия, отделяющий Соединенные Штаты от Советского Союза, как факт, что сама статья, рекомендуемая ими в качестве противоядия, оказывает в точности противоположный эффект. Чтобы объяснить иронию этого следует перечитать пассаж Огаркова глазами Советов, а не американцев:


"В основе советской военной стратегии лежит предположение, что Советский Союз, основываясь на принципах своей политики, не применит это (ядерное) оружие первым. Само использование оружия массового поражения противоречит нашим принципам... Советская военная стратегия исходит из факта, что если против Советского Союза будет развязана ядерная война, то советский народ и его вооруженные силы должны быть готовы к наиболее жестоким и длительным испытаниям. В этом случае Советский Союз и братские социалистические страны, будут иметь определенные преимущества над империалистическими странами, проистекающие из самой цели войны, и более развитой природы их социальной и государственной системы. Это создает для них объективные возможности достижения победы. Однако для реализации этих возможностей необходима своевременная и многосторонняя подготовка страны и вооруженных сил".


Возможное намерение Огаркова



Заслуживает внимание то, что двумя объективными условиями возможного достижения победы в ядерной войне он называет "социальные" условия: сила правого дела, и присущий Советам (и "социализму") государственный и социальный порядок. Кроме того, хотя Огарков явно рассматривает необходимые социальные условия для возможного достижения такой победы, он не говорит, что эти условия необходимы и достаточны для фактического достижения победы. Он неявно признает, что существуют и другие условия, которые должны быть рассмотрены при полном обсуждении условий, обеспечивающих победу. Другими словами, вывод из рассматриваемого утверждения намекает на более "практические", но все еще не обязательно адекватные, требования: "для реализации этих возможностей необходима своевременная и многосторонняя подготовка страны и вооруженных сил".

Огарков не входит в обсуждение (чего от него и не ожидается) таких практических вопросов, как возможности противника, или того, как должна выглядеть "победа" в ядерной войне в политических, военных, или количественных материальных терминах, таких как число жертв или экономические потери. Как это принято в декларационных заявлениях Советов по военной доктрине, он подчиняет свои комментарии по военным вопросам своей политической ответственности. Его намерение состоит в том, чтобы приблизиться к границе вопроса своей профессиональной темы - фактической военной стратегии Советов - но не открывать ее широкой общественной и политической аудитории.

Таким образом, намерение Огаркова в том, как он поднимает вопрос, сознательно ограничено. Он напоминает основным адресатам, советскому народу и вооруженным силам, что их дело правое, что исторические силы, формирующие мировые события и социальный порядок благотворны для СССР, и что возможность достижения победы может быть реализована, если они будут подготовлены к этому. Он также фактически говорит, что "объективные возможности" имеются у СССР лишь потенциально. Предполагаемый акцент ставится на переход от "объективных" возможностей для условий победы, к таким возможностям, которые одновременно являются и "объективными" и "субъективными", то есть, реализуются советским народом и вооруженными силами. В стиле советских теоретиков Огарков говорит своим осторожным читателям лишь то, что "объективное" и "субъективное" не просто теоретически верно, но также существует на практике.

На основе такой интерпретации советские комментаторы пришли к выводу, что Огарков обсуждает этот вопрос чисто в теоретическом плане, исключительно в терминах социальных преимуществ у стран "социализма". Таким образом, они открыто заявляют своим зарубежным собеседникам, что они находят его формулировки осторожными и малоинтересными. Когда некоторые американцы воспринимают их как подтверждение уверенности отдельных лидеров Советов в возможности победы в ядерной войне, они начинают защищать свою интерпретацию слов Огаркова. Эта защита принимает форму нападения на Соединенные Штаты за якобы вычисленное собственное военное преимущество в терминах конкретного воздействия на избранные военные, экономические и административные цели точных ракетных ударов для обеспечения победы в ядерной войне2.

Нападения на интерпретацию США



Защищая собственную интерпретацию заявления Огаркова, советские комментаторы стараются не спорить, отрицая то, что сказанное им публично является отражением личного убеждения самого Огаркова. Делать это было бы не только политически неверно, это было бы недоказуемо и неубедительно. Они также не входят в фактическую перебранку с американскими военными экспертами по поводу истинной или окончательной цели военной практики Советов.

Советские комментаторы знают, что официальная линия не рекомендует публичные заявления о том, что СССР выиграет глобальную ядерную войну против Соединенных Штатов. Они настолько в этом уверены, что ни одна статья с объективным анализом "Военной стратегии" Огаркова не может раскрыть того, что автор намерен скрыть: а именно что он, как профессиональный военный, "на самом деле" думает о перспективах победы СССР. Следовательно, они, в сущности, пытаются показать, что критика Огарковым США заполняет его осторожное молчание по данному вопросу выражением страха, появляющимся в контексте внутренних дебатов в США.

В окончательном анализе различия интерпретации США и Советами замечаний Огаркова, похоже, происходят из более фундаментального различия их оценок открытых заявлений о намерениях и политических и военных преимуществах. В то время как в Соединенных Штатах уверены, что доверию сдерживания способствуют публичные декларации о военных возможностях и намерениях США, в СССР предпочитают хранить молчание по этому поводу.

Вышеприведенная статья рассекречена

Читайте также: Маршал Огарков о ядерном оружии и будущей войне. Доклад ЦРУ 1986 г.



1 Н.В.Огарков, "Военная стратегия", Советская Военная Энциклопедия, том 7, 1980, стр. 555-565
2 См. например, Лев Семейко, "Стратегические иллюзии", Новое время, 12, декабрь 1980 г.


Просмотров: 885

Источник: https://www.cia.gov/library/readingroom/docs/CIA-RDP05S00365R000500080001-2.pdf



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 0
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
X