Особенности индустриализации в плановой экономике: сравнение Советского Союза и Соединенных Штатов

Американский историк-экономист Evsey Domar (Евсей Домашевицкий) в своей статье "Special features of industrialization in planned economies: a comparison between the Soviet Union and the United States" (1965 г.) пытается сравнить развитие плановой экономики СССР и капиталистической в США. На русском языке публикуется впервые.

I



Моя первоначальная задача, сформулированная в первой половине заголовка, предполагала проведение сравнения ряда плановых и рыночных экономик. Недостаток моих знаний и времени, а также моя оценка терпения читателя, свели набор сравниваемых стран к Советскому Союзу и Соединенным Штатам. Эти страны выглядят достаточно разными, чтобы имело смысл проводить сравнение, и в то же время их основные характеристики достаточно похожи, чтобы сравнение было осмысленным. Конечно, желательно было бы охватить больше стран, но такое исследование должно выполняться специалистами по экономической истории ряда стран, более сведущими, чем я.

Если бы у меня был свободный выбор переменных для сравнения, я бы попытался связать экономические характеристики каждой страны с подготовкой в ней специалистов, и с пользой, приносимой 3 или 10 процентами людей, имеющих наибольшие способности среди всего трудового населения страны. Существует определенная информации об использовании способностей специалистов в Америке, но я никогда не видел соответствующих советских данных.1 Следовательно, я был вынужден обратиться к более традиционным, хотя и менее интересным переменным, таким как прирост основного капитала, динамика цен, производительность труда, и т.п., в надежде, что эта хорошо выработанная шахта еще не исчерпана до конца. Не ориентируясь только на специалистов в экономике Советов, я посчитал полезным представить здесь ряд таблиц, содержащих основные факты об обеих экономиках за несколько периодов. Но такие материалы, в их беспристрастной чистоте, читать столь же скучно, сколько и собирать из известных источников.2 Поэтому мой выбор данных был до некоторой степени мотивирован желанием изучить следующие предположения, которые получили импозантное наименование Первая и Вторая гипотезы:

1. Советы прилагали больше усилий для обеспечения экономического роста, чем американцы.

2. Экономический прогресс в Соединенных Штатах развивался широким фронтом без заметного различия между легкой и тяжелой промышленностью, в то время как в Советском Союзе прогресс был очень неравномерен, и на острие прогресса находились отрасли тяжелой промышленности.

Так как ни "усилия", ни "экономический прогресс" не могут быть измерены непосредственно, необходимо предложить для них подходящую замену или приближение. Так, "усилия" будут выражаться здесь величиной инвестируемого валового или чистого национального продукта. В этот показатель, несомненно, входит значительная часть "усилий", но, определенно, не все усилия. Например, не учитываются такие аспекты, как образование, исследовательская и конструкторская деятельность, и другие.3

Аналогично, о секторе экономики говорят, что его "прогресс" опережает другие сектора, если в течение разумно длительного периода времени имеет место хотя бы одно из следующих условий:

a) Цены на продукцию данного сектора снижаются относительно общего уровня цен.
b) Производительность труда в секторе растет быстрее, чем в других секторах экономики.
c) Индекс многофакторной производительности, то есть, скомбинированные некоторым разумным образом производительность труда, капитала и земли (если она имеет отношение к сектору), ведет себя аналогичным образом.4

Из этих трех индикаторов, именно индекс многофакторной производительности (c) представляет собой лучшее приближение к тому, что мы интуитивно воспринимаем, как прогресс экономики, чем остальные два. Производительность труда сама по себе может расти благодаря простой замене труда капиталом, в то время как цены на продукцию производства подвержены влиянию не только его внутреннего развития, но и ценовой политики (особенно в Советском Союзе), равно как цен на сырье и материалы, и спроса на продукцию. Обычно все три индикатора указывают в одном и том же направлении (например, цены снижаются, а обе производительности возрастают).5 Здесь они приведены, поскольку относительная сложность их получения растет от самого слабого (a) к более сильному (b), и к (с). Как бы мы не хотели работать только с (с), отсутствие данных будет часто вынуждать нас удовлетворяться условием (b), или даже (a).

Невозможно разделить экономику на производство потребительских товаров и индустрию средств производства с какой-либо степенью точности, потому что многие предприятия действуют в обоих этих направлениях. Поэтому, тяжелая промышленность обычно представлена машиностроением (или производством продукции с длительным сроком эксплуатации) и строительством ("окончательный" основной капитал). Оценки производительности в строительстве настолько ненадежны, что мы вынуждены ограничить сектор тяжелой промышленности только машиностроением.6 Но даже эта отрасль будет определена не совсем точно и (в зависимости от доступных данных) иногда будет появляться в наших таблицах, как "машинное оборудование и сопутствующие продукты", "гражданское машиностроение, и даже, как "металлы и металлическая продукция". Еще более усложняет проблему недостаток информации о выпуске машин и оборудования, применявшихся в Советском Союзе для военных целей. Как ни трактовать это снаряжение, страдает надежность оценок производительности труда (и многофакторной производительности) в данной отрасли. Если их включить, то будет искажен числитель в отношении производства к затратам труда, а их исключение искажает знаменатель этого отношения, потому что мы не знаем, какое конкретное количество труда исключено из рассмотрения.7 Поскольку производительность в машиностроительной отрасли является наиболее важной переменной данного эссе, такая ситуация весьма неудачна.

И это лишь одна из многих трудностей. В ранних вариантах рукописи я пытался перечислить их, но это привело лишь к тому, что на шести написанных мной страницах уместилась едва ли десятая их часть. Но шестьдесят страниц оговорок, предупреждений и жалоб - это, определенно, больше того, что может выдержать кто угодно. Поэтому, я полностью отказался от этой идеи, оставив только вышеприведенные замечания. Вместо этого я приводу несколько коротких комментариев и замечаний, непосредственно относящихся к каждой таблице. Более подробно соответствующие оговорки приводятся в использованных источниках. Однако мне удалось избежать некоторых проблем, ограничив мое сравнение относительными величинами, выраженными, как соотношения других переменных для той же самой страны. Но при этом сохранилось достаточно сложностей, чтобы читатель не воспринимал данное эссе с излишней серьезностью, и относился к нему, просто как к эксперименту исследования в области сравнительной экономики.

Чтобы избавить читателей от дальнейших разочарований, я должен сейчас сказать, что из двух моих гипотез, а именно, Первая гипотеза, относящаяся к относительной величине прироста основного капитала в двух странах, была настолько хорошо подкреплена эмпирическими данными, что ее проверка стала почти тривиальной. Она будет обсуждаться здесь лишь вкратце. Вторая гипотеза, о различных скоростях экономического прогресса, более интересна, и как исторический феномен, и как аналитическая задача. Но несколько моих попыток, предпринятых для ее проверки, достигли весьма скромного успеха. Эти две гипотезы выглядят независимыми друг от друга, и именно так они трактуются в советской литературе. Если ключом развития экономики (или, хотя бы одним из важных ключей) является прирост основного капитала, то можно ожидать, что машиностроительная отрасль образует острие экономического роста.8 Но все не так просто. Мы еще вернемся к этому вопросу в Части III.

II



Первые четыре таблицы представляют совокупную картину экономического развития двух стран. Таблица 9.1 показывает относительную величину прироста основного капитала в отношении к национальному продукту. Колонка 1 таблицы не требует комментариев, за исключением того, что указывает на существование незначительной тенденции к росту в Советском Союзе и на ее отсутствие в Соединенных Штатах. Данные по Советам в колонке 2 были скорректированы за счет удаления налога с оборота - основного источника дохода правительства - как из числителя, так и из знаменателя. Это связано с тем, что эти налоги ложатся, в основном на потребителя, а не на капитал и товары. По сравнению с колонкой 1 каждый показатель в колоне 2 оказался увеличенным на несколько процентов, и тенденция роста стала более крутой, острее показывая преимущества Советов над Соединенными Штатами. Но колонка 2 может преувеличивать это различие, поскольку американские косвенные налоги, также налагаемые в основном на потребительские товары, удалены не были.9
Перевод советских данных в колонке 2 и американских данных в колонке 1 на постоянные цены за счет соответствующих индексов цен, выявляет различие между двумя этими странами. Тенденция к росту советских показателей стала намного сильнее, хотя основная часть роста происходила в период между 1928 и 1937 годами. В Соединенных Штатах мы теперь видим тенденцию к спаду. Но к этому вопросу мы еще вернемся.

Колонка 5 дает соответствующие отношения чистой амортизации. Для Советского Союза снижение с валовых величин до чистых отношений невелико, и составляет не более четвертой части, но для Соединенных Штатов, особенно в последние десятилетия, эта разница очень заметна. Она вызвана относительно низким темпом прироста основного капитала в стране.10

Таким образом, данные в колонках 3 и 5 (и в колонке 1, собственно говоря), показывают, что Советы прикладывали больше "усилий", в соответствии с приведенным определением. Выбор читателя между колонками 3 и 5 будет зависеть от его отношению к приросту капитала. Если прирост осуществляется за счет увеличения основных фондов, читатель выберет колонку 5. Если прирост капитала является инструментом для внедрения новых технологий в промышленность, он предпочтет колонку 3. Я бы выбрал компромисс, но я склоняюсь к колонке 3.11

В Советском Союзе величина прироста капитала (или, по крайней мере, основная часть этой величины), предположительно, определяется планирующим органами, согласно освещению в их собственных публикациях. Она ограничена существующими возможностями тяжелой промышленности (если не существует дополнительного импорта). Такое ограничение редко действует в Соединенных Штатах. Здесь прирост капитала ограничен либо склонностью населения к экономии, либо желаниями бизнеса к инвестициям, либо и тем, и другим. Согласно работе Саймона Кузнеца (Simon Kuznets), первое ограничение, могло быть эффективным после Первой мировой войны, но не сейчас. Я могу рискнуть, и предположить, что низкий показатель прироста капитала в США за последние десятилетия был вызван (1) технологическими процессами, позволяющими экономить затраты, что снизило потребности в капитале на единицу продукции, и (2) широко распространенной недогрузкой мощностей, что делает инвестиции менее доходными с точки зрения фирм.12


Таблица 9.1 Относительные величины прироста основного капитала в СССР и США



a) Колонка 2 представляет значение колонки 1, выраженное с учетом индекса цены рублей, находившихся в обращении. Влияние налогов с оборота и субсидий было устранено.
b) Колонка 4 является отношением неявного дефлятора прироста капитала к национальному продукту, полученное делением колонки 2 на колонку 3.
c) Колонка 4 содержит отношение неявного дефлятора прироста капитала к национальному продукту, полученное деление колонки 1 на колонку 3

Источники:

Первая часть (СССР), колонки 1-3, и 5:
Abram Bergson, "The Real National Income of Soviet Russia Since 1928" (Cambridge, Mass.,1961), таблицы 3, 22, 62, 82, pp. 46, 128, 237, 300; Abram Bergson, "Soviet National Income," Доклад на Конференции по экономике советской индустриализации, "Economics of Soviet Industrialization", Princeton, N.J., May 1961, p. 49.
Nancy Nimitz, "Soviet National Income and Product" 1956-1958, The RAND Corp. RM-3112-PR (Santa Monica, Calif., June 1962), таблицы 3 и 6, pp. 11, 17.
Вторая часть (США), колонки 1,3, и 5:
Simon Kuznets, "Capital in the American Economy: Its Formation and Financing" (Princeton, N.J., 1961), таблицы 8 и 9, pp. 92-3, 95-6. Использованы концепции Министерства торговли.


Однако наиболее интересной частью таблицы 9.1, по моему мнению, являются не колонки 3 или 5, а колонка 4. Она показывает, что в Советском Союзе цены на продукцию тяжелой промышленности демонстрировали резкое падение с 1928 по 1937 годы, но после этого времени оставались более или менее стабильными по сравнению с общим уровнем цен. В Соединенных Штатах имел место непрерывный рост, особенно в последнее время.

Таблица 9.2. Движение цен на составляющие валового национального продукта, СССР и США



a) Цены СССР могут быть определены более точно, как показатели прямых издержек в ценах 1937 года на единицу продукции для различных составляющих ВНП.
b) За исключением импортируемого оборудования, что было важно в 1928 и 1944 годах.
c) Включает государственное строительство, но не включает чистые изменения уровней запасов и иностранные инвестиции.

Источники:
Первая часть (СССР), колонки 1-4:
Abram Bergson, "The Real National Income of Soviet Russia Since 1928" (Cambridge, Mass., 1961), таблицы, 63, E-3, F-l. F-4, pp. 238, 367, 381, 388.
Вторая часть (США), колонки 1-4:
R. A. Gordon, "Differential Changes in the Prices of Consumers' and Capital Goods," The American Economic Review,
vol. LI (December 1961), таблицы 1, 4, pp. 938, 946.

В Таблице 9.2 представлены дополнительные детали. В обеих странах быстро росли цены на строительство (в Советском Союзе после 1937 года), но в Советском Союзе их рост был искажен снижением цен на машинное оборудование (в отношении к общему уровню цен). В Соединенных Штатах цены на машины и оборудование не падали (и даже росли в период с 1929 по 1959 годы). Следовательно, цены на всю продукцию тяжелой промышленности росли быстрее, чем другие цены.13

Даже не включая строительство (по причинам, которые были объяснены выше), мы можем с некоторой долей удовлетворения заметить, что поведение цен на продукцию машиностроения в обеих странах оказывают некоторую поддержку Второй гипотезе, принимая во внимание относительно более быстрый экономический прогресс в машиностроении у Советов по сравнению с остальной экономикой. К сожалению, это подтверждает гипотезу в ее наиболее слабой форме (а).

Таблица 9.3 предназначена не для проверки каких-либо гипотез, она приведена, чтобы предоставить общую информацию. Но даже здесь мы замечаем относительно ровный характер развития американской экономики, и яркие контрасты у Советов. Темп роста национального продукта и промышленной продукции у них определенно впечатляет, как сам по себе, так и в сравнении с тем, что демонстрировала Америка. Годовой рост национального продукта на 5.2 процента в период "эффективных лет" с 1928 по 1955 годы, и 8.0 процента роста промышленного производства редко достигался или превышался в любой другой стране. И было бы вполне обоснованно вычитать не четыре года из периода 1928-55 годов, учитывая Вторую мировую войну, а восемь (так как довоенные уровни производства были достигнуты только в конце 1940-х и начале 1950-х годов), что еще более увеличило бы показатели роста.14 В противоположность этому, сельское хозяйство до 1950 года имело невысокие показатели, и достигнутые им рекорды за 1928-58 годы вряд ли можно считать вдохновляющими. Не очень стоит, мягко говоря, гордиться и потреблением на душу населения. Мы теперь можем видеть ту цену, которую пришлось заплатить за быстрый прирост основного капитала.

Если показатели роста национального продукта на душу населения все еще остаются впечатляющими, то показатели на одного работающего впечатляют намного меньше. Здесь преимущество Советов над американской производительностью невелико (и почти полностью исчезает в следующей таблице). Все это преимущество было создано после 1950 года. Похоже на то, что быстрый рост промышленного производства у Советов перед Второй мировой войной был достигнут не столько благодаря "прогрессу в экономике", сколько за счет увеличения вложений. Такое ощущение усиливается данными в таблице 9.4.

Здесь мы видим, что рост национального продукта на одного работающего, скорректированный для учета времени работы вне сельского хозяйства, до 1950 года в Советском Союзе был ниже, чем в Соединенных Штатах. Кроме того, заслуживающий уважения показатель среднего роста в 2.4 процента в "эффективные годы" 1928-58, был создан быстрым подъемом после 1950 года. Даже отличные показатели Советов в 1950-58 годах, значительно превосходящие Америку, имеют такой же порядок величины, как в Германии и Японии.15

Поведение фондоотдачи у Советов (показателя, обратного к отношению капитал-продукция), которое демонстрируется во второй строке Таблицы 9.4, заметно отличается от поведения соответствующих американских показателей. В каждый период, за исключением 1940-50 (который вряд ли следует рассматривать) фондоотдача падала даже в "золотые годы" 1950-58. Американская картина зависит, до определенной степени, от используемых источников. Например, Kendrick обнаружил рост фондоотдачи (в частном секторе внутренней экономики) в каждом отрезке времени, который он изучал в периоде с 1899 по 1953 годы. Согласно Кузнецу, фондоотдача падала с 1869-70 примерно до 1919 года (в зависимости от того, какой из нескольких предложенных им вариантов выбрать), и росла после этого (за исключением великого недоиспользования капитала во время депрессии 1930-х годов). Ниже приводится его объяснение этого феномена:


... Высокое значение отношения капитала к продукции (обратное к фондоотдаче), скорее всего, может быть обнаружено на ранних стадиях роста, когда экстенсивное развитие идет с высокой скоростью, и наращивается заранее, обгоняя текущие потребности. В таких отраслях относительный рост выпуска продукции чаще происходит с большой скоростью, и именно в таких отраслях, при равных других условиях, отношения капитала к выпущенной продукции, чаще снижается наиболее резко.16


Таблица 9.3 Средний годовой процент роста основных экономических индикаторов для СССР и США a



a) Средние годовые показатели роста рассчитаны по формуле сложных процентов
b) Учитывается не 27, а только 23 года
c) Территория 1939 года
d) Выпуск продукции в ценах 1937 года
e) Показатели продукции на работающего не учитывают вариаций в продолжительности рабочего дня. Такие скорректированные показатели имеют тенденцию снижать показатели СССР и при этом незначительно увеличивать данные для США. См. Bergson, таблица 75, p. 273.
f) Индекс Федерального резерва

Источники:
Первая часть (СССР), колонки 1-8:
Abram Bergson, "The Real National Income of Soviet Russia Since 1928" (Cambridge, Mass., 1961), таблицы 71, 72, 74, 78, pp. 261, 264, 271, 284; G. Warren Nutter, "The Growth of Industrial Production in the Soviet Union" (Princeton, N.J., 1962), таблицы 30, 35, pp. 150, 163; Norman M. Kaplan and Richard H. Moorsteen, "Indexes of Soviet Industrial Output", The RAND Corp. RM-2495 (Santa Monica, Calif.' May 1960), Vol. II, таблицы 22 и 31, pp. 235, 248.
D. Gale Johnson, "Soviet Agriculture," доклад на конференции по экономики советской индустриализации "Conference on Economics of Soviet Industrialization", Princeton, N.J., May 1961, таблица 3, p. 26.
Вторая часть (США), колонки 1-8:
Bergson, цитируемая работа, таблицы 71, 72, 74, 78, pp. 261, 264, 271, 284; Nutter, цитируемая работа, таблицы 61, 62, pp. 227, 229; "Statistical Abstract of the United States", 1961, таблица 1086, p. 778.

Таблица 9.4. Средние годовые процентные показатели роста основных индексов производстваa



a) Средние годовые показатели роста вычислены по формуле сложных процентов в первой части и по формуле геометрической прогрессии во второй части, путем сравнения первого и последнего годов.
b) Вместо 30 лет берется 26 лет
c) Пренебрежимо мало
d) Единица избранных затрат представляет собой средневзвешенную сумму труда, воспроизводимого основного капитала, земельных угодий и стад домашнего скота.
e) Только для частного сектора

Источники:

Первая часть, колонки 1-10: Abram Bergson, "Soviet National Income," доклад на конференции по экономике советской индустриализации, Conference on Economics of Soviet Industrialization, Princeton, N.J., May 1961, таблица 2, p. 7.
Вторая часть, колонки 2-6: статья Evsey Domar "Economic Growth and Productivity in the United States, Canada, United Kingdom, Germany and Japan in the Post-War Period" (Capitalism, socialism, and serfdom. Cambridge University Press, 2008. p. 91-106) таблицы 6.4, 6.6, 6.7, The RAND Corporation P-2248 (Santa Monica, Calif., March 15, 1961), pp. 65-67.


Советский опыт может очень хорошо согласовываться с объяснениями, которые привел Кузнец, но немного удивляет то, что вместо того, чтобы начинать расти, фондоотдача с 1950 года падала. Возможно, высокие показатели прироста капитала привели к чувствительному снижению прибыли на капитал, хотя в снижении прибыли на вложенный капитал нет ничего плохого (это наиболее любимый закон в традиционных экономиках), по крайней мере, до определенной степени. Похоже, что средняя фондоотдача в других странах имела за последние годы величину одного порядка. Советский Союз должен был начать с высокой производительности и постепенно более или менее снизится до существующего уровня Америки.17 Было бы весьма поучительно понаблюдать за будущим развитием.

Из нескольких составляющих прироста основного капитала Советов, больше всего озадачивает поведение материально-производственных запасов. Обычно представляется, что советская экономика, всегда несущаяся на всех парах, постоянно испытывает недостаток таких запасов. Тем не менее, доля материальных запасов в приросте основного капитала в 1955 году (в ценах 1937 года) составляла 13.2 процента, что намного выше соответствующего показателя для Америки (в ценах 1929 года), составившего в 1946-1950 годах 7.0 процентов. Хотя нужно отметить, что в предшествующие периоды эта доля в экономике Америки была выше.18

Более важным является отношение запаса материалов к валовому национальному продукту. В 1958 году у Советов это отношение составляло около 40 процентов, против 30 процентов в Соединенных Штатах.19 Это достаточно странно, так как Советский Союз относительно богаче по запасам. Но еще более удивительны эти же соотношения в торговле. В оптовой торговле в 1960 году они почти одинаковы в обеих странах. Но в розничной торговле запасы Советского Союза соответствовали 85 дням продаж, в то время как Америке удавалось удерживать их на уровне 36 дней (в предположении 26-дневного месяца). Более того, у Советов это соотношение увеличилось с 40 дней в 1937 году, хотя и имело место небольшое снижение с 92 дней в 1959 году.20 Поскольку советская торговля является одним из наиболее запущенных секторов экономики, можно только удивляться этим значительным запасам. По этому поводу сделаем несколько коротких комментариев.

Последняя строка в Таблице 9.4 показывает рост общей производительности (отношение выпускаемой продукции к определенной комбинации ряда производственных факторов), который является нашим ближайшим приближением понятия "экономический прогресс".21 Поразительно, но за исключением периода 1950-58 годов, каждый показатель роста у Советов был ниже, чем у Америки, независимо от выбранного периода. Показатели 1950-58 года у Советов составили 2.7 процента. Это достаточно хорошая величина, она выше любого показателя Америки, но даже она оказывается меньше соответствующих показателей Германии и Японии, приведенных в конце таблицы. Наше ранее представление о том, что рост экономики Советов, особенно перед началом Второй мировой войны, меньше зависел от "прогресса", а больше от затрат, теперь еще сильнее укрепилось22.

Распределение трудовых ресурсов в двух странах по секторам экономики, которое является стандартной темой в большинстве экономических исследований, приведено в Таблице 9.5. Важность этого распределения (по крайней мере, для наших целей) невелика. Большая концентрация труда в конкретном секторе экономики может свидетельствовать либо о важности этого сектора (и даже о его эффективности, если он участвует в международной торговле), либо о низкой производительности труда. Доля американского труда, вовлеченного в промышленность (добывающую и обрабатывающую) в 1960 году, несколько превышает достигнутые Советами в 1959 году 20.9 процентов. Но последний показатель быстро рос, и различие должно выглядеть меньше, если брать во внимание, что производимые промышленности продукты поступают в относительно крупное сельское хозяйство Америки.

Возможно, наиболее поразительной деталью этой таблицы является очень высокая концентрация трудовых ресурсов в советском сельском хозяйстве. Это 46.3 процента, в то время как в США данный показатель составляет только 6.7 процента. По только что указанным причинам, эти два показателя (как и большинство наших величин) нельзя сравнивать в строгом смысле. Работники сельского хозяйства у Советов тратили часть своего времени на деятельность, не связанную с самим сельским хозяйством (см. замечания к таблице), но даже наиболее интенсивные корректировки оставляют Советский Союз с раздувшимся объемом трудовых ресурсов в сельском хозяйстве. Это явно не гармонирует с общим уровнем развития в стране. Контраст между двумя странами станет еще более выраженным, если мы учтем нехватку продовольствия у Советов, и его избыток в Америке.

Другое поразительное различие между двумя странами лежит в доле трудовых ресурсов, занятых в торговле и общественном питании. В Советском Союзе это всего 4.6 процента, в то время как в Соединенных Штатах этот показатель достигал 22.4 процента, с учетом финансов, недвижимости и страхования. Если эти сектора опустить, то показатель будет равен 18.2 процента. Аналогично, оплата труда составляла в советской розничной торговле в 1960 году только 2.2 процента, в то время как в Соединенных Штатах она почти достигала 13 процентов.23 С учетом предыдущего обсуждения участия запасов в розничной торговле двух стран, это сравнение приводит к неожиданному выводу о том, что высокоразвитая торговля в Америке имела относительно высокую интенсивность затрат труда и экономила капитал, в то время как для СССР верно как раз обратное. Ситуация прямо противоположная той, которую мог бы ожидать теоретик в экономике. Возможно, эта загадка может быть объяснена нежеланием Советов выделять основные фонды (запасы) на розничную торговлю. Но почему материальные запасы столь высоки? Трудно не видеть в этом всего лишь плохую организацию советской системы распределения.24


Таблица 9.5 Процентное распределение людей, занятых в разных секторах экономики в СССР и США



a) Рабочая сила в сельском хозяйстве может быть вовлечена в деятельность, не относящуюся непосредственно к сельскому хозяйству. В 1959 году такими видами деятельности были (в процентах ко всем занятым в стране) следующие: машинно-тракторные и ремонтные станции - 0.5 процентов; лесное хозяйство - 0.4 процента; образование, культура и здравоохранение - 1.3 процента; производство и строительство - 1.7 процента; охота и рыболовство - 0.5 процента. Вместе они составляли 4.4. процента деятельности, не связанной с сельским хозяйством. К этой величине следует добавить неизвестное число людей, занятых в торговле. Возможно, включение всех этих видов деятельности в сельскохозяйственную деятельность и обеспечивает основное различие между данными в колонке 4 и официальной статистикой в колонке 5.
b) Данные для 1870-1940 годов, представленные в "Historical Statistics of the U.S., Colonial Times to 1957", получены из ряда источников и не сопоставимы между собой.
c) Сравнение двух колонок для 1940 года показывает отсутствие полной сопоставимости этих двух наборов данных.
d) Для первых двух колонок отсутствуют специально выделенные места для общественного питания Возможно, они были включены в группу "Не распределенные". В колонках 5 и 6 показатели дл общественного питания имеют значение 2.5 и 2.8 процента, соответственно, от общей занятости населения.

Источники:

Первая часть (СССР), колонки 1-4: Murray S. Weitzman и Andrew Elias, "The Magnitude and Distribution of Civilian Employment in the U.S.S.R: 1928-1959", U.S. Bureau of the Census, International Population Reports Series P-95, No. 58 (Washington, D.C., April 1961), таблица 2, p. 58;
Колонка 5: "Народное хозяйство СССР в 1960 году, стр. 26.
Вторая часть (США), колонки 1-4: "Historical Statistics of the U.S., Colonial Times to 1957" (Washington, D.C., 1960), U.S. Bureau of the Census, Series D 57-71, p. 74;
Колонки 5-6: "U.S. Census of Population: 1960. General Social and Economic Characteristics, U.S. Summary", U.S. Bureau of the Census, Final Report PC (1)-1C (Washington, D.C., 1962), таблица 92, p. 1-223.

Но достаточно о трудовых резервах. В Таблице 9.6 приведено распределение капитала. Это была бы одна из наиболее интересных таблиц, если бы ее данные не были подпорчены отсутствием сравнения. Данные Советов включают амортизацию, американские данные - чистые. Первые были получены из переписи, проведенной в 1959-1960 годах, и основаны на ценах 1955 года.


Таблица 9.6. Распределение основного капитала в СССР и США (проценты от общей величины)



a) Капитал оценивается в ценах на 1 июля 1955 года
b) Кроме животноводства
c) Состоит, в основном, из торговли и обслуживания

Источники:
Norman M. Kaplan, "The Stock of Soviet Capital on January 1,1960," доклад на конференции по экономики советской индустриализации, Conference on Economics of Soviet Industrialization, Princeton, N.J., May 1961, The RAND Corp. P-2248 (Santa Monica, Calif., March 15, 1961), таблица 5.5, p. 48.


Таблица 9.7. Процентное распределение валовых инвестиций в основной капитал
в СССР и США, 1950-59 годы




a) За исключением запасов
b) За исключением правительственных закупок оборудования для военных целей, для государственных производств, независимых государственных агентств, для административного применения, и транспорта.
c) За исключением строений на фермах
d) В том числе и строения ферм

Источники: Колонки 1-2: Central Intelligence Agency, "A Comparison of Capital Investment in the U.S. and the USSR 1950-59" (Washington, D.C., February 1961), Tables 4, 10, pp. 33, 41.

Эта работа была проведена довольно аккуратно, и полученные результаты, видимо, больше заслуживают доверия, чем данные по Америке, основанные на различных, и менее надежных методах, слишком сложных, чтобы их описывать здесь.25 Пренебрегая этими (и всеми другими) сложностями, мы видим, что Советский Союз проводил инвестиции в промышленность, выделяя более высокую долю капитала - 28.3 процента против 19.6 процентов в Соединенных Штатах в 1948 году, что определенно не является неожиданностью. Также нет ничего странного в том, что Америка больше вкладывала средств в "прочий" сектор (в основном, в торговлю и обслуживание). Но вот почти равные доли капитальных инвестиций в жилищное обслуживание оказались неожиданными. Norman Kaplan, автор данного сравнения, экспериментировал с несколькими корректировками, из которых наиболее важной оказалась та, в которой в качестве базисных цен использовались цены 1948 года вместо цен 1929 года. Используя эту корректировку, ему, наконец, удалось поднять американские данные до 40 процентов благодаря относительному росту цен на строительство.26 С другой стороны, распределение валовых инвестиций основного капитала в двух странах в 1950-59 годах в ценах 1955 года, приведенное в Таблице 9.7, показывает, что доля инвестиций, которые Америка выделяла на жилищное строительство, не сильно превышает долю Советов. Но, видимо, наше удивление можно легко объяснить: будучи под сильным впечатлением от неадекватности жилищного строительства Советов, мы просто забыли о том, что вся экономика страны имела относительно небольшой капитал.

Относительные величины капитала в сельском хозяйстве в двух странах не очень отличаются друг от друга. Но если их выразить в отношении к распределению трудовых ресурсов, как сделано в Таблице 9.8, то различие становится весьма заметным.

Оценки потока недавних инвестиций менее зависимы и более надежны, чем оценки основного капитала, хотя они и служат различным целям. Короткое сравнение такого рода приведено в Таблице 9.7. Оно подтверждает общие результаты таблицы 9.6: в Советском Союзе основная доля инвестиций направлялась на производство (40.4 процента), затем шли жилищное строительство (22.0 процента) и сельское хозяйство (17.0) процентов. В Соединенных Штатах сразу за промышленностью следуют жилищное строительство и "прочие" секторы.

На этом мы заканчиваем обсуждение общего фона. Давайте вернемся ко Второй гипотезе. Косвенным образом с ней связаны Таблицы 9.8 и 9.9: они основаны на предположении (с которым читатель может и не согласиться). Предполагается, что если конкретная отрасль Советов относительно лучше обеспечена капиталом (Таблица 9.8) или инженерами (Таблица 9.9) по сравнению с аналогичной отраслью в США, то эта отрасль будет демонстрировать относительно более быстрый прогресс. Так, колонки 2 и 6 в Таблице 9.8 показывают отношение долей капитала, инвестированного в данный сектор (колонки 12 и 4), к доле трудовых ресурсов, задействованных в этом секторе экономики (колонки 2 и 5). Или, что более интересно для нас, отношение капитала на одного работающего в данном секторе, к капиталу на одного работающего во всей экономике.27 Если это отношение равно единице, то обеспеченность капиталом людей, работающих в данном секторе, равна среднему отношению капитала к одному работающему по всей экономике. Если отношение превышает единицу, то данный сектор обеспечен капиталом лучше, чем в среднем вся экономика. Естественно, здесь не делается никаких прямых сравнений абсолютного объема капитала на одного работающего в любой отрасли в двух странах.

В верхней части таблицы 9.8 привлекают внимание две пары величин. Во-первых, в Советском Союзе на среднего промышленного рабочего приходится больше капитала по отношению к среднему рабочему во всей экономике Советов, чем на его американского коллегу. Вполне ожидаемо, что планирующие органы Советского Союза считали свою промышленность более важной, чем это делал рыночный механизм Америки. Во-вторых, относительный объем капитала на одного сельскохозяйственного рабочего в Советском Союзе действительно ниже, составляя 0.32, или не более трети от соответствующего отношения для США. По поводу организационных препятствий высокой производительности труда в советском сельском хозяйстве было немало написано. И многое из написанного соответствует истине, но меньше внимания уделялось скудности капитала в сельском хозяйстве у Советов.

Более приятно обнаружить более высокое соотношение в металлургической промышленности у Советов, по сравнению с американцами. Это 1.0 и 0.72, соответственно.
Это - то самое допущение в пользу Второй гипотезы, которое я искал. Но немного подождем, пока не приступим к Таблице 9.9.28

Перед тем, как мы покинем Таблицу 9.8, отметим явно положительную, хотя и не очень сильную корреляцию между соответствующими отношениями в колонках 3 и 6 в нижней половине таблицы. Она позволяет предположить, что отношения капитала к труду определяется, по крайней мере, до некоторой степени, природой каждой промышленности. На этом фоне различия между парами отношения становится менее значимыми. Но мы настолько мало изучили данные в таблице, что лучше не настаивать на этом.

Структура Таблицы 9.9 аналогична Таблице 9.8, за исключением того, что вместо капитала используются задействованные в отрасли инженеры.29 К сожалению, исследовательская и конструкторская деятельность в двух рассматриваемых странах организована различным образом: в Советском Союзе она обычно осуществляется специализированными организациями, не входящими в отдельные предприятия, в то время как в Соединенных Штатах основная часть такой работы выполняется внутри фирм. Не имея достаточной информации о распределении советских инженеров по отраслям промышленности, я вынужден был исключить из своих данных американских инженеров, выполняющих исследовательские и конструкторские работы. Эта корректировка лишила таблицу основной части ее смысла. Чтобы еще усложнить проблему, инженеры в двух странах, даже когда работают на предприятиях, часто выполняют не инженерные функции (например, административная работа в Советском Союзе, продажи и услуги для покупателей в Соединенных Штатах). При этих обстоятельствах, возможно, лучше было бы сэкономить место, и просто убрать таблицу 9.9. И я бы так и поступил, если бы результаты в этой таблице не противоречили моим надеждам. Относительное соотношение инженеров и общего количества людей, занятых в машиностроении и металлообработке в Соединенных Штатах оказалось выше, чем в Советском Союзе. Возможно, это было связано с интенсивным использованием инженеров в американской авиационной промышленности. Я не знаю, относится ли в Советском Союзе эта отрасль к машиностроению и металлообработке. Но поскольку я не делаю акцента на положительных результатах Таблицы 9.8, то надеюсь, что читатель так же не будет акцентироваться на отрицательных результатах Таблицы 9.9. Давайте дождемся результатов исследования, выполняемого Korol.30


Таблица 9.8. Относительное распределение капитала и труда, СССР и США



a) Исключая животноводство
b) Валовая амортизация
c) Чистая амортизация
d) Исключая домостроение на фермах
e) Исключая электроэнергию
f) Эквивалент человеко-года при полной занятости, исключая не получающих оплату рабочих в семье

Источники:
Первая часть:

колонки 1,4: Norman M. Kaplan, "The Stock of Soviet Capital on January 1, 1960," доклад на конференции по экономике советской индустриализации, Conference on Economics of Soviet Industrialization, Princeton, N.J., May 1961, The RAND Corp. P-2248 (Santa Monica, Calif., March 15, 1961), таблица 5.5 p. 48;
колонка 2: Murray S. Weitzman and Andrew Elias, "The Magnitude and Distribution of Civilian Employment in the U.S.S.R : 1928-1959" U.S. Bureau of the Census, International Population Reports Series P-95, No. 58 (Washington, D.C., April 1961), таблица 2, p. 58;
колонка 5: "U.S. Department of Commerce, National Income" 1954 Edition (Washington, D.C., 1954), Table 28, pp. 202-03.

Вторая часть:
колонки 1,4: Kaplan, цитируемая работа, таблица 5.6, p. 57;
колонка 2: Weitzman и Elias, цитируемая работа, таблица 7, pp. 71-72;
колонка 5: U S Department of Commerce, цитируемое издание, таблица 28, pp. 202-03.


Таблица 9.9 Относительное распределение инженеров в промышленности,
СССР и СШАa




a) Используемая в таблицах классификация весьма приблизительная. В этих двух странах различается не только классификация, даже распределение инженеров и общих занятых работников в каждой стране может не быть совместимым.
b) Только инженеры, работающие на промышленных предприятиях
c) Исключая электрические и теплоснабжающие отрасли
d) Исключая инженеров, занятых исследовательскими и конструкторскими работами
e) Включая торф
f) Включая сланцевый и природный газ
g) Включая профессиональные и научные отрасли

Источники:
колонка 1: "Высшее образование в СССР", 1960 г, стр. 56
колонка 2: Murray S. Weitzman and Andrew Elias, "The Magnitude and Distribution of Civilian Employment in thee USSR: 1928-1959", U.S. Bureau of the Census, International Population Reports, Series P-55, No 58 (Washington, D.C., 1961), таблица 7, pp/ 71-72
колонка 4: National Science Foundation, "Scientific and Technical Personnel in Industry, 1960" (Washington, D.C., 1962), таблицы A-l, A-10, pp. 20, 28;
колонка 5: "Statistical Abstract of the United States, 1961", таблица 279, pp. 109-10

Мы можем заметить, что колонки 3 и 6 в данной таблице также показывают некоторую положительную корреляцию (как и в Таблице 9.8). Так что относительная занятость инженеров в обеих странах до некоторой степени зависит от характеристик каждой отрасли промышленности.

Даже если бы данные в Таблицах 9.8 и 9.9 были полностью надежными (при условии, что такие данные вообще существуют), и четко указывали в правильном (для моей гипотезы) направлении, они бы просто говорили нам о том, что определенные отрасли промышленности обеспечиваются относительно хорошо или относительно плохо (капиталами и инженерами). Они все рано не указывали бы на то, как эти капиталы и инженеры используются, и не показывали отношения, или любые другие связи между затратами и результатами. Мы даже не можем оценить индекс многофакторной производительности для ряда отраслей советской промышленности - самое сильное из трех наших приближений к экономическому прогрессу - и должны пользоваться только производительностью труда. Такая замена не является большой потерей, так как обе производительности обычно тесно связаны, и все это приемлемо, если наши оценки производительности труда обоснованны.31 Но достаточно печально, что мы далеко не уверены в такой обоснованности по ряду причин, которые, за исключением проблемы с вооружениями, мы согласились не обсуждать.

Если читатель после всех этих предупреждений все еще хочет взглянуть на Таблицу 9.10, то в ее верхней ее части он обнаружит, что в СССР, за весь период с 1928 по 1955 годы производительность на одного человека, занятого в машиностроении и выпуске смежных продуктов (также как и в гражданском машиностроении и оборудовании), росла быстрее, чем в других отраслях. Это было бы наиболее ободряющее открытие, если бы при более внимательном рассмотрении данных не выявлялся ряд искажающих моментов. Расцвет машиностроения пришелся на 1928-1940 годы, период, данные по которому, из-за резких структурных изменений экономики особенно сложно интерпретировать и использовать. Опуская интервал 1940-50 годов из-за войны, мы не обнаруживаем особо заметного прогресса в советском машиностроении в оставшийся период с 1950 по 1955 годы. Наоборот, производительность в этой отрасли росла медленнее, чем почти во всех остальных отраслях, и даже медленнее, чем в производстве тканей и продуктов питания, хотя отрицательный рост гражданского машиностроения (-2.0 процентов) выглядит несколько странно. Потому, свидетельствуют ли эти данные в нашу пользу, или против нас, зависит от выбора периода, что не является успокаивающей мыслью. Больше пользы можно получить от официальных советских показателей: здесь производительность в машиностроении четко выделяется и в 1940 - 1960-х, и в 1950 - 1960-х годах, и такая помощь могла бы приветствоваться, если бы не ее неопределенная природа (сравните официальные показатели со значениями Kaplan-Moorsteen в колонках 3 и 4). Если читатель обескуражен этой последней таблицей, то мы хотя бы предупредили его.

Хотя наша количественная проверка не была особенно успешной, мы можем получить определенное подкрепление от неколичественных выводов, к которым пришел Richard Moorsteen, наш самый способный исследователь советского машиностроения. Он заявляет:


"...Машиностроение постоянно было наиболее привилегированным сектором советской промышленности с точки зрения финансирования, материалов и персонала, предоставляемым в ее распоряжение. Ее показатели находятся среди лучшего, что могла предложить советская экономика".


Аналогичное мнение высказывает и Nutter.32 Эту точки зрения подкрепляет и общий тон обсуждений в советской литературе. Остается только надеяться, что все они были правы.

Я не предложил аналогичных данных по Соединенным Штатам, так как Kendrick опубликовал прекрасную работу, покрывающую период 1899-1953 годов. Эта работа доступна, и не требует особых комментариев. Его данные по производительности (как производительности труда, так и многофакторной производительности экономики), явно показывают хотя и не ровное, но, тем не менее, устойчивое развитие, в котором


"...Относительное положение или ранги различных групп колебались в более короткие периоды...
Дальнейший анализ позволяет предположить существование тенденции для групп с низким средним рангом к улучшению своего положения в более короткие периоды, в то время как группы с более высоким рангом, начинали отставать".33


Эта схема весьма отличается от того, что мы видели у Советов. Nutter обнаружил, что коэффициент корреляции между показателями роста производимой продукции между двумя странами (в 1913-55 в Советском Союзе и в 1909- 53 годах в Соединенных Штатах) достиг 0.7. Но соответствующая корреляция между показателями роста производительности труда при этом составляла только 0.3 (не достигая уровня значимости даже в 10 процентов).34 Прогресс, достигнутый американской машиностроительной промышленностью (измеряемый любым показателем производительности) был не особенно высоким, и не особенно низким.

Имея эту информацию о Соединенных Штатах, и учитывая, что наша Вторая гипотеза выражена в сравнительных терминах, мы должны просить благородного экзаменатора дать ей проходной балл, но без поощрительной грамоты, по крайней мере, на этом этапе наших знаний.

III



Независимо от нашего успеха или неудачи в проверке Второй гипотезы, зададимся вопросом, способствует ли подразумеваемая в ней политика, которую для удобства мы будем называть Советским методом, экономическому росту в большей степени, чем общее широкое развитие, наблюдаемое в Соединенных Штатах.

Таблица 9.10. Средние годовые процентные показатели роста производительности труда в СССР, 1928-1060 годы. (Производительность на каждого занятого, Nutter, скользящие весаa)



a) Средний годовой рост вычислен по формуле сложных процентов
b) В том числе товары длительного срока пользования и продукция военного назначения
c) Средние годовые показатели роста рассчитаны экспоненциально, с использованием первого и последнего годов.
d) Легкая промышленность

Источники:

Первая часть, колонки 1-4: G. Warren Nutter, "The Growth of Industrial Production in the Soviet Union" (Princeton, N.J., 1962), Table 41, p. 175.
Вторая часть, колонки 1,2: "Народное хозяйство СССР в 1960 году", стр. 162, 231-33;
колонки 3,4: Norman M. Kaplan and Richard H Moorsteen, "Indexes of Soviet Industrial Output", The RAND Corp. RM-2495 (Santa Monica. Calif., May 1960), Vol. II, таблица 46, p. 269.

Статическая теория экономики сильно связанная с предположением, что оптимальное распределение ресурсов требует уравнивания значения предельного продукта в каждом из используемых факторов, должна смотреть с подозрением на советский метод и благосклонно относиться к американскому подходу. Однако наши данные о производительности не связаны ни с валовыми показателями, ни являются предельными. Первый недостаток исправить легко, поскольку данные о валовой производительности получить легче, чем о физической. Но для устранения второго недостатка не существует очевидного средства. Средняя производительность по данному фактору при разном использовании может значительно различаться и расти с разной скоростью, в то время как предельная производительность может двигаться или не двигаться в направлении равенства. Поэтому даже с этой, считающейся неадекватной, точки зрения статической теории, не проявляется явного предпочтения одного метода над другим.

На интуитивном уровне, каким бы рискованным не является такое замечание, я бы рискнул сказать, что непрерывное давление на прогресс одной отрасли и игнорирование другой вряд ли приведет к оптимальному распределению ресурсов, опять же, со статической точки зрения. Даже если отрасль, оставшаяся без внимания, не кажется важной сама по себе (я не оспариваю здесь экономические цели Советов), определенно, должно наступить время, когда даже относительно небольшое увеличение капитала (и, если статические соображения позволят, то и технологического прогресса) к данной отрасли снизят затраты труда. И этот труд способен переместиться в другую отрасль, тем самым, ускоряя общий выпуск продукции быстрее, чем, если бы тот же самый объем капитала был передан отрасли непосредственно. Но на основе данных, представленных в настоящем эссе, мы не можем сказать, была ли эта точка развития достигнута в Советском Союзе.

Как только в дело вступают динамические соображения, интуитивные понятия делаются еще менее надежными, но проблема становится интереснее. Новые и лучшие машины и оборудование, определенно, действуют в качестве важного инструмента прогресса экономики.35 Следовательно, похоже, что советская политика щедрого выделения физических и трудовых ресурсов на машиностроение и смежные производства (если таковые имелись), может быть хорошо защищена.

Но защищена она может быть только при отсутствии других осложнений. Экономический прогресс в машиностроении может принять две более или менее различные формы: (1) лучшая организация процесса машиностроения, и (2) создание и производство лучших машин, с частой сменой их моделей. До некоторой степени, это конкурирующие действия. Поскольку, для улучшения эффективности машиностроения, следует концентрироваться на выпуске в большом объеме в течение долгих периодов времени продукции известных типов. При этом следует стараться избегать переоснащения, реорганизации методов производства, и т.п., что требуется при изменении продукции. При таких условиях, вероятно, что экономический прогресс в машиностроении, как он измеряется всеми тремя нашими приближениями, будет быстрым, по крайней мере, до тех пор, пока не исчерпаются выгоды процесса обучения. Но рост производительности отраслей, использующих выпущенные машины, не обязан быть впечатляющим.

При второй форме, когда производства машин часто нарушается введением новых типов, экономика масштабов более ограничена, и производительность машиностроения не будет расти так быстро, хотя отрасли, использующие машины, будут процветать.

Эти подходы могут проявляться друг в друге, хотя и связанным образом. Так, при первой политике в крупном масштабе производятся относительно простые и универсальные машины. При второй политике машины более специализированы, и даже изготавливаются под требования конкретных заказчиков. Очевидно, что производительность машиностроения, как она обычно измеряется, будет расцветать при первой политике. А производительность использования станков и оборудования - при второй.

Это различие не должно длиться слишком долго, так как, в конце концов, машины создаются при помощи других машин, и полное замораживание существующих типов машин, в конечном счете, остановит рост производительности даже в машиностроении.

Ни в одной из стран не был использован в чистом виде ни один из этих методов - при реалистичных условиях, разница между ними является только вопросом степени - но создается впечатление (хотя впечатления ненадежны), что Советский Союз склонялся в сторону первого метода, а Соединенные Штаты - в сторону второго. Конечно, сегодня Советский Союз производит множество типов оборудования, которое было неизвестно в этой стране в прошлом, но экстенсивное использование стандартизации, и производство неизменяющихся моделей в течение долгого периода времени, о чем говорили Nutter и Moorsteen, является довольно распространенным явлением.36 Возможно, здесь лежит хотя бы часть объяснения относительно более быстрого роста производительности в машиностроении у Советов, пусть даже на начальных этапах (если это имело место).

Но мы снова задаемся вопросом, какой метод, или какая комбинация методов способствует более быстрому росту экономики в целом? Эта наиболее волнующая аналитическая проблема пока еще не решена полностью, однако несколько предварительных замечаний могут быть высказаны на основе экономической теории.37 Кажется разумным ожидать, что оптимальная частота изменения моделей выпускаемого оборудования и новых его типов должна изменяться прямо пропорционально размерам рынка машин и оплаты рабочих, использующих их. При этом она должна изменяться обратно пропорционально росту выгоды (или другой меры дефицита капитала) и компенсации инженерно-технического персонала. Если это так, то недостаточно развитая страна, где испытывается дефицит капитала и технического персонала, если она вообще производит машины и оборудование, должна следовать вначале первому методу, а затем постепенно подмешивать к нему все увеличивающиеся дозы второго метода. В начальный период мы можем быть свидетелями относительно быстрого прогресса в машиностроении по сравнению с остальной экономикой станы. В более поздние периоды это различие будет постепенно снижаться, хотя и нет причин ожидать однородного прогресса во всех отраслях на любой стадии развития страны. Наше изучение верхней части Таблицы 9.10 показывает именно такую схему в Советском Союзе: производительность труда росла быстрее, чем в других отраслях в период с 1928 по 1940 годы, но затем опустилась до средней, или даже ниже средней в 1950-55 годы. Для Соединенных Штатов, очевидно, больше подходил второй метод, как видно из данных о производительности, которые приводит Kendrick. То есть, каждая экономика, похоже, шла верным, хотя и отличающимся от другой экономики, курсом. Из всего множества умозрительных выводов, сделанных в настоящей статье, последнее вытекает из еще не решенной аналитической задачи, и опирается на шаткое эмпирическое основание. Оно является наиболее неопределенным выводом.


От автора:

Статья напечатана по опубликованным трудам Второй Международной Конференции по Экономической Истории, проходивший в Экс-ан-Прованс (Франция) в августе -сентябре 1962 г. Mouton & Co., Paris, 1965, pp. 529-60.

Выражаю большую благодарность Abram Bergson, Norman Kaplan, и Nancy Nimitz, за постоянные разъяснения мне сложных моментов в их работах, и за разрешение использовать их неопубликованные материалы, а также за множество полезных комментариев. Благодарю Leon Trilling для его помощь в составлении распределения инженеров, приведенного в таблице 9.9, и Robert S Lande из Стэнфордского Университета за исправление ошибок в моих таблицах и за общую помощь в исследованиях; H. Pack из МИТ за предварительную работу по сбору материала. Выражаю благодарность корпорации RAND (и особенно, Burton H. Klein и Oleg Hoeffding), а также Центру передовых исследований и поведенческих наук в Стэнфорде за предоставление доступа к их великолепному оборудованию. Никто из них не несет ответственности за мои ошибки в интерпретации данных, и за выводы, даже за правильные.
Я также выражаю благодарность Harvard University Press, National Bureau of Economic Research, RAND Corporation, и The American Economic Review за их великодушное разрешение на воспроизводство материалов из их публикаций.




1 Например, Dael Wolfle, "America's Resources of Specialized Talent" (New York, 1954). Здесь приводится много информации о подготовке, получаемой советскими студентами в разных областях, и о распределении подготовленного персонала по секторам экономики. Но, насколько мне известно, нет информации по производительности различных групп, показанной на тестах способности, если таковые вообще проводились. См. книгу Nicholas DeWitt, "Education and Professional Employment in the U.S.S.R.", National Science Foundation (Washington, D.C., 1961), и сборник "Высшее образование в СССР" (Москва, 1961). Среди таблиц, которые я распространил на Конференции, была одна, "Структура старших курсов ВУЗов СССР и США", взятая из книги DeWitt (таблица IV-51, p. 341). Эта таблица показывает, что около 57 процентов советских выпускников высших учебных заведений относятся к техническим областям. Для сравнения, в США таких студентов только 24 процента. Таблица удалена из окончательной рукописи эссе для экономии места.
Утверждение в тексте основано на неявном предположении, что способности могут быть надежно измерены, что является не совсем бесспорным.
2 Читатель вскоре обнаружит, что, несмотря на большой "объем продукции" данного эссе, измеряемый количеством страниц и таблиц, "добавочная стоимость" произведенная мною, весьма скромна. Данное эссе основано на ряде важных, и по большей части, очень компетентных исследований экономики Советов, выполненных американскими учеными. Официальные советские данные являются сырыми, и их очень трудно использовать, и поэтому здесь дано только небольшое их количество.
3 Всестороннее исследование усилий Советов по НИР и ОКР провел в МИТ Alexander Korol, работа которого финансировалась Национальным научным фондом. ("Soviet Research & Development: Its Organization, Personnel and Funds", Cambridge, Mass., 1965.)
4 Существуют различные расчеты индекса многофакторной производительности, определенной тем или иным образом. Наиболее полной работой, посвященной этому вопросу, является публикация John W. Kendrick, "Productivity Trends in the United States" (Princeton, N.J., 1961). См. также Эссе 5,
5 Как показал Kendrick (Цитируемая работа, pp. 105 и 202)
6 Из-за отсутствия стандартных единиц измерения продукции, правильный коэффициент пересчета в неизменные цены для оценки строительства сконструировать очень трудно. По этой причине, вместо него чаще использует индекс цен строительных материалов и оплаты труда. Такая замена предполагает, что производительность в отрасли остается почти постоянной. См. A. Gordon, "Differential Changes in the Prices of Consumers' and Capital Goods," The American Economic Review, Vol. LI (December 1961), pp. 937-57.
7 Из-за этих сложностей вооружения Советов были полностью исключены из наиболее всестороннего исследования советского машиностроения, Richard Moorsteen, "Prices and Production of Machinery in the Soviet Union, 1928-1958" (Cambridge, Mass., 1962), и из индекса Kaplan-Moorsteen для промышленного производства Советов в таблице 9.10
8 Важность отраслей с высоким приростом основного капитала для развития экономик, была подчеркнута советским экономистом (или инженером) Г.А.Фельдманом, в серии статей, опубликованных в советском журнале "Плановое хозяйство" в 1928-29 годах, и ставших моей отправной точкой при обдумывании этого эссе. Я обсуждал его статьи в своей работе "A Soviet Model of Growth",опубликованной в сборнике "Essays in the Theory of Economic Growth" (New York, 1957), pp. 223-61.
9 Из данных Советов также были удалены субсидии. Нелегко было найти точные величины налога с оборота по конкретным товарам. Например, в 1937 году на уголь и сталь они составляли 0.5 процента, на большинство оборудования - 1.0 процент, на кожаную обувь налог с оборота колебался от 17 до 35 процентов, а на многие типы хлопковых тканей, по крайней мере, в отдельные периоды года он составлял 44 процента и выше. Abram Bergson, "The Real National Income of Soviet Russia Since 1928" (Cambridge, Mass., 1961), p. 106.

Очень интересное положение может быть создано путем удаления американских косвенных налогов. С другой стороны, рост доходов от потребительских товаров в Советском Союзе значительно превышал рост доходов от средств производства. В 1959 году эти показатели составляли 29.7 и 18.4 процента, соответственно ("Народное хозяйство СССР в 1960 году", стр. 144), хотя и неясно, относились ли они к валовому или к чистому налогу с оборота. Я не знаю относительного распределения роста доходов в Соединенных Штатах. Обычно предполагается, что конкуренция препятствует заметному и долговременному диспаритету между различными отраслями. Это может соответствовать действительности, а может - и нет. Фактически, проблема гораздо сложнее. В направлении уравнивания стремятся не доходы с продаж, а доходы с вложенного капитала, или даже чистые активы. Даже при равновесии они могут изменяться в зависимости от вовлеченного риска, что мешает получению четкого критерия для оценки значимого отклонения от "нормального" роста. Еще более усложняет вопрос и то, что доходы от налогов с оборота в Советском Союзе упали с 58.7 процентов от всех доходов государства в 1940 году до 40.7 процента в 1960 году, а доходы с прибыли при этом выросли с 12.1 процента до 24.2 процентов. По мере сохранения этой тенденции становится необходимым определенное переосмысливание всей задачи правильной корректировки цен у Советов.
10 Влияние скорости роста валовых инвестиций на показатель амортизации валовых инвестиций описано в моей работе "Depreciation, Replacement and Growth", Упомянутый источник, pp. 154-94.
11 В этой связи, если "усилия" понимаются в смысле "жертвы", то сравнение в действующих ценах (колонка 1) может быть более осмысленно. Если мы понимаем "усилия", как вклад в рост, то более релевантной являются колонки 3 или 5. Это только одна интерпретация, читатель же может иметь свою.
В последнее время очень популярной среди экономистов стала связь между приростом капитала и технологическим прогрессом, которая всегда была привлекательным предметом. См. статью M. Solow, "Technical Progress, Capital Formation, and Economic Growth" в American Economic Review Papers and Proceedings, Vol. LII (May 1962), pp. 76-92.
12 Simon Kuznets, "Capital in the American Economy: Its Formation and Financing (Princeton, N.J., 1961), pp. 114-17; Daniel Creamer, "Capital Expansion and Capacity in Postwar Manufacturing", National Industrial Conference Board Studies in Business Economics, No. 72 (New York, 1961).
По сравнению с другими странами, у Советов отношение прироста валового капитала к валовому национальному продукту велико, но это не уникальное явление. В период 1950-59 годов отношение прироста валового капитала к валовому национальному продукту составило 28.4 процента в Австралии, 28.5 процентов в Японии, и 29.7 процента в Норвегии. См. "United Nations World Economic Surwey", 1960, таблица 1.1, p. 16.
13 Относительный рост цен на продукцию тяжелой промышленности был частым явлением. Он наблюдался в Канаде в 1870-1953 годах, в Швеции в 1873-1938, в Дании между 1890-1899 и 1947-52 годами, и в Великобритании в период с 1890-99 по 1946-52 годы. С 1953 по 1959 годы он имел место в Бельгии, Германии, Нидерландах, Норвегии, Канаде и Соединенных Штатах. Обратная ситуация наблюдалась в Австралии, Дании, Франции, Италии и Швеции. См. R. A. Gordon, цитируемая работа. Этот вопрос заслуживает дальнейшего исследования.
14 Темпы роста Советов были близки к показателям Германии в 1950-59 годах и Японии в 1951-59. Валовой внутренний продукт при постоянных издержках в Германии вырос до 7.2 процентов (в ценах 1954 года), а в Японии - на 8.4 процента (в ценах 1955 года). Промышленное производство (шахты, обрабатывающая промышленность, строительство и общественные предприятия) выросли в Германии на 8.8 процента, а в Японии на 10-11 процентов. См. статью Evsey Domar "Economic Growth and Productivity in the United States, Canada, United Kingdom, Germany and Japan in the Post-War Period" (Capitalism, socialism, and serfdom. Cambridge University Press, 2008. p. 91-106), таблица 6.1.
15 Все эти выводы, благоприятные или неблагоприятные для Советского Союза, в значительной степени зависят от метода измерения и выбора базисного года. Так Bergson, чья осторожность и добросовестно уникальны для его профессии, экспериментировал с рядом альтернативных предположений, и обычно представлял несколько оценок большинства своих результатов. Среди них я отобрал те, которые опирались на 1937 год, лежащий в середине рассматриваемого здесь периода. Это с большей вероятностью дает более обоснованные результаты, чем использование в качестве базисного более раннего года, например 1928 (когда индустриализация Советов только начиналась), или более позднего, такого, как 1955. Даже используя 1937 год, Bergson часто приводит несколько альтернативных расчетов. Обычно я пытаюсь придерживаться среднего курса, и выбираю те из них, которые основаны на наиболее разумных предположениях. Но следует отметить, что если бы я взял за основу 1928 год, то показатели советской экономики выглядели бы еще лучше. Но то же самое верно и для американской экономики, если в качестве базисного года был бы выбран год начала американской индустриализации.
В качестве классического примера важности разных наборов весов при построении показателей, что стало известным, как "эффект Гершенкрона", можно обратиться к его исследованию "Dollar Index of Soviet Machinery Output, 1927-28", опубликованному RAND Corporation, Report R-197 (Santa Monica, Calif., April 6, 1951).
16 Kendrick, цитируемая работа, таблица 45, pp. 166-67; Kuznets, цитируемая работа, таблица 6, pp. 80-81 и 216.
Поведение фондоотдачи американского капитала достаточно чувствительно к использованным концепциям (таким как вся экономика, частный сектор экономики, определенные сектора частного сектора, чистая и валовая амортизация и т.п.), не говоря о степени использования основного капитала. Поэтому, описания, приведенные в тексте, должны восприниматься с осторожностью.
17 См. Norman M. Kaplan, "The Stock of Soviet Capital on January 1, 1960," доклад на Конференции по экономики советской индустриализации, Conference on Economics of Soviet Industrialization, Princeton, N.J., May 1961.
18 Bergson, цитируемая работа, таблицы 83 и G-l, pp. 301 и 392; Kuznets, цитируемая работа, таблица 14, pp. 146-147. Точное поведение американских отношений (и, вероятно, также и советских) зависит от использования текущих или постоянных цен, но, выраженные любым их этих способов, американские соотношения продолжали падать.
19 Это весьма приблизительные оценки, которые нельзя однозначно сравнивать. Данные, на которых они основаны, взяты из следующих источников: "Народное хозяйство СССР в 1960 году", стр. 92-3; Nancy Nimitz, "Soviet National Income and Product", 1956-1958, The RAND Corporation, RM-3112-PR (Santa Monica, Calif., June 1962), таблица 3, p. 11; "Statistical Abstract of the United States", 1961. таблицы 412 и 443, pp. 302 и 324.
Аналогичные выводы сделал Robert W. Campbell, "A Comparison of Soviet and American Inventory-Output Ratios" The American Economic Review, Vol. XLI (September 1958), pp. 549-65.
20 Источники: "Народное хозяйство СССР в 1960 году", стр. 698, 709; "Statistical Abstract of the United States", 1961, таблица 657, p. 494; "Economic Indicators", July 1962, p. 19. Советские данные не включают колхозные рынки.
21 См. Сноску 4
22 См., однако, сноску 15
23 Эту величину доли у Советов можно понять, так как в знаменатель включены высокие налоги с оборота и подоходный налог в отраслях, выпускающих потребительскую продукцию. Но даже удвоение или утроение этой доли не позволяет догнать аналогичный показатель Америки. Последний состоит из двух компонентов: фактическая заработная плата - 10.9 процентов, и 2.6 процента неявных заработков собственников. Эти величины объединены, исходя из предположения, что средние заработки собственников и рабочих розничной торговли равны, что не обязательно верно. Поэтому, результирующая сумма в 13.5 процентов не точная, хотя ошибка здесь невелика. Источники: "Народное хозяйство СССР в 1960 году", стр. 710; "Statistical Abstract of the United States", 1961, таблица 1159, p. 833.
24 Cf. Marshall I. Goldman, "The Cost and Efficiency of Distribution in the Soviet Union," The Quarterly Journal of Economics, Vol. LXXVI (August 1962), pp. 437-53.
25 Эти методы детально описаны в ряде источников, которыми пользовался Kaplan, и которые цитируются в его цитируемой здесь работе.
26 Там же, pp. 51-55. Kaplan также включает постройку строений на фермах, первоначально исключенную из показателей американского жилищного строительства. Весьма вероятно, что американское жилищное строительство должно представлять более крупную долю от общего капитала.
27 Если через K и L обозначить капитал и трудовые ресурсы всей экономики, а через Kj and Lj - те же переменные в конкретном секторе экономики, то мы будем иметь (Kj/K)/(Lj/L) = (Kj/Lj)/(K/L).
28 Перед тем, как мы перейдем к Таблице 9.9, следует отметить, что мы не пытаемся анализировать структуру выпущенного в обеих странах металла и произведенной металлической продукции. Обе страны могут иметь различную смесь продукции, учет которой мог бы устранить или увеличить разницу этих соотношений. Здесь уместно напомнить читателю о моей просьбе не слишком серьезно воспринимать данное эссе.
29 Nestor E. Terleckyj обнаружил небольшую положительную корреляцию между показателями роста индекса валовой производительности и отношениями затрат на исследовательские и конструкторские работы к продажам (или персонала на таких работах к общему количеству отработанных человеко-часов). Kendrick, цитируемая работа, pp. 179-88. Это побудило меня составить Таблицу 9.9, но, как будет показано в тексте, результаты оказались неудовлетворительными.
30 См. сноску 3.
31 Kendrick обнаружил, что коэффициент корреляции между общей производительностью и производительностью труда в период 1899-1954 годов составлял 0.9. Там же, p. 155.
32 Moorsteen, цитируемая работа, p. 4; G. Warren Nutter, "The Growth of Industrial Production in the Soviet Union" (Princeton, N.J., 1962), pp. 54, 82
33 Kendrick , цитируемая работа, p. 146.
34 Nutter, цитируемая работа, p. 242.
35 См. статью Solow, в сноске 11
36 Nutter, цитируемая работа, pp. 76-80; Moorsteen, цитируемая работа, p. 51. Во время дискуссии, последовавшей после презентации данного эссе на Конференции, профессор Postan отметил, что политика Советов заключалась в том, чтобы сконцентрироваться на крупномасштабном производстве относительно простых универсальных машин, а более сложные и специализированные машины они предпочитали импортировать.
37 Эта проблема не нова в экономическом анализе, и в литературе уже обсуждались ее различные аспекты. См., например, работу George Terborgh, "Dynamic Equipment Policy" (New York, 1949), относящуюся к политике оптимальной замены в машиностроительной фирме. В некотором смысле аналогичный подход предпринят в работе Vernon L. Smith, "The Theory of Investment and Production," The Quarterly Journal of Economics, Vol. LXXIII (February 1959), pp. 61-87. Оптимальная частота изменения продукции в машиностроительной фирме обсуждалась в многообещающей статье William H. Brown, Jr., "Innovation in the Machine Tool Industry," The Quarterly Journal of Economics, Vol. LXXI (August 1957), pp. 406-25. Я еще не встречал описания решения этой проблемы с точки зрения максимизации скорости роста экономики, но не удивился бы, узнав, что такое исследование существует.


Просмотров: 12185

Источник: Evsey Domar. Special features of industrialization in planned economies: a comparison between the Soviet Union and the United States / Capitalism, socialism, and serfdom. Cambridge University Press, 2008. p.143-175



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 0
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
X